Category: история

П. И. Головинский: "Кабардинцы в среде черкесских и других кавказских обществ своей...

 П. И. Головинский: "Кабардинцы в среде черкесских и других кавказских обществ своей развитостью, своей культурой занимают первое место".
(Из работы, написанной 160 лет назад)

    В 1957 году научным сотрудником Кабардино-Балкарского научно-исследовательского института Панаитом Георгиевичем Акритасом (греком по национальности) в рукописном отделе Государственного музея Грузии в Тбилиси была обнаружена рукопись неизвестного автора под названием «Кабардинцы», подписанная инициалами «П. Г.».
Архивист Е. С. Тютюнина (Статья «Шора Ногмов и П. И. Головинский». «Вопросы кавказской филологии». Вып 4. Нальчик: Эль-Фа, 2004) сделала вывод, что труд этот принадлежит Павлу Головинскому, историку-любителю. Подтверждением чему служит публикация «Историческое описание Кавказского края» в 1860 году в газете «Ставропольские губернские ведомости». В предваряющем ее примечании редакции сообщается: «Вся первая половина этого опыта исторического свода данных о кавказском крае извлечена целиком из любопытной рукописи знатока и любителя кавказской старины Павла Ивановича Головинского». Приводя сведения о древней истории разных кавказских народов, автор пишет: «У кабардинцев много любопытных преданий, известных истории; они собраны были замечательным кабардинцем Шора-Бек-Мурзиным», – и далее излагает несколько исторических событий, как они переданы Ногмовым. Основным источником рукописи «Кабардинцы» также является сочинение Ногмова, что и позволяет сделать вывод: рукопись и материал, включенный в газетный очерк, принадлежат одному и тому же автору – П. И. Головинскому.



    Рукопись «Кабардинцы», пишет Е. С. Тютюнина, представляет из себя самостоятельное законченное произведение, главным источником которого является кабардинский фольклор в записях и изложении Ш. Ногмова, на что указывает и сам автор: «Остальное же, – пишет он, – составленное по письменным источникам и из рассказов других кабардинцев, частью объясняет, а частью дополняет показания Шоры Бек-Мурзина». Здесь же Головинский выражает отношение к труду Ногмова: «Шора – человек развитый и пытливый, знаток старины своего народа, но у него хронология перепутана, чего, впрочем, следует ожидать от сведений, основанных на преданиях, потому что предания не знают хронологии. Тем не менее предания, собранные Шорою, остаются фактами, требующими только дальнейшего разъяснения».

Collapse )

Г. К. Властов: «Знаменитые воины-рыцари, предки кабардинцев, назывались нарты»

  Эта работа «Исторический очерк о родстве Кавказских племен» Георгия Константиновича Властова была написана в 1858 году. Представляет она из себя компилятивный труд, основанный на заимствованиях из известных автору источников.
    Трудно было предполагать, что эта публикация вызовет столь ожесточенные отклики. Исторический памятник и есть исторический памятник. Какие могут быть претензии к автору работы, написанной 162 года назад? Тем не менее, высказано их множество. Причем, звучат не доказательства, а именно претензии.
Особенно умиляют те, кто переносит содержание текста на автора поста, обвиняя его в ангажированности (!) и исторической безграмотности. Это было бы смешно, если бы не было так грустно.



    Предлагаю вниманию еще один отрывок из работы Г. К. Властова, написанной – обратите внимание – в 1858 году. А также на то, что автор поста не прибавил к тексту ничего своего.
    И еще. Обратите внимание на авторскую версию поединка Мстислава и Редади.

   «Примечательно, что народная память кабардинцев сохранила до наших дней песни, где мы находим имена d’Adrien и Юстиниана. Некоторые раскопки, сделанные на Боргустанском плато, доказывают римское присутствие в этих местах. Но каково происхождение кабардинцев? Каковы их отцы? Откуда приходит этот народ, который раньше была арбитром судьбы других племен на Северном склоне Кавказских гор? Шора Бек Мурзин, зная в совершенстве свой язык и прекрасно владея историей кабардинцев, утверждал, что кабардинцы наших дней раньше назывались Антами. Кабардинцы (как это произносится сегодня) это не их имя. Мы скажем позже, почему они приняли этот прозвище. Их истинное имя, которое они знают с незапамятных времен и под которым они до сих пор известны, – это Адыги. Это также название языка, на котором они говорят, и имя Адыги одинаково применяется ко всем народам одного и того же происхождения.

Collapse )

Г. К. Властов: «Знаменитые воины-рыцари, предки кабардинцев, назывались нарты»

  Имя Георгия Константиновича Властова (1827-1899) – востоковеда (он перевел знаменитый труд Генриха Бругша «История фараонов») и богослова, ни о чем не говорит современному читателю. Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона сообщает, что он автор капитального 6-томного труда «Священная летопись первых времен мира и человечества, как путеводная нить при научных изысканиях» (1876-1893); «Указателя к Пятикнижию Моисееву. Краткий исторический обзор еврейского языка» (1877), работы «Толкование на книгу пророка Исаии» (1896) и целого ряда других.



     Но Г. К. Властов был не только кабинетным ученым, но и царским чиновником высокого ранга, оставившим заметный след в истории Ставропольского края. Как сообщает сайт краевой администрации, в 1857 году он был определен на должность старшего чиновника особых поручений при наместнике Кавказском: выполнял секретные поручения, занимался расследованиями, связанными со злоупотреблениями крепостников-помещиков на Кавказе. В сентябре 1859 года был командирован к исправлению должности Ставропольского вице-губернатора; в последующие годы неоднократно исполнял обязанности губернатора, а с апреля 1867-го по ноябрь 1872 года являлся им. След Г. К. Властова в истории края – в совершенствовании телеграфного сообщения между Москвой и Тифлисом, завершении судебной реформы, благоустройстве города и развитии образования. В частности, по его инициативе в 1870 году было открыто первое на Кавказе юнкерское училище.

Collapse )

«А жизнь наша тает, тает, в беспредельную ночь убегая…»


    В издательстве Марии и Виктора Котляровых вышла необычная книга – в ней под одной обложкой объединены произведения двух авторов: повесть Галины Мелиховой «Жид, или Кубанский псалом» и стихи певца и композитора из Нальчика Ефрема Амирамова.
Рассказывает главный редактор издательства Виктор Котляров:
    – Галина и Ефрем – родные люди, но не это явилось причиной объединения их творчества под одной обложкой, а тема, красной нитью проходящая через повесть и стихи: народов на Земле столько, сколько требует гармония миров. И никому не позволено разрушать ее. Примером этого святого постулата является судьба отца авторов книги – горского еврея    Григория Тимофеевича Амирамова, организатора, балетмейстера и первого директора Карачаевского Государственного ансамбля песни и пляски, оставившего после войны сцену в знак траура по своей матери и семилетнему старшему сыну, казненных в Богдановке.


  …События, связанные с массовым уничтожением евреев во время Второй мировой войны, остаются одной из самых трагических страниц мировой истории. Они получили название «холокост». За годы холокоста были уничтожены шесть миллионов евреев. 472 из них – в селе Богдановка Ставропольского края.
    …24 сентября 1942 года Богдановка была оцеплена немецкими солдатами. В полдень у здания комендатуры собрали всех трудоспособных мужчин, которых под вооруженным конвоем направили за пределы села на рытье колодца. Всех остальных – стариков, женщин, детей – согнали к зданию школы. Утром 25 сентября мужчины были расстреляны из автоматов. К месту казни доставили всех остальных, где приказали раздеться до нижнего белья и также расстреляли. Грудных детей нелюди сбрасывали в ямы живыми. Очевидцы рассказывают, что на этом месте даже на второй день земля дышала, как живая…
    У Галины Мелиховой это первая книга, у Ефрема Амирамова, более известного как певец (особенно популярна его песня «Молодая») – вторая.

  Заголовком этой заметки стали заключительные строчки из стихотворения Ефрема Амирамова «У обелиска», посвященного памяти 472 жертв трагедии в Богдановке…

25 ЛЕТ ПРОЖИЛ В НАЛЬЧИКЕ УЧЕНИК РЕПИНА И КУИНДЖИ...

 Окончание материала
  25 ЛЕТ ПРОЖИЛ В НАЛЬЧИКЕ УЧЕНИК РЕПИНА И КУИНДЖИ,
  НО ИМЯ ЕГО НИКОМУ НЕИЗВЕСТНО, ПАМЯТЬ О НЕМ УТРАЧЕНА...

 ...Бывшая нальчанка Жанна Шогенова, долгие годы живущая в Москве, но сохранившая интерес к своей малой родине, прислала мне вот такое сообщение: «Кто-то из коллег телевизионщиков спросил у меня, на какое число я взяла билет в Нальчик. Услышав название города, ко мне буквально подскочила Виктория, приятная молодая женщина, диктор на Африканские страны и спросила: «Вы из Нальчика?» Оказалось, ее интерес к нашему городу базировался на том, что картины, которых множество в ее квартире в микрорайоне Беляево, подписаны: «Нальчик. П. Ф. Краузе». Выяснилось и то, откуда у Вики столько картин художника. Дело в том, что Петр Францевич Краузе ее прадедушка».
От Жанны Шогеновой я узнал и о переписке, которую вела в 1986 году Виктория, дочь художника, с властными структурами нашей республики, в частности, с бывшим первым секретарем обкома КПСС Е. А. Елисеевым. Речь в ее обращении шла о том, что в 11 марта 1982 года Виктория передала музею изобразительных искусств Кабардино-Балкарии в дар 19 картин, а еще 10 музейные работники отобрали и приобрели за (!) 600 рублей.

                                                            




     Руководство музея обещало, что увековечит имя художника, подготовит экспозицию его работ, выпустит каталог, отреставрирует полотна. Этого не произошло и Виктория Краузе-Леонова, обращаясь к Е. А. Елисееву, просит разобраться, почему так случилось, ведь, как она пишет, «картины моего отца часть творческого наследия Кабардино-Балкарии, в которой он проработал 25 лет и чей народ он так любил».

Collapse )

25 ЛЕТ ПРОЖИЛ В НАЛЬЧИКЕ УЧЕНИК РЕПИНА И КУИНДЖИ...

 25 ЛЕТ ПРОЖИЛ В НАЛЬЧИКЕ УЧЕНИК РЕПИНА И КУИНДЖИ,
   НО ИМЯ ЕГО НИКОМУ НЕИЗВЕСТНО, ПАМЯТЬ О НЕМ УТРАЧЕНА...

  Краузе Петр Францевич… Мало кому из жителей нашей республики известно это имя – большого художника, обрусевшего австрийца, тесно связанного с Кабардино-Балкарией: достаточно сказать, что он прожил в Нальчике четверть века. Почему это произошло? Почему имя живописца, ученика Ильи Репина (по классу портрета) и Архипа Куинджи (по классу пейзажа) оказалось забыто? Даже во всезнающем интернете ему посвящено всего несколько строчек: «Родился в 1871 году. С 1890 по 1898 год учился в Академии Художеств. В 1895 году был удостоен звания классного художника 3 степени; в 1898 году – звания художника за картины "На отдыхе", "Над Донцом". (Последняя работа находится в экспозиции музея-квартиры А. И. Куинджи на Васильевском острове Санкт-Петербурга).


     Почему же живописец оказался забыт? Не блистал талантами? Не оставил творческого наследия? Но разве тот факт, что Петр Краузе был удостоен большой золотой медали Императорской Академии Художеств не свидетельствует об обратном?
Вот что нам известно о его судьбе.
  …После окончания Академии, Петр Францевич в 1897 году женился; супруга – шведка Эльфрида Карловна Ваильдфиш (1877-1916) – подарила ему двух дочерей: Викторию (1900-1986), Людмилу и сыновей: Валентина (1901-1937) и Евгения.

Collapse )

ВЕРХНИЙ КУРП: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ


    В нальчикском издательстве Марии и Виктора Котляровых вышла книга «Верхний Курп. История и современность. XVIII – XX вв.». Ее авторы Владимир Бесланеев и Заурби    Харадуров. Последний выступил и спонсором подготовки и издания книги.

  Рассказывает главный редактор издательства Виктор Котляров:
    «В истории селения Исламово, носящего с 1921 года название Верхний Курп, немало знаменательных событий, достойных и трагических страниц. Последние из них пришлись в основном на XX век. И в царское время жители селения подвергались преследованиям за свободомыслие, отстаивание своих интересов, борьбу против притязаний на их земли, ведь, напомним, Исламово располагается в пограничье Кабарды. Ингушетии и Осетии. Но то, что произошло в первые годы Советской власти, а особенно в период коллективизации, оставило след не только в истории селения, но и в северокавказской исторической науке, закрепившись в определении «Верхнекурпское «кулацко-мульское» восстание».
Эти события нашли глубокое и всестороннее отражение в книге Анатолия Дзагалова «Исламово: тени забытых предков. Из исторического прошлого малокабардинского селения», выпущенной нашим издательством в 2001 году. И в его же поистине фундаментальном труде «Из исторического прошлого малокабардинского селения Исламово. (1832–1989)», вышедшем в Санкт-Петербурге в 2017 году.


  И вот еще одно обращение к истории селения Верхний Курп. Авторы – В. Бесланеев и З. Харадуров, затрагивая, естественно, страницы образования селения, участия его жителей в Русско-Японской и Первой мировой войнах, основной упор делают на современность. В книге сотни имен и фотографий верхнекурпцев, оставивших след как в истории села, так и республики. В приложениях публикуются фамильные тамги (дамыгъэ) верхнекурпцев; сведения о тлекотлешах (уорках первой степени) Исламовых в Малой Кабарде и др.
«Верхний Курп» – очередная книга в летописи населенных пунктов Терского района, которую на протяжении многих лет пишет журналист Владимир Бесланеев. В разные годы в нашем издательстве вышли книги «Город Терек» ((2001), «Новая Балкария» (2003), «Урожайное» (2009), «Инаркой» (2018), «Нижний Курп» (2019)».

МСТИСЛАВ И РЕДЕДЯ: ВЗГЛЯД СКВОЗЬ ТЫСЯЧЕЛЕТИЕ

Так называется историко-литературная композиция, вышедшая отдельной книгой в издательстве Марии и Виктора Котляровых.
Предваряя ее, автор-составитель Виктор Котляров пишет: «Удивительное дело: личный поединок двух воинов, пусть даже и предводителей противоборствующих сторон затмил собой грандиозные сражения, в которых принимали участие десятки тысяч людей. Более того – отсвет его (поединка) лег на тысячелетнюю историю Российского государства.
В 2002 году исполнится ровно тысяча лет со дня битвы, которой не было, сражения, которое не состоялось и тем не менее об этом событии написано великое множество работ: научных, популярных, литературных; созданы картины великими мастерами кисти; имена героев стали столь знаковыми, что ими названы самые разные объекты, начиная от горных вершин и заканчивая ресторанами.




Речь идет о поединке Мстислава, князя Тмутороканского и богатыря Редеди, предводителя племени касогов. О поединке, в котором нашел смерть один из героев, но были спасены жизни тысяч других воинов, о столкновении, если разобраться, двух этносов, завершившемся по большому счету мирным образом».

Collapse )

КРУГЛЫЕ СФЕРЫ НА ГРЕБНЕ УЩЕЛЬЯ


    Продолжение материала "КОТЛЫ ИЗ ЯКУТСКОЙ «ДОЛИНЫ СМЕРТИ» И ИХ КАВКАЗСКИЕ СОБРАТЬЯ"

  У Геродота есть предание о котле скифского царя Арианта, который велел каждому из воинов принести по одной стреле и изготовить из их сплава в священном месте Эксампай огромный котел емкостью 600 амфор.
    В VII томе (выпуск 6) «Ежегодника по геологии и минералогии России» (ЕГМР), первого отечественного реферативного журнала в означенном направлении, издававшегося с 1897-го по 1917 год под редакцией Н. Криштафовича, опубликована статья «Гигантские котлы на Бештау» . Ее автор – Петр Иванович Кротов (1852–1914), известный русский геолог и геоморфолог, профессор Казанского университета, автор ряда работ по стратиграфии, палеонтологии, тектонике, общей геологии и физической географии. Статья эта подтверждает – гигантские котлы для Кавказа не редкость.



  Об этом же свидетельствует местная легенда, что в одном из труднодоступных ущелий Балкарии сохранились гигантские медные котлы. Уже в наше время поисками столь внушительных емкостей занималось немало людей.
    Йоханн Маттис, в начале двухтысячных годов руководивший в Нальчике христианской миссией союза «Свет на Востоке», увлекся историей местных народов, что вылилось в написание им книги «Аспекты культурной антропологии народов Кабардино-Балкарской Республики». В этой работе, вышедшей в нашем издательстве, есть глава, носящая название «Реконструкция скифского котла, известного в Балкарии в XIX веке». В ней Йоханн попытался ответить на вопросы, если котел существовал на самом деле, кто, когда, как, из чего его мог изготовить.

Collapse )

ФОНТАНЫ НАЛЬЧИКА

3. На центральной аллее парка
Мало кто даже из старожилов нальчан помнит, что перед фонтаном, расположенном на центральной аллее парка (сегодняшнего Атажукинского сада), посредине клумбы возвышался памятник И. В. Сталину. Помпезный, несоразмерно большой, нарушающий пропорции окружающего ландшафта, он закрывал перспективу снежных гор, опоясывающих Нальчик. И, естественно, вид на фонтан, сооруженный на пересечении главной со следующей поперечной аллеей.
И это было вполне объяснимо. Фонтан а тем более функционирующий, со струей, устремленной вверх, никак не мог быть выше самого главного человека в стране.
Но когда в конце пятидесятых годов прошлого века культ личности был разоблачен и памятники (не бюсты, а именно величественные памятники вождю – их, кстати, только в Нальчике соорудили больше десятка) снесли, фонтан оказался настоящим украшением центральной аллеи парка. Он не скрадывал ее перспективу, а наоборот подчеркивал. Его устремленная вверх струя сливалась со снежным одеянием горных пиков и создавалось впечатление, что питается ими, извергается не с земли, а с неба.



Кстати говоря, сегодня роль этого экрана играет другой объект, возведенный на месте сталинского – так называемая скульптура «Звездный камень». А ведь куда целесообразнее было установить ее не на аллее, а на свободном месте, имеющемся с правой стороны – там, раньше где находилась танцевальная площадка. Остается только сожалеть, что никто из городских архитекторов не выступил против такого волюнтаристского решения, разрушившего концепцию выдающегося архитектора академика И. В. Жолтовского, рассматривавшего главную парковую аллею Нальчика как своего рода стрелу, запущенную из города в сторону гор.

Collapse )