Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

Categories:

ВЕЛИЧИЕ ХУЛАМА

    Если сразу от въезда в селение Безенги повернуть вправо и по достаточно благоустроенной дороге подняться вверх, то уже по эту сторону Черека, примерно напротив замка Джабоевых, у подножия горы можно увидеть развалины балкарского аула Хулам, некогда процветающего и весьма известного поселения. Упоминания о нем не раз встречаются в трудах многих путешественников, ученых. Ныне аул практически разрушен, но вот что удивительно – даже эти полуразвалившиеся жилища, ушедшие в землю, заросшие травой, забывшие о присутствии людей, поражают своим суровым и гордым величием, которое еще больше подчеркивает нависающая над ними гора.
    Время и природа, люди и общественный строй сделали как будто все, чтобы Хулам умер, а он не покорился, он упорно цепляется за жизнь – примкнул, прицепился к горе, тянется по ее склонам, и хоть разрушается от года к году, но если и уйдет в небытие, то только с ней.

0_d5b85_4f80b316_orig

Балкарские дома, музеем которых с полным основанием можно считать Хулам, здесь представлены в своем наиболее архаичном виде – это каменные потеррасные жилища с плоской крышей. Данные постройки, писал архитектор Эммануил Бернштейн, побывавший здесь в 1938 году, « располагались на крутых склонах преимущественно Черек-Балкарского и Черек-Безенгийского ущелий, где они врезались в самый массив скалы. В высеченном в скале уступе получалась горизонтальная поверхность пола и вертикальная – задней стены. В этом же массиве скалы высекался вдоль задней стены так называемый « тырхык»  и углубление – ниша для текущего запаса дров, а в полу – ямы для хранения ячменя и картофеля. Камень, вынутый при постройке уступа, шел на кладку лицевой и боковой стен и ограждение усадьбы.
  …Ступенчатое расположение жилищ на горном склоне приводило к тому, что крыши домов нижележащего ряда обычно использовались как дворы или просто открытые площадки перед домами, расположенными над ними. Иногда даже навес верхнего дома имел своим основанием крышу нижней постройки».
   А вот что отмечали В. Миллер и М. Ковалевский: « Сакли хуламцев и вообще горских татар… издали имеют вид груды камней и развалин. Вокруг небольшого дворика тянется ряд низеньких построек, сложенных из камня без цемента. Плоские крыши покрыты землей, и если бы не плетеные и вымазанные глиной широкие круглые трубы, вы не догадались бы, что ходите по крыше, а не по зеленой лужайке. Перед четырехугольными жилыми помещениями идут навесы на массивных столбах. Отдельно от других построек при каждой сакле – помещения для всякого приезжего, кунацкая. Привязав коня к рогатой коновязи, вы входите, нагнувшись в низенькую дверь кунацкой. На земляном полу у одной стены стоит широкая двуспальная деревянная кровать, у другой стены прямо на земле очаг, над ним пасть широкой трубы. По стенам полки для вещей. Все помещение, иногда сажени 3 длиною, освещается скудно маленьким окошком, конечно, без рам и стекол».

Gornaya-Balkariya

   А вот и более современное свидетельство краеведа Тимура Шаханова: « …другое дело Безенги и Хулам. Тут встречались сакли, стены и крыши которых видели десять и более поколений жителей. Дома в этом ущелье строились из камня, толщина стен достигала метра и более. Большинство домов были одноэтажными, крыша одного дома нередко служила двором для другого. Двухэтажные дома были редкостью.

  У древнего жилища балкарцев имелась узкая дверь. Дом, пожалуй, больше напоминал крепость, нежели жилье. Об этом свидетельствуют маленькие окна-бойницы, расположен­ные на втором этаже. Дневной свет проникал на первый этаж, и только через дверь. Таким было типичное жилье балкарцев далекого средневековья, когда мирные дни сменялись войнами и людям приходилось выдерживать осаду врага за стенами своих домов.
  О том, что жилище горца было надежной защитой и построено прочно, можно судить по сложенным перекрытиям, ведь крыша засыпалась толстым слоем земли и служила двором вышеживущим. Поэтому нагрузка была колоссальной, и строителям не так легко было рассчитать запас прочности. Каждая сакля имела очаг. В более древних саклях очаг находился посередине жилища, пристенным он стал позднее. Освещалось жилье светильниками-чирахтанами, в которые по бокам вставлялись лучины, а в центре находились раскаленные угли или плошки с жиром».
0_54fe4_cd71922_-1-L

   Хулам хранит немало тайн, так как раскопки здесь практически не проводились. Удивительно, но случайным образом мы прикоснулись к одной из них. На тропинке, ведущей к вершине горы, к которой аул прислонился сбоку, металлодетектор, настроенный на цветные металлы, заверещал на все лады, а на дисплее высветилось слово « клад»  с тремя восклицательными знаками. « Клад»  лежал буквально на поверхности, стоило только снять верхний слой дерна. Перед нами предстало днище бочки (так всем в первый момент показалось), зарытой вертикально. Воображение разыгралось, кое-кто уже принялся делить предполагаемые сокровища. Но, обкопав днище со всех сторон, мы выяснили, что это вовсе не бочка, а большой медный таз с полуметровым диаметром и десятисантиметровой высотой борта. Покрывшийся патиной он скрывал под собой коновязь и какие-то листки бумаги, превратившиеся от времени в труху.

  Весьма вероятно, что таз был закопан 8 марта 1944 года, когда произошло насильственное выселение хуламцев и всего балкарского народа. Судя по всему, своим прежним хозяевам он был весьма дорог, поэтому и спрятан, так как из-за тяжести (более шести килограммов) взять его с собой они не могли.
Изготовлен же таз из цельного листа меди, причем не механическим способом, а вручную, и, как нам сказали специалисты, скорее всего дагестанскими мастерами где-то примерно во второй половине XIX века. Подобные тазы в балкарских семьях были не редкостью. В фондах Национального музея Кабардино-Балкарии имеется старинное изделие из меди, представляющее из себя плоский таз для купания диаметром примерно один метр и с высотой борта около 10 см. Но, в отличие от найденного нами, он не цельный, а кован из листовой меди – днище представляет из себя диск, к которому заклепками прикреплен борт. Впрочем, главное не сам таз, а ответы на вопросы, кто его спрятал и что было написано на тех листках? Нам этого никогда не узнать.
43601

  Мелькнула мысль: « Может, это знаменитая тетрадь Кязима Мечиева, следы которой затерялись во времени?» . Но между Хуламом и Шики – расстояние несколько километров, да и депортировали великого балкарского поэта не отсюда, а из Кичмалки, где в конце тридцатых годов и стали жить шикинцы, спасаясь от не знающих пощады селей.
   …На вершине горы, у которой расположен Хулам, можно увидеть останки еще одной башни. Была она трапециевидной, с оборонительной стеной, достаточно труднодоступной, но главное, что вместе с другими – замком Джабоевых, башней Ак-Кала – составляла единую оборонительную систему: воины-наблюдатели кострами сигнализировали о приближа­ющемся неприятеле.
  Ак-Кала, то есть « Белая башня» , о которой мы еще не сказали, служила для прикрытия аула Безенги, но расположена, в отличие от других, на равнинном участке – повороте дороги, ведущей в аул Шики. Ранее башня была четырехэтажной, о чем свидетельствуют, как пишет И. Мизиев, « симметрично расположенные ниши в стенах для укрепления внутренних перекрытий. В стенах имеются окна и бойницы» ; высота башни достигает 14 метров.
  Еще одна башня – Баксанук-Кала была возведена на вершине горы над аулом Шики. О ней имеется весьма интересная легенда, суть которой сводится к следующему: дочь князя Баксанука, отличавшегося неимоверной жестокостью и пренебрежением к простым людям, полюбила простого юношу, которому соплеменники дали особое поручение – найти место, куда можно уйти от ненавистного правителя. Перипетий в этой легенде предостаточно, но суть ее такова: погибает юноша, его любимая бросается в пропасть, но и князь погибает от рук взбунтовавшегося народа. По другой версии, речь в легенде идет о жене Баксанука, казненной им. Впрочем, суть ли важно – дочь ли, жена: и та и другая – люди, близкие и родные, а значит, история Баксанук-Калы в любом случае связана с семейной трагедией, символом которой и стала башня.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments