Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

ПРОМЕТЕЙ – ГЕРОЙ ВСЕХ НАРОДОВ КАВКАЗА

Миф, основанный на реалиях?


     Виктор Котляров: Анонс подготавливаемой к печати нашим издательством книги английского кавказоведа Джона Баддели «Суровые склоны Кавказа», до сих пор не переведенной на русский язык, вызвал повышенный интерес у северокавказского читателя.
     Чаще всего задается один и тот же вопрос: почему такой маленький тираж – 100 экземпляров?
Вопрос риторический. В вашей библиотеке (обращаюсь к читающим эти строки) есть наши книги из серии «Народы Кавказа: страницы прошлого»? Не уверен. А ведь все они выходят тиражом от 100 до 200 экз., не больше. На сегодня в продаже по цене ниже себестоимости (от 75 до 100 руб.) наличествует не менее 50 названий, хотя многие датированы 2010 годом.
      Мало кто представляет, что стоит подготовить к печати книгу с последующим тиражом 100 экз. Затратный механизм в среднем от 10-15 тыс. руб. А если к этому добавить оплату труда переводчика (в случае с Баддели он сделан на безвозмездной основе – за счет предоставления тиражных экземпляров), то сумма затрат удваивается, а то и утраивается.

prometey

   
         В настоящий момент серия приостановлена по причине ее полной убыточности. Что поделать – не покупают жители Кавказа нынче книги, и это факт.
     Тем не менее есть работы, которые должны придти к читателю И книга Баддели из их числа. Вот, в частности, какие интересные размышления о Прометее приводит английский джентльмен.
     «Если кто-то из моих читателей дошел со мной до этих строк, то я надеюсь, что они позволят мне ещё раз испытать их терпение, и всего ещё раз и только одной версией, или версиями, классической легенды, переодетой в первобытный, однако чрезвычайно колоритный, кавказский наряд – легенды под названием
Прометей.
     Ни Эсхил, ни Гесиод, первые, кто упоминают Прометея, не делают Кавказ местом его страданий; Аполлоний Родосский говорит об этом в Аргонавтике, но Эльбрус впервые явно входит в историю, только когда Арриан [Флавий] представляет его под метким описательным именем - когда две вершины сливаются в одну зрительную линию – «Strobilos» (шишка хвойных деревьев). Когда Аргонавты достигли берега Колхиды, пред ними предстали величественные вершины Кавказа, где Прометей, прикованный железными цепями к обрывистым скалам, кормил своей печенью орла, который снова и снова возвращался к нему. Когда начало смеркаться, они увидели, как орел летал высоко над кораблем с громким лязганьем прямо у самых облаков. Тогда даже паруса расправились от взмахов его крыльев, потому что этот орел не был обычной птицей парящей в небе; его крылья напоминали парящие весла. Вскоре после этого они услышали стоны Прометея, ведь у него вырвали печень. Удручающие крики раздавались до тех пор, пока они не увидели улетавшего оттуда орла. В ту ночь, благодаря опыту Аргуса, Аргонавты достигли широкой реки Фазис [Phasis] в самом далеком крае Понтийского царства».
Необходимо отметить, что профессор фон Ган, чьей русской версией я частично пользовался в своей работе, говорит о «железных цепях», в то время как другие переводчики (как Р. К. Ситон в Лёбовской серии [Loeb Classical Library] приводят «медные кандалы» (слово χαλκέησίν).
     Арриан [Флавий – прим. переводчика] в своем «Перипле» [Periplus] пишет, с берегов в устье реки Фазис, что «здесь показан якорь, якобы от корабля Арго; но поскольку он выполнен из железа (σίδηρã), он не кажется древним; он безусловно отличается как по размерам, так и по форме от тех, что использовали раньше, но тем не менее, представляется мне датируемым более поздним периодом, чем время Аргонавтов». Также были представлены фрагменты каменного якоря, и Арриан, как полагается, скорее верил в его подлинность.
     У д-ра Фрешфилда (Exploration [«Исследование»]), том I, стр. 5), в переводе этой выдержки, написано «бронза» вместо «железа», что, если можно так сказать, в соответствии с повсеместно признанной хронологией распространения этих двух металлов, могло бы ослабить возражения Арриана; но так ли это? Я упомянул эту путаницу с бронзой и железом всего лишь потому, что кавказская и армянская версия «Прометея», к которым я теперь подхожу, полностью отличаются вплоть до самой примечательной версии от греческого оригинала наличием вышеупомянутого металла, который, само собой разумеется, заменит второй в людском сознании по прошествии времен, и, возможно, незнающими люди будет отнесен к временам задолго до того, когда железо действительно использовалось подобно тому, как фразы типа «сразить его бронзой» (т.е. копьем) часто появляются в эпосе, когда в действительности оружие могло быть сделано из железа».
Кабардинская легенда об Ошхамахо (Эльбрус) гласит, что гора была недоступной до тех пор, как герой с одним глазом во лбу посмел нарушить тайну Тха (Верховного Бога) и взобрался верхом между двух вершин-близнецов на то самое место, где огромная скала, видная снизу невооруженным глазом, возвышается над источником с кристально чистой водой у ее подножия. «Затем Тха бессмертный, возмутившись нахальным и дерзким поступком простого смертного, приковал его к скале длинной цепью, которая была пропущена вокруг его шеи. Прошло много лет: герой постарел; его борода, белоснежная, как снега ледника Ошхамохо, достигала его колен; его могучее тело было связано; гордые черты его лица покрылись глубокими морщинами. Более того, для того, чтобы еще больше наказать его за дерзость, Тха направил хищную птицу, стервятника, который продолжал прилетать день за днем и беспощадно клевал сердце героя; и когда страдалец нагибался, чтобы сделать глоток воды из источника, птица опережала его, чтобы выпить последнюю каплю. Но у воды были магические свойства; тот, кому удавалось испить ее, жил до конца света. Но однажды пришло время, когда Тха, потеряв терпение из-за дурных поступков сыновей Адама, смягчил наказание одноглазого героя и освободил его из сердца горы. Горе человеческому роду, ведь он обрек их на вечные мучения».
     Эта версия объясняет следующую, которая иначе могла бы быть непонятной. Я взял ее из литографического памфлета генерала Ходзько, уже приведенного в ссылках, хорошо известного главы Тригонометрического измерения Закавказского края в сороковые и пятидесятые годы прошлого века, который провел пять дней на вершине Арарата и разбил лагерь на Зилга-хох. Он пишет:
«Популярная легенда, старая как мир, рассказывает, что Прометей был прикован к скалам Эль-бруса, чтобы искупить свой дерзкий поступок, ведь он принес с небес огонь смертным людям на земле. Его верный товарищ, огромный пес, непрестанно лизал железные цепи, которыми их хозяин был прикован к скале. Понемногу металл ржавел, терял силу и крепость и к концу года стал таким тонким, что был близок к тому, чтобы сломаться.      Опасность для мира людей была великой и должна была быть каким-то образом предотвращена; потому на Кулаке трех королей все кузнецы, молодые и старые, по всему Кавказу, взяв молоты в руки, неистово били по своим наковальням, и когда они это делали, железные оковы пленника снова становились крепкими и держали его в заточении, как и прежде!».
     Есть и другие версии, которые я кратко опишу. Так, в грузинской истории Прометея представляет Амиран. Он начал свою жизнь достойно, убивая драконов и гигантов, как это подобает герою, но через некоторое время он сделал своими жертвами простых людей и стал убивать христиан! Иисус Христос решил прекратить это. Он предстал перед Амираном в человеческом обличье и вызвал его на высокую гору, чтобы померяться силами. Они встретились, и Христос, обернув кожаную петлю вокруг Своей шеи, усилием мышц разорвал ее на части; Амиран сделал то же самое, но его обрывки стали звеньями железной цепи, и так до того непобежденный гигант Высшей силой был превращен в пленника. Остаток истории представляет собой мало нового. Ничего не сказано о том, что случилось бы, если бы Амиран вырвался бы на волю, хотя можно было бы дога-даться, что за этим последовало бы некое зло.
     В версии, записанной со слов кузнеца в Кахети, Амиран и его верный пес появляются на «горе Сакорне», 25 фронталей на север к востоку от Телава, о которой ошибочно рассказывают, что она покрыта вечными снегами. Новая особенность заключается в том, что все кузнецы, но похоже только они, были под угрозой. Они били по своим наковальням в Чистый четверг, также как и в прошлой версии, а не на Богоявление.
      В другой версии Господь приковал Амирана огромной железной цепью и привязал его к желез-ному столбу вместе с его псом Куршой, который уничтожил множество любимых Богом туров (джихви). Мужчина и собака волочили за собой цепь день за днем до тех пор, пока за год столб практически полностью вышел из земли, но в этот момент маленькая птичка слетела вниз и села на него. Взбешенный герой взмахнул железной булавой, и птица улетела, прежде чем он совершил удар, загнав столб снова глубоко в землю. Это происходит каждый год...
Пес Курша по легенде был щенком орла, собака с крыльями орла на спине, взращенная охотником. Двумя прыжками он может обогнать тура; третьим прыжком он убивает его.
      В сванетской версии проступок Амирана заключался в том, что он трижды нарушил клятву, данную во имя Христа. В этой версии нет собаки, и все усилия пленника были направлены на по-пытку достать свой меч, что ему удалось бы, только если бы его ногти немного выросли: но это предотвращал бдительный демон, который во время их обрезал. Сваны, помогая Амирану, не стригут свои ногти в первые четыре дня недели. Они верят в то, что герой когда-нибудь выберется и принесет Золотой век в Сванетию и все христианские земли.В очень длинной абхазской версии героя зовут Абрскил. Его грех заключается в самонадеянной гордости. Он безжалостно уничтожает всех людей с честными и голубыми глазами, и чужаков (военнопленных), и его собственный народ. Он объявляет о том, что у них плохой глаз. В конце концов, он искореняет весь виноград, поскольку гроздья винограда, висящие гирляндами на ветках над лесными тропами , заставляют людей склоняться, будто бы перед Богом, на равенство с которым он, как минимум, претендовал. Однажды прикованная, его лошадь лижет цепь, что, однако, по традиции приводит к неудачному результату.Из всех этих версий только в сванетской освобождение пленника приведет к счастью человечества. В остальных зло прямо предсказывается или же хотя бы подразумевается. Во множестве играет свою роль верный пес. Во всех мы можем предполагать, что Эльбрус является местом трагедии, даже если это прямо не указано. Но все же есть и иная версия, отличающаяся от других множеством деталей, но в особенности местом действия. Она, кроме того, будучи письменным источником, намного веков старше, чем многие из приведенных выше, и сохранена для нас Моисеем Хоренским (V в. н. э.) в фрагментах старинной армянской песни, что позволило ему спасти легенду от забвения, хотя его единственной целью, очевидно, было обратить к ним указующий перст.Ардашир III, король Армении, в 120. г. нашей эры был сменен на престоле своим сыном Арда-вазтом IV, который согласно некоторым источникам правил лишь несколько дней, согласно иным около двух лет. Это было во времена императора Адриана. Похороны Ардаша отличались крайней экстравагантностью. «Летописцы в деталях описывают количество принесенных в жертву людей - возлюбленных жен, любовниц и верных рабов и т.д., и т.д.», что напоминает о скифских ритуальных жертвоприношениях на похоронах, на которые уже приводилась ссылка.
     Обоснованной причиной в этой армянской версии нашей легенды выступает всего лишь ритуальная крайность. Ардавазт, наследник, с неподобающим для сына нахальством, осмеливается поспорить со своим отцом у его смертного одра:
     Ты скоро уйдешь, и с тобой все [достояние] страны. В то время как я выживу, чтобы править оставшимися руинами!
За чем последовало проклятие его отца:
Когда ты отправишься на охоту на свободную Масис  Кадч схватят тебя и поведут вниз к подножию свободной Масис.
     Где ты останешься и никогда не увидишь дневной свет! Наш историк добавляет, что согласно сказкам старых жен Ардавазт заточен в пещере, заключенный в железные цепи, с двумя собаками беспрестанно грызущимися, в то время как он борется за свою свободу и гневную месть миру. Но под звук молотов кузнецов цепи снова становятся крепкими. «Потому даже в наше время [V в. н.э.] многие кузнецы, следуя уроку в басне, ударяли по своим наковальням три или четыре раза подряд в первый день каждой недели, чтобы, как говорят, вновь укрепить цепи Ардавазта». Спустя четырнадцать веков Вайденбаум рассказывает, что «кузнецы Армении и Грузии хранят этот обычай делать три удара по своим наковальням в определенные дни даже в наше время».
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments