Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

Фантомы водопада Султан ч.1

   …В личную почту на «Фейсбуке» пришло письмо с фотографией от  Хачима Шахиева. Молодой человек только что (2 августа 2014 года) побывал в Северном Приэльбрусье и по дороге к Серебряному источнику увидел в небе какой-то отблеск – он вспыхнул на мгновение и исчез. Рассмотрев фотографию, удивился: типичный НЛО!
В путеводителе «Джилы-су», первое издание которого вышло в 2004 году, мы уже писали о том, что свидетелей появления в этих местах НЛО имеется предостаточно. С некоторыми мы беседовали и не почувствовали фальши в рассказах очевидцев. Необычное явление в Северном Приэльбрусье наблюдал  и один из авторов этих строк…
    История эта произошла ровно десять лет назад, но в силу разного рода причин, прежде всего ее ирреальности, не была обнародована. Именно последнее долго сдерживало желание описать увиденное – не хотелось выглядеть в глазах читателей вралем или по крайней мере выдумщиком. Но прошедшие годы, которые были густо наполнены встречами с необъяснимыми явлениями, необычными людьми, странными событиями, позволили посмотреть на события десятилетней давности с иной точки зрения. И подумалось: столь ли важно – виделось или привиделось, главное оставило след, заставило задуматься – размышлять, проводить параллели, делать выводы.

0_8ffdf_e718ffdd_L

   Итак, лето 2004 года,  старенькая издательская «Нива» потребовала капитального ремонта, а нам срочно надо было попасть в Северное Приэльбрусье: один из былымских пастухов (в Джилы-су о находился со скотом) сообщил через друзей, что под слоем мха он обнаружил наскальные изображения). Машину для поездки мы не смогли найти, встал вопрос, как добраться? Сразу скажу, что дорога, по которой сегодня все приезжают в эти благодатные исцеляющие тело и душу места, в то время представляла из себя весьма грустное зрелище: необорудованная, перерезанная многочисленными селевыми потоками, она далеко не каждому вездеходу была по силам.

b32b38747767

     Поэтому решили ехать через Тырныауз – до самого города на маршрутке, а оттуда на «Ниве», которую пообещал предоставить Ахмат  Доттуев. Ахмат –  удивительно отзывчивый парень человек (в этом мы еще раз убедились в ходе поездки), откликнувшийся на просьбу о помощи практически сразу, хотя до этого мы были совершенно незнакомы. Естественно, о нем были наслышаны:  интерконтинентальный  чемпион мира по профессиональному  боксу – это тебе не халам-балам, а для маленькой республики вообще личность знаковая.


   Но не все оказалось так просто. Дело в том, что работника военкомата, который должен был сидеть за рудем ахматовской машины, куда-то срочно вызвало начальство. Стали искать другого водителя, но проходил час за часом, а мы все продолжали в ожидании сидеть в кафе. Сам Ахмат был занят – в спортивном комплекса «Геолог», где он был директором – проходили какие-то соревнования, причем даже не республиканского ранга, а выше. Одним словом, где-то после трех часов мы приняли грустное решение возвращаться, стали искать Ахмата, чтобы сообщить ему о нем.

qklzqjaedtupxq-ywnxztisrbyr

   Увидев наши огорченные лица, Доттуев все понял, но не попрощался с нами, как на его месте поступил любой другой, а попросил еще немного подождать. При нас дал распоряжение найти своего зама, потом что-то долго объяснял ему (мы стояли рядом и не понимали, зачем нам выслушивать все эти хозяйственные поручения) и наконец повернулся к нам. «Поехали!» – сказал он и ослепительно улыбнулся.

   Улыбка у него действительно была потрясающая – во все лицо, не натужная, а искренняя и светлая. «Куда?» – не поняли мы. «В Джилы-су, – удивился Ахмат, – Куда же еще?». «Как? А кто повезет? Да ведь и поздно уже». «Я повезу. Успеем, дорогу хорошо знаю».
И мы поспешно стали складывать в машину свое снаряжение. Что значит «успеем», нам стало ясно уже на первых километрах – их, оказывается, надо было преодолеть более 60, но те, кто убеждал, что тырныаузская дорога куда лучше малкинской, жестоко нас обманули. Может, она и была когда-то получше, но в тот раз, разбитая донельзя, петляющая из стороны в сторону, заваленная скатившимися с нависающих горных склонов камнями, показалась нам дорогой в ад.

   Ни минуты (куда там – секунды!) покоя: машина дергалась, подпрыгивала (те же валяющиеся то тут то там  камни Ахмат, дабы не терять времени, филигранно объезжал, но для этого взбирался на край склона или ехал над самой пропастью. Нас кидало из стороны в сторону, то вверх, то вниз; при особо затяжных прыжках крыша «Нивы» жалобно трещала от мощи наших голов. А о том, что чувствовали сами головы, говорить вообще не приходилось: звездочки плыли перед глазами. И когда они слились в один сплошной поток, один из нас не выдержал и с печалью в голосе спросил: «А куда мы так спешим?».
Оказалось было куда – Ахмату еще предстояла обратная дорога, так как его ждали гости. Страшно было представить в какую авантюру мы его втянули, а он согласился по доброте душевной: тырныаузскую трассу по тем временам преодолевали часов пять, не меньше, а тут за это время ему предстояло добраться не только до урочища, но и вернуться обратно в Тырныауз. Причем немалую часть пути по темноте. Как мы его не уговаривали перенести отъезд на утро, Доттуев не согласился. Более того, успел даже попить водички, перекинуться с кем-то парой слов и вот уже его «Нива» скрылась за поворотом.

IMG_6392

     Таким неугомонным, улыбчивым, отзывчивым он и остался в памяти. И слезы из глаз, когда мы узнали о его смерти (его подло убили в 2010 году в родном селении Кенделен) было не скрыть: столь искренней была боль потери, одним хорошим человеком на нашей земле стало меньше. Но эта совсем другая история.

Уже смеркалось, когда Анзор, отвечающий за размещение гостей (их в те времена было значительно меньше) устроил нас: фотографа в комнате, где проживала повар и одновременно продавец пастбищного магазина, а автора этих строк в домике, где в основном находили ночной приют пастухи. Там стояло с десяток коек  с засаленными матрасами и такими же подушками, но без белья, которое, как оказалось, надо было захватить с собой. Найдя что-то вроде более-менее чистой подстилки, положил ее на койку и прилег. А закрыв глаза сразу же провалился в сон, в котором продолжалась поездка, машина виляла из стороны в сторону, все плыло перед глазами. Проснулся же от того, что машина тяжко и тяжело зарычала: с всхлипами, надрывом. И рык этот (данное определение здесь только и уместно) не стихал и не стихал: казалось «Нива» пытается осилить очередной перевал, но ей это никак не удается.
   В тот момент, когда рев стал совсем невыносимым, я открыл глаза. Оказалось, что все эти звуки издавал из себя лежащий рядом пастух: он храпел с такой силой, что мощь машинного двигателя проигрывала мощи его легких. Вот он, словно мотор, работающий на привычных оборотах, вначале заявлял о себе, потом звучал все громче и громче и наконец издавал такие громоподобные звуки, что от децибел, казалось, дребезжали стекла в окнах, а от его дыхания край достаточно плотной накидки, которую я постелил на матрас, подрагивал, находясь в постоянном движении.
IMG_6382

   Такой же богатырский храп доносился с других коек – создавалось впечатление, что звуковые волны сталкиваются, пересекаются, словно пытаясь доказать чья сильнее и мощнее. А если к этому еще добавить ядреный запах, буквально висящий в комнате: давно немытых тел, мужского пота, водочного перегара («раздавить» по вечерам пару-другую бутылок злодейки здесь всегда было в порядке вещей), то станет ясно: заснуть в этих условиях человеку, начисто забывшему о казарменных условиях проживания, практически невозможно. Хотя я и пытался это сделать: засовывал как можно дальше безымянные пальцы в уши (при этом с грустью вспоминая о таком изобретении человечества, как ватные палочки «беруши»), клал на голову подушку, но это была порочная затея, так как от звуков не спасала, но запахов только прибавляла. Наконец, поступал вообще неинтеллигентно: раз за разом толкал соседа – весьма хлипкого на вид, как оказалось утром, когда «поутру они проснулись» (закавыченные слова, напомню,  название кинофильма по произведения Василия Шукшина, тогда только что вышедшего на российский экран). Но все было бесполезно: «машина» не знала передыха, более того, даже водяной душ (оказавшись в полном отчаянии,  дошел до того, что стал обрызгивать соседа из бутылки с минеральной водой, стоявшей на тумбочке) лишь на мгновение помогал. Сосед на мгновение затихал, но практически тут же начинал храпеть еще с большей силой.

IMG_6401

   Все описанные выше детали приведены здесь вовсе не ради придания  колорита повествованию, а для того, чтобы стало ясно – произошедшее дальше не воображение находящегося в полудреме человека, а реалии, которые трудно выдумать, ибо они  никак не вытекали из происходившего, а подводили к нему.
    Отчаяние овладело автором этих строк, так как оставаться в помещении было просто невозможно. Пришлось встать, натянуть легкую куртку (что означает термин «легкая» особенно ощутилось за дверью) и выйти на улицу.        Ночь стояла ясная, лунная, причем месяц как  в люльке плавал между двух вершин Эльбруса, находящихся столь близко, что создавалось впечатление: руку протяни – и до них, и до небесного светила дотянешься.  Было не просто морозно – пар шел изо рта, стоять на одном месте оказалось невозможно: мгновенно тело стало бить дрожь, пальцы закоченели. Идти в комнату, содрогавшуюся от храпа, не было желания. И тогда решил прогуляться к водопаду с величественным именем Султан, наполняющему все вокруг неумолкаемым грохотом.
   Мимо бетонного ложа для приема ванн, источников, через мост (тогда он еще функционировал, пропуская на территорию лагеря жителей Карачаево-Черкессии, а сейчас, приподнятый мощным селем, годен только для пешеходов). Приходилось ступать достаточно осторожно – каменные глыбы затрудняли движение, но яркая луна позволяла видеть и натоптанную тропинку, и все происходящее вокруг.
окончание следует
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments