Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

ТИМУР НА КАВКАЗЕ ч.5

Военное искусство азийцев
   Я должен здесь остановиться и рассказать о замечательном военном искусстве Тимура.
Один из его эмиров, Ахмат-бей, жил рядом с нами. Он сблизился с нами. Он мне по вечерам часто повествовал об удивительной способности Тимура – хитро подготовленными и молниеносными ударами разбивать неприятеля на голову. Однажды он вынес из кибитки книгу; в ней на китайской бумаге было написано сочинение Тимура     –«Воинский устав».
    – Я вижу, ты интересуешься нашим военным делом. Хочешь, я тебе объясню в чем состоит наше искусство побеждать? Я часто объясняю его молодежи.
Я попросил его сделать это.
Эмир принес из кибитки много белых и серых речных камешков и долго их раскладывал на траве перед нашими походными складными стульчиками.
     – Готово! – наконец, сказал он. – В этом «уставе» три отдела: как вести бой для войска в 12 тысяч человек, в 40 тысяч коней ив 100 и более тысяч всадников.
Возьмем, к примеру, отдел с правилами для армии в 40 тысяч. Смотри: я ее разделил на 14 «дивизий». Вот центр.       Вот – правое, вот – левое крыло.

Sobranie_cherkesskikh_knyazey

       Что видим на правом крыле? «Фронт» и «арьергард». Фронт состоит из 3 «дивизий» и «арьергард» также состоит из 3 «дивизий»; из них одна называется «передовой». Вот она. Остальные – «первой» и «второй». Что видишь ты на левом крыле? Тот же строй? Что же представляет собой этот центр? Два отборных «отряда»; это авангард центра. Здесь в центре ставятся храбрейшие воины, лучшие копейщики, лучники, меченосцы. Центральный авангард первым должен атаковать врага, испуская при этом громкие крики: «Алла акбар!»
    Смотри: этот авангард уже пошел в атаку. Командующий всей армией в этот момент следит за ходом наступления врага, ищет его слабые стороны. Тут может быть такой опасный случай: центр вражеской армии обращается в притворное бегство; наш авангард бросается в коридор – видишь? – и натыкается на сильные тыловые резервы. – Эмир восстановил прежнее расположение камешков – Если неприятель производит общее наступление, – что делать нужно? Нужно двинуть вперед центральный авангард, а на помощь ему бросить «передовые» дивизии правого и левого крыла. Двинули. Оказалось мало: вступают – первая дивизия правого крыла и вторая дивизия левого крыла. Вот эти; за ними следуют вторая дивизия правого крыла и правая дивизия левого крыла. Оказывается, и этого недостаточно после наших атак: враг напирает. Тогда в бой бросаются «передовые» дивизии «арьергардов»–правого и левого крыла. Если и после этого не последует победы, то в атаку пускают вот эту «первую» дивизию арьергарда правого крыла и вот эту «дивизию», «вторую», арьергарда левого крыла. Если неприятель не сломлен и этой атакой, на него бросают оставшиеся дивизии обоих флангов. Если не принесут победы и эти атаки, главнокомандующий, не теряя ни минуты, бросает на врага весь свой центр.
     Эмир быстро развернул «Устав» Тумура, быстро нашел нужное место и с расстановкой, подняв высоко брови, прочел: «Пусть «центр» горой вырастает в глазах неприятеля и обрушится на него  тяжело и мерно». Эмир передохнул.
     «Если и теперь враг не сломлен, главнокомандующий, не колебаясь, должен сам ринуться в бой и увлечь за собой воинов и в то же время не терять из виду знамени Тимура».
Знамени во время боя Тимур придавал большое значение. В глазах татар это знамя могло заменять отсутствующего хана. У них, – говорил мне эмир, – иногда исход битвы зависит от знамени: достаточно было исчезнуть знамени, и воины обращались в бегство. Поэтому Тимур иногда ухитрялся подкупать знаменщика ханского знамени, чтобы тот в решительную минуту боя ронял знамя: это могло означать, что главнокомандующий убит, и тогда страх охватывал всех.
     Кончив объяснение боя армии в 40 тысяч, эмир собрал все камешки, много добавил к ним новых; всех их вновь, не торопясь, слегка сопя, разложил красивым прямолинейным узором и с видом доброго учителя взглянул на меня.
     – Это план боевого строя армии в 100 тысяч воинов. – вновь начал мой лектор рассказ, интересный только для меня: ни Дориа, ни Пиларо не понимали татарского языка. Из дальнейшего, объяснения эмира, очень сложного, я вывел заключение, что этот план, в общем, был похож на только что описанный.
     – Я тебе забыл сказать, – добавил эмир в конце своего длинного объяснения, – что этот «Устав» разрешает эмирам самостоятельно вести бой только тогда, когда сила неприятеля не превышает сорока тысяч человек. Если больше, – командует сам великий хан. Вот смотри, Франческо, – тут эмир поднес к моему носу книгу. – Вот золотые слова, закон для меня: «Главная задача заключается в том, чтобы взять в плен командующего и опрокинуть его знамя». Я посмотрел на эмира. Глаза его горели. Я подумал: пожалуй, не сдобровать хану Тохтамышу: есть ли у него подобные эмиры?
продолжение следует
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments