Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

САРКОФАГИ ЛОХРАНА ч.2

     Форма могил, таким образом, напоминает гроб Господа нашего Иисуса Христа – пещеру, вход в которую закрыт каменной плитой. Такой формы могил придерживались христиане первых веков. По берегу Кесанты потом нам встречались настоящие пещерные могилы, высеченные в скалах Лха. Отваленные хищниками плиты открывали склеп со множеством костей и черепов покойников, но не в саванах, а одеждах с украшениями. На костях мы нашли остатки шелковых тканей довольно тонкой работы. Во многих могилах находили мы стеклянные бусы, преимущественно синего цвета. Один из озроковцев продал нам несколько украшений, томпаковых и бронзовых, вынутых им из этих могил: тут были пряжки и бляхи от поясов, какие-то кружки, птичья томпаковая голова, томпаковые пуговицы, украшение, напоминающее птицу с опущенным вниз хвостом, часть, по-видимому, выточенного, каменного стержня, нечто вроде бронзовой серьги и другие вещички неизвестного назначения. За украшения с ризы священника татарин просил дорого, думая, что они золотые. Золото покойникам, вероятно, было еще неизвестно: его не оказалось, по словам татар, и в склепах под большими курганами. Сожалеем, что не имели средств приобрести все украшения, добытые в могилах этих христиан.


cau_3008_ot

   В стенах склепов устроены ниши, в которые ставилась посуда и, по всем вероятиям, не пустая: в одном из глиняных кувшинов, как нам говорили, замечено было содержимое, видом своим напоминавшее порох. На воздухе оно быстро обратилось и легкую пыль. Содержимое это могло быть просом или чем-нибудь в этом роде. Быть может, в могилы ставили кушанья усопшим и вообще все то, что необходимо для жизни человека, по суеверию, что покойник, как и живой человек, нуждается во всем материальном, вроде того, например, как наши малороссы зарывают с покойником трубку, кисет с табаком, огниво и штоф водки, думая, что «люлька козаку – щоб скучно не було, як будет пред райскими воротами Петра (апостола) с ключами ждаты (покуриуть люльки), и як приде Петр, то употчует ёго горилкой, за те же вин ёго и в рай пусте» . Посуда, найденная нами в склепах, по большей части деревянная, нередко раскрашенная красной и черной краской. Попадались большие круглые миски. Некоторые прекрасно сохранились.
      Но более всего нас поразили черепа, валяющиеся в склепах в груде множества костей. Каждый склеп служил, по-видимому, усыпальницей для целой семьи: в одном склепе попадались черепа и детей, и взрослых; число черепов в каждом склепе от 2 до 7 и более. Только около трети всех осмотренных нами черепов приближалось к обыкновенной правильной форме. Большинство же черепов имело форму тупого, закругленного вверху, наклонного конуса, основанием которого могла бы быть плоскость, проведенная от переносья к затылку. Наибольший из найденных нами черепов был в длину, от переносья, немного более 7 вершков, при нижнем диаметре около 4 вершков».
      Впрочем, в приведенном выше описании больше лирики, чем науки, но дело в том, что лохранские могильники до сих пор ждут своих исследователей и комментаторов, которые помогут ответить на вопрос, чьи это могилы и откуда они здесь взялись. Ведь могил здесь многие десятки – следовательно, поселение было немаленькое и существовало продолжительное время. Тем более, что чуть в стороне находится еще одно захоронение, но меньшее по размерам. Но вот где жили  люди?  Арсен и Мурат, помешанные на кладоискательстве, облазили с металлодетекторами всю территорию  вокруг – на горе, в лесу, на другой стороне реки, но абсолютно ничего не нашли.
     Логично рассуждая, поселение, во-первых, должно было располагаться в месте, которое могло служить хоть какой-то преградой от неожиданного нападения врага – под скальным выступом или там, где имелась более-менее сносная  природная защита от непогоды; во-вторых, рядом с водой и по большому счету не на правой стороне реки, а на левой, более низкой. Не то что кладки от строений, даже малейших намеков на городище мы не нашли, за исключением одного малюсенького наконечника от стрелы. И то, что она имеет отношение к причастным к захоронениям, вовсе не факт.
     Так где же жили люди? Не могли же они привозить сюда своих покойников, преодолевая, по бездорожью, многокилометровые расстояния? Да и само расположение кладбища – под него отдана чуть ли единственная ровная площадка в этих местах, что весьма непродуктивно для тех, кому надо было чем-то питаться – не дает ответа.
     Кто были эти люди, почему покинули эти благодатные места, кто лежит в могилах на пригорках, открытых рекой, а теперь и людьми, нарушающими покой мертвых… Может подсказкой станут останки фундамента, расположенного примерно в двух километрах вверх по течению и представляющего из себя, с большой степенью вероятности, культовый объект – возможно, древнюю церковь...
     Кстати говоря, в предании «Крымцы в Кабарде» (оно публикуется в приложении к материалу «Не найденная добыча Канжола») говорится о том, что оставшихся в живых татар, разгромленных на горе Кинжал, кабардинцы «преследовали по пятам, потопили часть в Малке, а остальных загнали в долину Ляхран, где растет большой сосновый лес» – «едва третья часть спаслась в этом лесу. Кабардинцы их более не стали тревожить».
 Какая тут связь помимо того, что место одно и тоже, мы не знаем…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments