Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

ПОДЗЕМНЫЙ ГОРОД, КОТОРЫЙ МЫ ОБЯЗАТЕЛЬНО НАЙДЕМ

Заключительная публикация
Первым делом Муаед показал нам огромный камень поверху которого были выбиты пазы. Понятно было, что ровная стена этого валуна служила ведущей опорой для навеса, который соорудили жившие здесь некогда люди. Но это было нам не так важно. А вот монолиты, разбежавшиеся по гребню, представляли куда больший интерес. Земля словно выдавила их из себя, выстроив один за другим нескончаемым рядом. Получилась своего рода защитная природная стена с тыльной стороны практически сравнявшаяся по высоте с самим гребнем, а с внешней начинающаяся на 8-10 метров ниже.


И там, у основания монолитов, нас ожидало самое интересное: уходящие глубоко вниз щели, заканчивающиеся пещерами. Как рассказал Муаед, одну из этих щелей исследовали москвичи – мои хорошие знакомые из экспедиции «Достояние планеты». Они в августе этого года приезжали в наши места. Мы пытались найти туннель, который некогда существовал на перевале Актопрак. Вход в него начинался у одноименного селения, ныне не существующего. Протяженность составляла где-то около четырех километров. Туннель был не рукотворный и невысокий – его пробила вода, которая и продолжала по нему течь, поэтому через подземный путь пускали только крупный рогатый скот.
Collapse )

МЕНГИР ВЕЛИКАН

Наша сегодняшняя поездка к самому большому в Кабардино-Балкарии менгиру в урочище Тууз-Сырт
Самый большой менгир в Кабардино-Балкарии находится в верховьях селения Нижний Чегем. Его высота (над землей) ровно 4 метра. Метр, а скорее полтора метра (вес менгира несколько тонн, поэтому его надо было закапывать для равновесия достаточно глубоко) находятся в земле. Ширина на уровне метра от земли примерно около 4 метров, на уровне полутора метров – 3 м 70 см.. Обхватить его под силу трем взрослым людям.



Форма у него не круглая, как у джилысуевских истуканов, кстати говоря, выглядящих карликами в сравнении с этим гигантом, а вытянутая, чем-то напоминающая доисторический каменный нож огромных размеров. Такие же суженные по ширине края и верх, завершающийся конусом. Видны следы ручной обработки, причем достаточно объемной и многотрудной – древние мастера немало времени отдали как грубой каменотесной работе, так и тщательной шлифовке. Но детализации, как и надписей, нет – это именно камень, которому придана определенная форма.Менгир, если смотреть на него со стороны селения, наклонен чуть назад и влево: скорее всего он покосился от времени, силы ветров, обилия дождевой и снеговой влаги.
Collapse )

ЕСТЬ ЛИ ПОДЗЕМНЫЕ ГОРОДА В КАБАРДИНО-БАЛКАРИИ?


Часть третья
Мы остановились на том, что возможно перед нами земледельческие террасы.
Террасное земледелие означает расположение культивируемых полей на нескольких уровнях гор в виде широких ступеней. Культура эта является одной из особенностей традиционного природопользования. Считается, что возникла она на Ближнем Востоке, распространившись впоследствии по так называемому золотому поясу древних земледельческих цивилизаций, опоясывающему «земной шар и образуя концентрированные очаги гигантских террасных лестниц в Ливане, Йемене, на Филиппинах, в Сычуане и других горных провинциях Китая, Перу, Боливии и т.д.».


Более того, «из всех известных следов деятельности человека на земной поверхности террасирование полей является наиболее глубоким и обширным». Этот метод использовался в Южной Америке еще со времен древнейших индейских государств, в древних Вавилоне, Риме, Англии (терраса называлась lynch). Особенно широко было распространено террасное земледелие на Кавказе.
В Кабардино-Балкарии земледельческие террасы встречаются повсеместно на среднегорных плато и на склонах горно-долинных котлованов, где они располагаются амфитеатрами. Представляют они из себя небольшие площадки, размежеванные травянистыми сенокосными склонами (их называют «откосами»). Всех интересующихся этой темой отсылаем к одному из наиболее информационно насыщенных трудов в данном направлении – докладу М. К. Гегешидзе «Террасное земледелие на Кавказе», сделанному на седьмом конгрессе антропологической и этнографической наук (Москва, 1964).
Collapse )

«БОЛЬШАЯ КАБАРДА ВЫСТАВЛЯЛА БОЛЕЕ 30 000 ПАНЦЫРНИКОВ И НАЕЗДНИКОВ»

В журнале «Русская старина» (№ 4 за 1895 год) опубликованы «Записки Иосифа Петровича Дубецкого», написанные им в декабре 1850 года в Тамбове. Продиктованы они были тем, что как пишет сам автор, «расставаться с миром, не оставив по себе памяти, неутешительно для человека, занимавшего некоторую степень в обществе и предназначавшего себя для высшей сферы. По крайней мере я желаю оставить вам, милые дети, хотя краткое сведение о пути, по коему я прошел трудное поприще моей мятежной жизни.


…Проживши более полувека, и я имел на сцене государственной жизни свою роль, — неважную, — это правда; зато был современником событий и в некоторых или участвовал сам, или был очевидцем. Но кто вам об этом расскажет?..
Из официальных документов вы узнаете, что отец ваш, проведши большую часть жизни на службе, был 16 лет на военном поприще и в эту эпоху участвовал в военных действиях с горцами на Кавказе и в турецкую войну, а в продолжение гражданской службы был советником, прокурором, председателем и наконец в вице-губернаторском звании окончил длинный период служения. Но эти указания будут далеко неудовлетворительны.
Collapse )

ЧЕРЕКСКОЕ УЩЕЛЬЕ: ПРИКОСНОВЕНИЕ К ЧУДУ

3. Прошлое живо пока о нем помнят…
Как я уже писал, дорога, идущая по верховьям правой стороны Черекского ущелья, стала более-менее проходимой совсем недавано, после того как здесь установили ЛЭП: подрыли склоны, взорвали нависающие над дорогой глыбы. И теперь подниматься по бегущей серпантином ленте грунтовки по силам даже обычной легковушке, но только с высокой посадкой. Раньше, лет так сто назад, здесь была вначале обычная тропа, которую потом, в первые годы советской власти, расширили и она стала проходимой для бричек.


Впоследствии дорогу забросили и в немалой степени по причине того, что она напоминала о трагедии 1942 года, когда было уничтожено селение Глашево. Это особая тема, которую упоминать всуе нельзя, ибо души невинно убиенных по-прежнему обитают в мертвом ауле.
Collapse )

АЛИ – СЫН ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ…

…Помните ли вы, что сегодня день рождения Али Шогенцукова?
Знаете ли вы, что сегодня ему исполнилось 120 лет?
Я просмотрел сегодняшние республиканские газеты («Советская молодежь», «Горянка»), программу Радио КБР. Поднял вчерашнюю «Кабардино-Балкарскую правду». Имени Али в них нет. Забыли? Приурочат публикации к юбилейным торжествам, которые намечены на 9-10 ноября? Да, конечно, так и будет. Но ведь память нельзя приурочить к чему-то. Она или есть или ее нет. Она не может быть избирательной. Печально, что имя Али все чаще связывается с датами (юбилеями), обязанностью (положено знать по учебной программе), а не с потребностью – жить его стихами. Ведь другого основоположника литературы у кабардинцев нет.



Может, я излишне категоричен? Может, я ошибаюсь? Но вспоминается 2000-й год, прошедший в республике под знаком Али. Вспоминаются многочисленные книги, публикации, собрания, посвященные столетию классика. Конечно, сейчас другое время. Кроме того на все наложила свой отпечаток пандемия. Но ведь вспомнить о поэте можно не только громогласно, но и кулуарно. Прочитать его стихи, пройтись по биографии. Вспомнить не для того, чтобы отметить дату. А для себя. Для души. Для сердца. Но только в том случае, если оно, сердце, не может обойтись без строчек Али.
Collapse )

ЗАБЫТЫЙ ЛОХРАН


Лохран – это пастбища в пойме реки Малка. Известны Большой, Малый и Лишний Лохран.
Дорога, по которой можно сюда попасть, знакома ныне многим нальчанам, направляющимся в Северное Приэльбрусье к источникам Джилысу. От трассы до селения Каменномостское и далее до Кичмалки она асфальтирована, далее – более 20 километров – грейдерная, но достаточно накатанная. Не доезжая километра два до бывшего штаба пастбищ, с левой стороны имеется указатель, что здесь начинается охранная зона.


По этой дороге, которую обычный транспорт не осилит, настолько она разбита и давным-давно не приводилась в порядок, надо проехать около восьми километров. Промежуточным ориентиром послужит шлагбаум, который не преодолеть (он поставлен в месте, где по бокам от дороги скала и овраг), если он будет закрыт. Ждать, что кто-то проедет и откроет – бессмысленно: если раньше в пастбищный сезон в Лохране множество животноводов, то сейчас только три человека. Но нам повезло – шлагбаум был открыт.
Collapse )

«Мокрая курица» на нальчикской сцене


Чуть более 150 лет назад, весной 1869 года, некто Поливанов опубликовал в газете «Терские ведомости» весьма любопытную заметку, рассказывающую о театральной жизни Нальчика. Понятно, что никакого театра в слободе в те годы не было, но постановки самодеятельных артистов шли регулярно. Причем пьес, пусть и одноактных, ставилось великое множество.
Впрочем, судите сами.
«Нальчик. 19 марта 1869 г.


Нынешний сезон общественных увеселений завершился в нашем укреплении семнадцатым собранием. Танцы длились почти до утра; туалет барынь, хотя не может состязаться в щегольстве с туалетом Владикавказской публики, зато богатство заменяется здесь вкусом и простотой соответственно средствам. Общество наше живет в мире и патриархальном согласии и если например дама во время танцев не подаст кавалеру своих рук, то такой пассаж возводится на степень великого скандала, хотя бы обстоятельства это произошло по приказанию мужа, заботящегося о сохранении целомудрия жены. Сообщения между жителями поддерживается домашними животными и то только днем по тропам, проложенным животными. Есть публичная библиотека, доступная для всех и без платежа рублевого штрафа за вход как это заведено во Владикавказе, отчего большинство заезжей публики, не успев попасть в число членов тамошнего клуба, вынуждено развлекаться в заведении Астафича.
Collapse )

ГЕКСАЛОГИЯ «БАЛКАРИЯ. XX ВЕК»

Мы уже сообщали о том, что нальчикские издатели Мария и Виктор Котляровы подготовили проект, в котором в едином оформлении в течение лета выйдет шесть объемных томов материалов и документов по истории Балкарии в XX веке. В них найдут отражение такие острейшие моменты, как депортация, черекская трагедия, судьбы народных лидеров. Подготовил тома Борис Темукуев.

В начале июня к читателям пришли первые два тома: «Спецпереселены: выселение, возвращение»; в конце июня: два тома «Черекская драма». И вот заключительные тома гексалогии (так называется издание из шести томов): двухтомник «Лица и судьбы». Это монументальное издание, повествующее об известных людях, оставивших след в истории Балкарии, начиная с XIX века и кончая периодом депортации.
Collapse )
.

ЭЛЬБРУСИАДА ПРИМИРЕНИЯ

Часть 4
Об этом необычном восхождении много писали центральные газеты. Местные же практически обошли его стороной. Я нашел в подшивках только один материал – «Эльбрусиада примирения». («Кабардино-Балкарская правда». 1992. 4 сентября). И этому есть свое объяснение. Дело в том, что проведение этой акции не было согласовано с местными властями. В те времена подобное еще случалось. И общественная инициатива шла именно снизу, а не спускалась сверху. И в этой ситуации местные власти, неверно информированные, не дали разрешение на восхождение, более того – попытались воспрепятствовать ей.
О том, с какими проблемами столкнулись организаторы рассказал в своей книге «Как будут без нас одиноки вершины» (Москва, «Русский мир», 2000) легендарный советский альпинист, спасатель Владимир Дмитриевич Кавуненко. (Кстати говоря, 25 июня этого года ему исполнилось 85 лет!) Глава эта, заключающая его книгу, так и называется «Эльбрусиада примирения». Написана она в форме диалога между автором и его собеседником, тоже альпинистом Александром Кузнецовым. А поэтому мы возьмем на себя смелость опустить вопросы и свести ответы к прямой речи главного идеолога «Эльбрусиады примирения».


Итак, «эта идея варилась у меня в голове не день и не два. Промелькнуло сначала: 50 лет со времени боев на Эльбрусе, установка немцами на вершине штандарта со свастикой и снятие его нашими военными альпинистами с водружением советского флага. Мы знаем людей, которые воевали на Эльбрусе и снимали фашистский флаг. Они еще живы, они с нами.
А потом эта идея стала вырастать в Эльбрусиаду, в совместное восхождение на Эльбрус трех поколений альпинистов – наши воевавшие отцы, мы – второе поколение и наши взрослые уже дети – третье. Сыну моему тогда было 36 лет.
Collapse )