Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

МОСТЫ СТРАНЫ ГОР ч.1

     У одного из самых известных русских журналистов конца XIX – начала XX века Владимира Гиляровского, чье имя в последнее время упоминается, к сожалению, достаточно редко, есть книга « Люди театра» , а в ней очерк « Восходящая звезда» . Название свидетельствует, что он как будто о выдающейся русской актрисе М. Н. Ермоловой, но на самом деле « дядя Гиляй»  рассказывает о своих поездках в семидесятые годы XIX века. Одна из них – на Кавказ, в Кабарду. Побывал В. Гиляровский тогда и в ущелье, о котором ведем речь.
    Вот как он описывает свои впечатления: « …бурно вьющийся излучинами Черек был этот бешеный змей, вырвавшийся из ледников Коштан-тау. Около полусотни километров сверкала изломами узкая трещина, и на всем ее протяжении не живет ни одного человеческого существа… Только там, под ледниками, на другом берегу Черека, лепится к скалам заоблачный аул Безенги, а там, за ним, вершины невидимого Коштан-тау, по обе стороны которого снега горного хребта и будто бы перевал, исстари известный в этом единственном в этих горах ауле под названием « Магометова дорога» . Должно быть, потому, что по ней, кроме Магомета, да и то по древним преданиям, никто не ходил…».


125390097


    Ходили и ходят, особенно сейчас, ведь тропа за прошедшее время стало полноценной грунтовой дорогой, которая вполне по силам не только внедорожникам, но и обычным легковушкам, если вы, конечно, не дрожите над ней. Но тем не менее испытаний дорога предоставляет предостаточно, ведь Черек в своих верховьях остается Череком – своенравной, гордой рекой, которую невозможно приручить, с которой необходимо обращаться как с женщиной – красивой внешне, но характером вспыльчиво-капризной: уж и знаешь ее как будто от головы до кончиков пальцев, но никогда не уверен, как она поступит в следующее мгновение, какие коленца выкрутит. Тем более, как распорядится своими полуобручальными кольцами – мостами.

     О эти горные мосты! Они были и будут темой особого разговора – сегодня они есть, а завтра нет, только что были проходимы, а ныне даже ступить боязно. Вот что писал всего 90 лет назад Константин Чхеидзе: « Представьте себе бездонную узкую щель. Там, внизу, в черном провале, ревет невидимая стремнина вод. Оба края словно обрезаны гигантским мечом. И от одного края к другому переброшены два, иногда три, необделанных ствола. Поперек стволов набросаны неприкрепленные жерди толщиной в человеческую руку. Некоторые толще, некоторые  – тоньше. Местами многочисленные прошедшие здесь конские копыта пробили зияющие дыры. Упаси бог, если попадет в эту дыру тонкая нога благородного скакуна. Погибнет конь, погибнет наверняка, а может быть, упав, он увлечет в своем падении и несчастливого всадника…

650801dd427237f610f5606d58f34e74

    Конечно, мосты через горные потоки слишком опасны, или лучше сказать, преступно-легкомысленны, чтобы ими х­вастать. Но в стране гор  они естественны и неизбежны. В стране ледников и пропастей они являются лишь частью общей картины, которая покоряет величием своей дикой красоты…
Я видел людей, попавших в горы с равнины; которые не решались довериться собственным ногам, чтобы перейти такого рода мост… Разумеется, над ними не надо смеяться. Но они производят в горах странное впечатление каких-то ужей, затесавшихся в общество соколов и кречетов».

v_kabardino-balkarii_turist_iz_rostovskoy_oblasti_upal_v_reku_0

     А вот что испытал Владимир Гиляровский: « Удивительный мост! Будто оторвали дно от плетеной корзины, увеличили его в сотню раз, перекинули каким-то чудом через огромный пролет и сверху наложили еще несколько таких же днищ… Внизу, глубоко под ним, ревет, клубясь белой косматой пеной, река, в которой воды не видно,– пена, пена и пена и облака брызг над ней.
    …Я вступил на зыбучий плетень без всякого признака перил. …Я знал, что в таких переправах нельзя смотреть вниз, особенно здесь, на грохочущие буруны, но приходилось смотреть под ноги – того и гляди запнешься за торчащую ветку или нога попадет на какую-нибудь неровность зыбившегося подо мной висячего пути. А Черек будто переливался под нами…».
    И еще одно свидетельство из того же, как будто не такого  далекого XIX века – отрывок из письма знаменитого русского композитора Сергея Ивановича Танеева к Петру Ильичу Чайковскому, написанного в 1891 году и рассказывающего о путешествии из Пятигорска в Урусбиевский аул: « Трудно себе представить, до какой степени восхитительна эта поездка. Баксан в начале очень широк. Дорога идет то по одному, то по другому из его берегов. Мы множество раз должны переезжать через мосты, сложенные из нескольких бревнышек, в то время как река ревет, как дикий зверь, увлекая и переворачивая в своем течении огромные глыбы камней. Лошади наши будут лепиться по скалам, перед нами будут открываться зияющие пропасти, мы постоянно будем испытывать приятное чувство человека, благополучно избежавшего грозившей ему опасности...».

0_79998_d322b167_orig

    Веревочные, с лихорадочно ходящими под ногами мостками, вырубленными из стволов молодых деревьев, положенных к тому же не вплотную, а с большими промежутками; с « перилами» , которыми служила другая веревка, частенько протянутая лишь с одной стороны и прикрепленная к основанию весьма ненадежно, мосты исправно исполняли предназначенную им функцию – соединять людей. В то же время они являлись зримым свидетельством бесстрашия их создателей. Ступить на такое сооружение страшно, а каково наводить его – перекидывая веревку с берега на берег, устанавливая, продвигаясь на коленях, деревянное основание, соединять мостки с « перилами» , рискуя каждое мгновение жизнью.
окончание следует
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments