Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

ТАМЕРЛАНОВСКИЙ СЛЕД ч.4

     В это же время был стерт с лица земли и грандиозный христианский комплекс, расположенный у селения Каменномостское. Здесь несколько лет назад черными копателями было найдено на крошечной территории несколько тысяч христианских крестов. Причем, находились они не в глубине, а практически на поверхности. Порой создавалось впечатление, что, с одной стороны, кресты просто-напросто побросали на землю, втоптав  в мягкую почву конскими копытами, а с другой – люди и сами срывали их с себя в преддверии какой-то грядущей опасности, грозящей христианам неминуемой смертью. О последнем говорит тот факт, что множество крестов – самых разных: из железа, бронзы, серебра; от малюсеньких до огромных: нагрудных и нательных – лежали вместе, чуть прикрытые почвой или непосредственно под камнями. Армавирский ученый Сергей Малахов считает, что «находки такого большого количества крестов в одном месте (разнообразных по типу и иконографии изображений на них, в основной массе хорошо сохранившихся, вперемешку с бляшками для украшения ремней и одежды, подвесками, обломком зеркала, залегание предметов на небольшой глубине) свидетельствует об одном: здесь, вероятно, был культовый комплекс, «святое место», возможно, вначале это было языческое святилище, на котором появилась церковь, в которую христианизированное местное население  приносило свои вотивные подношения – кресты и прочие предметы. Время бытования комплекса – X-XII века,  средневековая аланская культура. Открыты следы еще одного арела устойчивого бытования христианства на Северном Кавказе».

cnfhsq


      Авторы этих строк предположили, что в означенном месте располагалась одна из структур Аланской Епархии – так называемые епископства, а именно Епископия Ахохия, сведения о которой содержатся  в одном из актов Константинопольской патриархии, датированном 1364 годом.
     Известный ученый Владимир Александрович Кузнецов в своей работе «Христианство на Северном Кавказе до XV века» пишет: «В этом акте, связанном с именем аланского митрополита Симеона, перечислены его владения: церковь Богородицы-Утешительницы в Трапезунде с клиром и принадлежащими угодьями, церковь Богородицы Афинской в Сотириуполе и земли «около Алании, Кавказии и Ахохии».
     И далее ученый, вслед за исследователями начала прошлого века В. Томашеком и И. Маркрафтом, локализует Ахохию на Центральном Кавказе, а именно в горной зоне Северной Осетии.  Но в тоже время уверен, «что епископия Ахохия занимала равнину предгорной Большой Кабарды и на ее территории располагались могильники Каменномостский и Жанхотеко.
     Уже упоминаемый выше С. Н. Малахов в работе «К истории Аланской митрополии Константинопольского патриархата (Местонахождение византийской Ахохии)» также придерживается версии локализации Ахохии на Северном Кавказе. Ее епископальный центр он видит в районе Нальчика, склоняясь к тому, что «епископия …в этническом отношении была адыгской (кабардинской), подчинялась Аланскому митрополиту и, скорее всего, после похода Тимура на Северный Кавказ в 1395 г. прекратила свое существование».

0591f675dfb1
L-Kreuz


     Перед тем, как вернемся к нашей основной теме, сделаем еще одно отступление-предположение:  относительно того, где тимуровский эмир Осман-и-Абасса, убитый по навету, нашел свое последние пристанище. Эта фраза: «В это время гнев и горячность царские, вследствие подозрения, которое в действительности не имело основания, отдали приказание убить эмира…» – разрывает нить единого повествования «о движении к горе Эльбурз». Она свидетельствует об особой важности данного события, произошедшего в период нахождения тимуровских войск на территории нынешней Кабардино-Балкарии. Естественно, где мог быть погребен эмир? Только в одном из ущелий. Как погребен, коль Тимур осознал, что его гнев поразил преданного и верного воина? Со всеми почестями.     Народная память сохранила сведения о том, что в окрестностях одного из селений (Карасу, лежащего по дороге, ведущей в Хуламо-Безенгийское ущелье) с невиданными почестями был предан земле один из тимуровских военноначальников. Чтобы обезопасить могилу от грабителей, было изменено русло реки, но по ориентирам, передаваемым из поколения в поколение, место это и сейчас укажут относительно точно. Никто никогда здесь никаких раскопок не вел. Но вот какая история, прогремевшая буквально на всю страну, произошла в начале семидесятых годов прошлого века. Местный житель подросток Ахмат Гиляхов нашел в этой самой речке, чуть ниже возможного места захоронения эмира, невиданной красоты корону весом более двух с половиной килограммов. А рыбачившие  поблизости два нальчанина, увидев это, обманным путем выманили у него  сокровище. И не зная как и кому его продать, эти дундуки (уместнее было бы другое определение) не придумали ничего иного, как распилить бесценный артефакт.
    История эта воистину  из цикла «нарочно не придумаешь». Мало того, что сама корона была распилена и пошла на изготовление зубных коронок, так и многочисленные драгоценные камни в количестве 48 штук оказались безвозвратно утеряны. Спрятав их в цветочный горшок, любители легкой наживы решили прокутить вырученные деньги на черноморском пляже, но не предполагали, что хозяйка квартиры, которую они снимали, выбросит горшок (так как цветы завяли) в мусорный ящик. Осталось только описание короны в следственном деле, которое вел комитет государственной безопасности: «В центре находился большой камень в виде ромба, такие же ромбообразные камни с голубоватым оттенком, но поменьше располагались по всей поверхности».

korona-2

     В этой абсолюно правдивой истории, описанной нами достаточно давно в материале «Царская корона» и опубликованной в книге «Таинственная Кабардино-Балкария», мы предположили, кому мог принадлежать этот удивительный артефакт.
     …У знаменитого английского драматурга Кристофера Марло есть трагедия «Тамерлан великий», действующими лицами которой являются  персидский царь Микет, его брат Хосров, а также множество различных царей. В прологе пьесы, в частности, говорится:
От песен плясовых и острословья,
От выходок фигляров балаганных
Мы уведем вас в скифские шатры;
Там перед вами Тамерлан предстанет,
Чьи речи шлют надменный вызов миру,
Чей меч карает царства и царей.
В трагическом зерцале отраженный,
Он, может быть, взволнует вам сердца.

А вот монолог Хосрова из второго акта первой сцены:

…Чтобы создать столь дивного героя,
Вошла судьба с природою в союз.
Он управляет собственною жизнью
И жребиями множества людей,
Поэтому сильнейшие враги,
Узнав о подвигах его отваги,
Дань восхищенья отдают ему.
Когда, объединившись с Тамерланом,
Направим мы свои мечи и копья
На жизнь царя, что крепостной стеной
Обнесена, как замок неприступный, -
Ни крепкие врата, ни ров глубокий
От гибели Микета не спасут.
Спадет корона с головы глупца,
Как спелый плод осеннею порою…
   Почему бы не допустить, что это та самая корона Микета, завоеванная Тамерланом, и впоследствии водруженная им на голову лишенного жизни по навету эмира как знак прощения, которое попросил великий полководец у своего преданного воина?..
     Впрочем, это лирическое отступление.
продолжение следует
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments