Category: музыка

«А жизнь наша тает, тает, в беспредельную ночь убегая…»


    В издательстве Марии и Виктора Котляровых вышла необычная книга – в ней под одной обложкой объединены произведения двух авторов: повесть Галины Мелиховой «Жид, или Кубанский псалом» и стихи певца и композитора из Нальчика Ефрема Амирамова.
Рассказывает главный редактор издательства Виктор Котляров:
    – Галина и Ефрем – родные люди, но не это явилось причиной объединения их творчества под одной обложкой, а тема, красной нитью проходящая через повесть и стихи: народов на Земле столько, сколько требует гармония миров. И никому не позволено разрушать ее. Примером этого святого постулата является судьба отца авторов книги – горского еврея    Григория Тимофеевича Амирамова, организатора, балетмейстера и первого директора Карачаевского Государственного ансамбля песни и пляски, оставившего после войны сцену в знак траура по своей матери и семилетнему старшему сыну, казненных в Богдановке.


  …События, связанные с массовым уничтожением евреев во время Второй мировой войны, остаются одной из самых трагических страниц мировой истории. Они получили название «холокост». За годы холокоста были уничтожены шесть миллионов евреев. 472 из них – в селе Богдановка Ставропольского края.
    …24 сентября 1942 года Богдановка была оцеплена немецкими солдатами. В полдень у здания комендатуры собрали всех трудоспособных мужчин, которых под вооруженным конвоем направили за пределы села на рытье колодца. Всех остальных – стариков, женщин, детей – согнали к зданию школы. Утром 25 сентября мужчины были расстреляны из автоматов. К месту казни доставили всех остальных, где приказали раздеться до нижнего белья и также расстреляли. Грудных детей нелюди сбрасывали в ямы живыми. Очевидцы рассказывают, что на этом месте даже на второй день земля дышала, как живая…
    У Галины Мелиховой это первая книга, у Ефрема Амирамова, более известного как певец (особенно популярна его песня «Молодая») – вторая.

  Заголовком этой заметки стали заключительные строчки из стихотворения Ефрема Амирамова «У обелиска», посвященного памяти 472 жертв трагедии в Богдановке…

ПРИТЯЖЕНИЕ ВАРГАНА

  Четырнадцатый материал из нашей новой книги "Мистическая Кабардино-Балкария"

  …Ноябрьский день выдался таким солнечным и ясным, что не верилось про вчерашнюю минусовую температуру, моросящую мглу да и утренний туман, сопровождавший нас чуть ли не половину пути. Небо было пронзительно чистым, на нем ни облачка и поэтому упиравшийся в прозрачную голубизну двуглавый красавец, сверкающий белоснежьем, был по особому величав и грандиозен: он манил к себе, притягивал взор, будоражил воображение.
    Мы ехали в Северное Приэльбрусье, в место, где автомобильную до-рогу Кисловодск–Джилы-су, пересекает река Харбаз. Наш давний друг и помощник Исуф проработал здесь в октябре около месяца бетонщиком. Заодно, проявляя интерес ко всякого рода необычным объектам, облазил верховья, где, как ему подсказали знающие люди, находятся развалины древних крепостей. Первая из четырех, уходящих по ущелью, расположилась прямо над трассой.

                                                                                                 



    В дорогу мы собрались привычной компанией – Назир Хапаев, главный из наших проводников, его брат и Исуф. Но в конечном итоге – Назир с родственником неожиданно заболели – и поехали мы вчетвером. В том числе водитель и Асият – полная ровесница моей дочери, врач по профессии, углубленная в себя и живущая мечтами о Тибете, где ей должна, в чем она уверена, открыться истина. Молодости свойственно искать истину на стороне, где-там, в далеком далеко, а ведь она всегда рядом – в тебе самом.
    Прочитав одну из наших книг – «Таинственная Кабардино-Балкария» – Асият приложила максимум усилий, чтобы поехать с нами. И ей это удалось. Пишу об этом подробно потому, что последующее в какой-то мере можно связать с присутствием постороннего человека, но связать только в том случае, если попытаться объяснить обыденное и привычное с позиций сверхъестественного. Что заведомо порочно и противоречит объективной практике. Но тем не менее…

Collapse )

НИЖНИЙ КУРП – МИЛАЯ ЗЕМЛЯ!

  Сегодня в селении Нижний Курп состоялась презентация книги Владимира Бесланеева «Нижний Курп. Селение князей Ахловых», выпущенной нашим издательством весной этого года.
  С автором данного труда мы знакомы долгие годы: первые его книги я готовил к печати еще во время работы в ИТЦ «Эль-Фа». Начиная с 2000 года в нашем издательстве (М. и В. Котляровых) вышло уже более десяти его книг.




    И вполне объяснимо, что Володя пригласил на презентацию и меня. Но
я совершенно не предполагал, что происходившее в этот день так глубоко коснется моей скромной персоны. Каждый из выступающих говорил добрые слова в мой адрес. Более того – звучали настоящие панегирики, от которых становилось совсем неловко. Но люди говорили искренни, говорили от души. И за этими словами ощущались не только привычные благопожелания гостю, но и реальное знание газетных публикаций вашего покорного слуги, прочитанных книг. И это было особенно приятно – если ты пишешь в пустоту, если твое слово не находит отклик, значит, оно нужно только тебе.
Collapse )

ДЖИННЫ, ТАНЦУЮЩИЕ У КОСТРОВ


   Часть третья

То, что это костер, не подлежит сомнению. И хоть до него достаточно далеко, но четко видно, как языки пламени вздымаются вверх. Я резким движением подношу бинокль к глазам, лихорадочно фокусирую и от увиденного буквально замираю. Около костра танцуют люди. В отблесках пламени видны их силуэты. Вижу, что танцующие держаться за руки, образуя круг. И этот круг находится в постоянном ритмичном движении. Сколько их понять невозможно, но можно догаться, что как миниум с десяток. Не меньше, ведь костер достаточно большой, а они образуют круг на расстоянии от него. Пламя высвечивет силуэты, оно четко видно в просветах тел. Но музыки, которая по логике вещей должна сопровождать подобного рода танцы, не слышно. Я вслушиваюсь, напрягаю слух… Нет, стоит полнейшая тишина.



    Отдаю бинокль Исхаку. Он фокусирует его под себя и тут же удивленно вскрикивает на родном языке. И уже обращаясь ко мне: «Кто они? Что здесь делают?» Ответов у меня, естественно, нет. Какое-то время мы стоим в молчании, передавая бинокль один другому и не зная, что делать дальше. Спускаться к танцующим не хочется. Более того, от одной мысли об этом становится не по себе. Ощущение, что ни к чему хорошему это не приведет, объединяет нас.

Collapse )

ШАРМ КАБАРДИНСКОЙ

   Взгляд в прошое Нальчика из настоящего

   Особый, так сказать, столичный, шарм придали улице Кабардинской построенные на ней в тридцатые годы прошлого века «небоскребы» – несколько трехэтажных зданий, возведенных для общественных нужд.




     Это, в первую очередь, коробка бывшего Наркомзема, более известного у нальчан как «ООН» – по причине обилия организаций, ныне в нем размещающихся. Наркомзем – Народный комиссариат земледелия – самое крутое министерство в республиканской иерархии власти тех лет. О неослабном внимании, уделяемом компартией сельскому хозяйству, и должна была свидетельствовать многочисленная чиновничья рать, заполонившая кабинеты различных отделов и подотделов. После войны здание подверглось незначительной реконструкции, в частности, мансарда была перестроена: над ней возвели крышу, вставили оконные рамы, увеличив тем самым количество присутственных мест.

   

Collapse )

В ПОЛЯХ, ГДЕ ПЕСНЯ ЗВУЧИТ САТАНЕЙ

   Сатаней - это кабардинское название лабазника. Я ранее допустил ошибку и соотнес это имя-название совсем с другим цветком. И вот сегодня исправляю ее. Исправляю с радостью, так как побывал в верховьях селения Атажукино, а если еще точнее - на горе Махогапс, где Сатаней правит бал. Она повсюду, она покрывает огромные пространства, а в ряде мест под ней даже невозможно увидеть траву.



    А как пахнет этот цветок! Он дурманит голову словно приворотное зелье. Он волнует и будоражит кровь. Он заставляет вновь почувствовать себя молодым и влюбляться, любить. чувствовать себя любимым.
    Легкий ветерок играет соцветиями лабазника и кажется, что они не просто раскачиваются, а исполняют удивительную, волшебную мелодию. Мелодию лета. Мелодию радости. Мелодию чувств.



Collapse )

"ЧЕЛОВЕК С ГЕНИАЛЬНОЙ МЫСЛЬЮ ПО ТЕОРИИ МУЗЫКИ"

    1 сентября 1936 года Кабардино-Балкария отмечала 15-летие автономии. Композитор Арсений Авраамов (совместно с драматургом Аскерби Шортановым) создал литературно-музыкальную кантату «Счастье народа». В постановке участвовало более 3000 человек: певцы, музыканты, циркачи, чтецы, профессиональные артисты, участники художественной самодеятельности.
    «В числе последних особенно выделились гармонисты, которые в порыве чувств тоже решили подключиться к исполнению «Кабардино-Балкарского марша» (автор Арсений Авраамов), причём играли его не по нотам, а по слуху, каждый по своему слуху, значит...».


   Аврамов Арсений Михайлович (1886-1944) – известный композитор; в 1935 году переехал жить в Нальчик, для сбора и обработки музыки народов Северного Кавказа, где собрал более 300 подлинных народных песен и наигрышей; написал ряд сочинений, среди которых «Марш на кабардинскую тему», увертюра «Аул Батыр», «Фантазия на кабардинские темы»

Collapse )

«…ПОД ПЛАЧ НАРОДА, КАК НАЦИОНАЛЬНОГО ГЕРОЯ КАБАРДЫ»

   Новые страницы к биографии Заурбека Даутокова-Серебрякова


      …Позвонил Эдуард Бурда, проживающий в городе Майский, с которым нас связывают долгие рабочие и дружеские взаимоотношения. Эдуард – историк (на сегодня, пожалуй, самый известный) Терского казачества, автор ряда книг о нем, три из которых вышли в нашем издательстве.
     Сказал следующее: на одном из сайтов продается дореволюционная фотография. Она продавцом не атрибутирована, но кто на ней ему известно, как, впрочем, и вам.



      Посмотрел и обрадовался: на меня смотрел из далекого далека (1912 года) Заурбек Даутоков-Серебряков. Тот самый кабардинский князь, оставивший ярчайший след в истории Туземной (Дикой) дивизии в период первой мировой войны, один из лидеров белого антибольшевистского движения на Северном Кавказе.
Герой и палач, как оценивали его те, кто находился по разную сторону баррикад.

Collapse )

ОСТАВШИЙСЯ ГОЛОС

   А что означают эти фотографии, спросите вы? Это Нальчик, вернее, небо над Нальчиком в тот день. когда ушел из нашего мира Юра Яропольский.
И его стихи.

...Голос войди в мою душу,
вновь ее смыслом согрев;
Не открещусь и не струшу,
страшный услышав припев

Все порастает бурьяном
Друг мой – уже в тишине.
Он только голосом странным
снова приходит ко мне.

Тьма, доходя до предела,
не преступает предел.
если ты знал это дело,
если ты правильно пел.

Ссорясь, крича, беспокоясь.
все мы окажемся там;
но оставляем свой голос,
чтобы вернуться к друзьям



Collapse )

ДИПЛОМЫ, ГРАМОТЫ, БЛАГОДАРНОСТИ

...

  Нужели это нам одним? Так, кажется, поется в одной популярной когда-то песне, поется, правда, от лица женщины.
  Но на самом деле в этом году дипломов, грамот, благодарностей самого разного уровня было невероятно много.
  Вот и эти две грамоты Центрального совета РОСТО (ДОСААФ). Их нам не вручили, а просто передали. За что? Кто представлял? Когда наградили? Ответы получить не от кого. Тогда просто - спасибо