Category: цветы

Category was added automatically. Read all entries about "цветы".

Облака розового нежный лепесток…

    В конце зимы 1974 года наша семья получила новую квартиру в одиннадцатиэтажном доме по улице Мира (нынешней Кулиева), которая этим самым домом, ставшим по нумерации третьим (ближе к проспекту Ленина было оставлено, да так и сохранилось, место для постройки еще одного дома) и началась. Немалое пространство – прямоугольник от проспекта Ленина до улицы 50-летия ВЛКСМ (нынешней Шортанова), с одной стороны, и от проспекта Мира до улицы Карашаева (ранее она называлась Горный проезд) с другой, было абсолютно свободным. Впрочем, что значит свободным – с правой стороны располагалась и сейчас находится Ореховая роща, а вся левая сторона этого огромного четырехугольника была засажена плодовыми деревьями, относящимися к ведению селекционной станции.




    Росли здесь преимущественно сливы. Низкорослые деревья ровными рядами доходили по горизонтали до Ореховой рощи, а по вертикали – подходили практически к нашему дому. Их голые кроны на белом покрывале зимы напоминали черные окошки шахматной доски. При долгом смотрении они начинали рябить, сливаясь в конечном итоге и создавая тот самый эффект, который офтальмологи именуют «мушки перед глазами».
Одним словом, картина, которую я видел каждое утро просыпаясь (мой диван стоял непосредственно у окна, которое оказалось практически на его уровне), отнюдь не вдохновляла: хоть высоко и обзор прекрасный, а смотреть толком не на что.


   Collapse )

НА ПУТИ К УРАНОВЫМ РУДНИКАМ. Часть 2-я из 4-х

Отчет об этой экспедиции не был написан по свежим следам - не хватало информации; но сегодня она есть и пришло время вспомнить о том. что вместилось в один из июньских дней этого года. Обещаю - будет интересно.

....В самом начале пути к ним еще теплилась надежда, что в этот раз нам не придется штурмовать горы – все-таки по дороге, пусть даже с обвалившимися участками, идти кула легче, чем взбираться на скалы, крутизна которых составляет под и за сорок градусов.
    Надежда эта приказала долго жить уже в начале пути – от дороги, ведущей некогда к шахтам, внизу остались лишь небольшие участки, а на втором-третьем изгибе вообще никаких следов. Каменные завалы – многочисленные и мощные – не только скрыли дорожное полотно, а стали продолжением склонов, по которым его проложили.
    Идти по ним не представлялось никакой возможности. Двинулись просто вверх, так как никакой тропинки не наблюдалось Впереди Муаед и Джабраил, за ними я и Александра, любительница приключений из Прохладного.



    Первое с чем столкнулись – сплошные заросли рододендронов,вставшие по пути. И их не обойти, так как они лежат сплошным ковром.
    Как известно, рододе́ндрон кавка́зский – вечнозелёный кустарник из семейства вересковых; является представителем горно-лугового субальпийского ландшафта..
    Стебель у рододендрона лежачий, это низкорослое растение, хотя, случается, достигает более чем полуторометровой высоты. Как в нашем случае – в иные моменты цветы касались наших лиц.

Collapse )

ХРИЗАНТЕМЫ ДЛЯ БЕТАЛА

  В мае прошлого года нашему выдающемуся поэту Беталу Куашеву был установлен памятник, к которому автор этих строк был непосредственно причастен. Хотелось отдать должное человеку, оставившему немеркнущий свет в кабардинской словесности.
  Когда обдумывал, как обустроить место рядом с памятником, представлялось, что сюда будут приходить молодые поэты, садиться на лавочку, вглядываться в портрет Бетала, читать стихи поэта и делиться с ним своими строчками.
  Так уж получилось, что не сложилось. То ли идея не затронула души молодых, то ли те, кто пишет стихи, стали наперечет.
Мечтал я и о том, что после резонансного установления нового памятника, сюда будут чаще заглядывать те, кто знает имя Бетала Куашева, кому дорого его слово.
И тоже не сложилось.



    Лишь раз за прошедшие полтора года появились цветы на его могиле и я не знал, да и сейчас не знаю, кто их принес. Зато знаю другое – сегодняшние хризантемы на упавшей звезде, символизирующей короткую, как сгоревшая комета, жизнь Бетала, от его поклонницы, молодой кабардинки. Не буду называть ее имя, да и она сама бы не захотела этого.Мы познакомились в прошлом году; после прочтения книги о Куашеве, которую я раздавал всем пришедшим на открытие памятника, общались, много говорили о поэте.

Бетал вошел в жизнь моей визави, стал ее собеседником и спутником. Она вспоминает о нем не от случая к случаю, а постоянно, ибо обращена к высокому и чистому. Особенно ей нравятся беталовские строчки в переводах Инны Лиснянской. И это понятно – они о любви. Той любви, которая движет солнца и светила. О любви, без которой и свет не мил, и жизни нет.

Collapse )

ПО ДОРОГЕ К ГОРЕ, КОТОРАЯ РОЖДАЕТ КАМНИ...

   Ночью выпал снег, но его белизна еще больше подчеркнула приметы весны. Они на каждом шагу: распустились первые цветы. И это, как ни странно, не подснежники, а фиалки. Целые поляны ярко-синих крошечных цветочков ложились нам под ноги, да так, что было боязно ступить, дабы не вдавить в землю эту нежную и беззащитную примету пробуждения природы.



   Ярко-желтый весенник еще одинок, хотя, как нам говорил Ахмед (он долгие годы проработал в этих местах егерем), уже во второй половине апреля (весна в этом году невероятно ранняя) здесь будут расцвечены им целые поляны.


Collapse )