Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

«Мокрая курица» на нальчикской сцене


Чуть более 150 лет назад, весной 1869 года, некто Поливанов опубликовал в газете «Терские ведомости» весьма любопытную заметку, рассказывающую о театральной жизни Нальчика. Понятно, что никакого театра в слободе в те годы не было, но постановки самодеятельных артистов шли регулярно. Причем пьес, пусть и одноактных, ставилось великое множество.
Впрочем, судите сами.
«Нальчик. 19 марта 1869 г.


Нынешний сезон общественных увеселений завершился в нашем укреплении семнадцатым собранием. Танцы длились почти до утра; туалет барынь, хотя не может состязаться в щегольстве с туалетом Владикавказской публики, зато богатство заменяется здесь вкусом и простотой соответственно средствам. Общество наше живет в мире и патриархальном согласии и если например дама во время танцев не подаст кавалеру своих рук, то такой пассаж возводится на степень великого скандала, хотя бы обстоятельства это произошло по приказанию мужа, заботящегося о сохранении целомудрия жены. Сообщения между жителями поддерживается домашними животными и то только днем по тропам, проложенным животными. Есть публичная библиотека, доступная для всех и без платежа рублевого штрафа за вход как это заведено во Владикавказе, отчего большинство заезжей публики, не успев попасть в число членов тамошнего клуба, вынуждено развлекаться в заведении Астафича.
Collapse )

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ КАБАРДИНСКОГО ТЕАТРА

  В нальчикском издательстве Марии и Виктора Котляровых вышла книга «Хаджи-Муса Мидов: Публицистика. Дневники. Письма. Она составлена на материалах творческого наследия Х. Х. Мидова (1910-1997), известного театрального режиссера. Кандидат филологических наук Марьяна Шакова подготовила это мемориальное издание, снабдив его предисловием и комментариями; она же перевела тексты, написанные на кабардинском языке.
  Работу предваряет хроника жизни и деятельности режиссера. Далее следуют шесть разделов – «Очерки», «Статьи», «Выступления», «Рецензии», «Дневники. Записки», «Письма».
Материалы по истории становления национального театра и драматургии, опубликованные в свое время Х. Х. Мидовым на страницах периодической печати, помещены в разделе «Статьи». Собранные воедино, они создают целостную картину деятельности Кабардино-Балкарского госдрамтеатра со дня основания до 60-х годов XX века.




  «Дневники» и «Письма» – документальные свидетельства жизни людей целой эпохи. По ним можно проследить хронологию жизни и деятельности не только Х. Х. Мидова, но и его современников.
    Содержание разделов «Очерки», «Статьи», «Письма» на кабардинском языке переведены на русский и даются синхронно по ходу изложения. В заключении даны подробные комментарии, библиография. В качестве иллюстративного материала прилагаются фото из семейного архива Мидовых.
    Книга «Хаджи-Муса Мидов: Публицистика. Дневники. Письма» имеет не только историко-культурную, а и практическую значимость. Она может быть использована в спецкурсах вузов при изучении истории национальной драматургии и театрального искусства.

БЫЛИ И НЕБЫЛИЦЫ ТЫРНЫАУЗА

  Книга актера и режиссера Георгия Налоева о городе его юности только что вышла из печати в нашем издательстве

  Георгий Налоев известен в Кабардино-Балкарии как актер театра и кино, как педагог, отдавший многие годы воспитанию молодежи.
Студентом исторического отделения КБГУ играл в театральной молодежной студии Нальчика, организованной тогдашним выпускником ГИТИСа Валентином Тепляковым. Гражданский пафос, экспериментальный дух того коллектива и знания, полученные за годы последующего обучения в ГИТИСе, Георгий пронёс через последующие десятилетия своего творчества и педагогической работы.



  Театр юного зрителя, созданный им самим, дарит сегодняшнему зрителю заряд позитива и веры в возможность личного духовного совершенствования.
    Эта книга - первый опыт публичного литературного самовыражения.
Как справедливо заметила Валентина Дулаева, филолог и сокурсница Георгия, в тырныаузских былях воссоздана атмосфера эпохи СССР : нравы небольшого города горняков. И такая святая тогда вера в партбилет ...И нежное чувство к голубям…и образы городских сумасшедших…и бесшабашная смелость пацанов… и врожденная гордость горцев…
    Все это передано так просто, с такой искренней любовью к городу детства!

МУСА ИБРАГИМОВ – НЕСОСТОЯВШИЙСЯ ТЕАТРОВЕД?

    В издательстве «Композитор» (Санкт-Петербург) в 2011 году вышла книга «Дмитриевский Виталий Николаевич. Жизнь в эпизодах».
Вот что говорится в аннотации: «Виталий Николаевич Дмитриевский — по профессии театровед, социолог. Однако в этой книге он вспоминает о своем детстве, прошедшем в довоенном и блокадном Ленинграде, о мытарствах эвакуации, которые привели его семью в оккупированный Пятигорск. О не- легком пути назад, в послевоенный город, в интернат ленинградской Капеллы, позднее в аудитории Театрального института имени А.Н.Островского на Моховой. Повседневный домашний, дворовый, школьный, студенческий быт, вхождение в профессию даны через яркие детали «уходящей натуры». Герои книги — родные и соученики, учителя и наставники, друзья и коллеги, люди ис- кусства и науки, наконец, представители официальных инстанций. Личные, субъективные воспоминания автора, охватывающие период 1930–70-х гг. созда ют многослойную и драматичную картину времени и поколений, ныне ставших историей».


    Вот эпизод, который привлек мое внимание.
    «…В первых числах марта 1953 года я явился в институт уже в полноправном качестве. Курс небольшой: четверо ленинградцев, четверо представителей братских республик — Ростислав Горяев из Риги, Николай Рыбаков из Йошкар-Олы, Фаиз Вахитов из Татарии, Муса Ибрагимов из Кабардино-Балкарии — «национальные кадры». Муса приехал по комсомольской путевке поступать в сельскохозяйственный институт — на родине он умудрился совмещать учебу в аульской школе с пастушеством в горной долине. Но в Ленинграде заблудился, устал, увидел вывеску: Институт — вошел, показал направление обкома комсомола, получил койку в общежитии и оформился «на театроведа». Русский язык он знал на уровне базара, где торговал с братом по воскресеньям, о театре имел смутное представление, но парень был добрый, отзывчивый, подвижнически боролся со сном на семинарах и лекциях, скучал по природе и к общей нашей радости с удовольствием ездил по разнарядке в колхоз на сезонную уборку картошки, на сортировку урожая в овощные базы. Городская жизнь его угнетала. После второго курса Муса уехал домой на каникулы и обратно не вернулся».
Может, кто-нибудь знает, как сложилась дальнейшая судьба Муссы Ибрагимова.

Фотография соответствует времени, о котором идет речь

"РУССКО-АЗИАТСКАЯ КУХМИСТЕРСКАЯ" В АТАЖУКИНСКОМ САДУ

    Тексты из планируемого к выходу фотоальбома "Любимый Нальчик" о прошлом и настоящем нашего родного города, на который наше издательство объявило подписку

Яков Абрамов
      Двадцать лет назад, когда я впервые был в Нальчике, никому и в голову не приходило, что здесь может образоваться новый курорт. В 1888 г., когда я был здесь в последний раз, я встретил уже несколько семей, приехавших из Москвы и некоторых других городов с целью провести лето в условиях горной лечебной станции. В нынешнем же году, ко времени моего приезда (середина июля) в Нальчике было уже несколько сот «курсовых» (слово это уже получило здесь права гражданства).

           1925335_1573419126239875_1981257536366824286_n



      …От станции «Котляревской» Владикавказской железной дороги до Нальчик (50 верст) нас везла прекрасная коляска, запряженная четверкой лошадей, переменявшихся на полпути. Мы ехали втроем, но коляска была рассчитана на пять пассажиров. За такую коляску берут 5-6 руб., а когда наплыв едущих в Нальчик бывает более значителен, цена коляски доходит и до 7 руб.

Collapse )

Эмиль Ленц: "НЕГОЖИ СТАТЬ ДАЖЕ КАРЛАМИ" (пажами)

     Продолжение материала НАЛЬЧИК - ЛУЧШИЙ ПАНОРАМНЫЙ ПУНКТ В ЕВРОПЕ.

   ...Обзор этой волшебной панорамы сделал в книге «По Кабардино-Балкарии» известный натуралист Георгий Подъяпольский. Нам остается только воспроизвести его описание. Итак: «с запада взору представляется: Кара-Кая и Ак-Кая – на Скалистом хребте (он ближе всех); затем снежная гора Гестола – на Главном хребте (самом дальнем); в центре всей панорамы – Дых-Тау и Коштан-Тау. Последняя выглядит, как сахарная пирамида. Эти горы и ряд вершин между ними расположены на Боковом хребте, который ближе Главного и выше. Левее, на Скалистом хребте, выступа-ют желтоватые вершины Суук-Кая и Ит-Кая. И снова – Боковой хребет, и на нем грандиозные, со многими вершинами горы – Гюльчи и Суган, «а там вдали грядой нестройной, но вечно гордой и спокойной, – сказал, глядя на них из Пятигорска, Михаил Юрьевич Лермонтов, – тянулись горы и Казбек сверкал главой остроконечной», – который в хорошую погоду отсюда тоже бывает виден, он и завершает всю горную панораму, видимую из Нальчика. Протяженность ее – 150 километров, а расстояние от наблюдателя: Скалистый хребет – 35–40 километров, Боковой – 80, Главный – 100 км. Высота вершин на Скалистом превышает 3000 метров, на Боковом – 5000, на главном – около 5000 метров».

с_проспекта

   Неповторимой свитой назвал наши пятитысячники путешественник Эмиль Ленц, один из участников состоявшейся в 1829 году знаменитой экспедиции Эммануэля: «Вспоминается мне блаженный час созерцания первых виденных мною снегов вершин островов Тенерифа. Мнилось совершенством натуральной природы. Майн готт, да они негожи стать даже карлами в свите Эльбруса!».

Collapse )

Спектакль под названием жизнь…

  В 1935 году при Государственном институте театрального искусства им. А. В. Луначарского были открыты кабардинская и балкарская студии. 29 июня 1940 года состоялся торжественный выпуск актерского факультета, на котором с творческими рапортами выступили выпускники кабардинцы (28 юношей и девушек) и балкарцы (их было 30). Именно из них был создан Кабардино-Балкарский государственный драматический театр с двумя труппами. Уже в августе началась подготовка к первому театральному сезону.
 Кабардинская труппа готовила к его открытию (оно проходило два дня – 26 и 27 октября 1940 года) пьесы Бомарше «Безумный день, или Женитьба Фигаро», А. Н. Островского «Таланты и поклонники», 3. Кардангушева «Каншоуби и Гошагаг».
  Почему в репертуар включили именно «Женитьбу Фигаро» находим ответ у кабардинского драматурга и искусствоведа Аскерби Шортанова: «...Развить у молодых артистов такие качества, как гибкость, изящество, остроумие, весёлость и сделать это на базе глубокого реализма»; «обнаружить у актёров-студийцев прирождённые особенности кабардинского характера и через это нащупывать типические черты национальной формы театра».
 Известно, что во время эвакуации в Нальчик «Женитбу Фигаро» посмотрел знаменитый театральный деятель Владимир Иванович Немирович-Данченко. 21 сентября 1941 года он (в письме к художественному руководителю кабардинской труппы А. А. Ефремову) поделился своими впечатлениями: «Не ожидал, что встречу в Нальчике такую школу, такое хорошее направление реального искусства: просто, искренно, с хорошим поведением на сцене; то есть точный и уверенный объект, ясная задача, неплохой жест, хороший темп.
  Главное общий тон спектакля. Тут и заражающая любовь к делу, и верно схваченное ощущение автора».
Пройдоху Фигаро в том спектакле с блеском сыграл Мухарби Сонов, впоследствии народный артист РСФСР. Но был еще другой исполнитель, не менее достойно справлявшийся с этой ролью, но не получивший впоследствии никаких званий, так как в день проведения спектакля он находился в …немецком плену.
  Перед нами фотография, на которой сцена из спектакля чудом сохранившаяся, прошедшая через горнило тяжких испытаний, выпавших на долю ее владельца, она запечатлела счастливые мгновения актерского перевоплощения, радость творчества. Надпись на оборотной стороне снимка гласит: «Кабардинская студия. Сцена у зеркала. Фигаро Лакунов (стипендиат им. Станиславского). Сюзанна Кушхова. Художественный руководитель А. А. Ефремов, режиссер Н. В. Пажитков».

кабард фигаро 2

  Collapse )