Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

НЕ НАЙДЕННАЯ ДОБЫЧА КАНЖАЛА ч.1

     В 2008 году в Кабардино-Балкарии отмечалось 300-летие Канжальской битвы, в которой войско крымского хана Каплан-Гирея I было разбито кабардинским ополчением, руководимым князем Кургоко. Эта битва, без всякого преувеличения, одно из важнейших событий военной истории Северного Кавказа того времени, по большому счету, самая значимая победа кабардинцев над внешним врагом.
Проходила битва на горе Канжал (Кынжал), название которой созвучно тюркскому словосочетанию «кан жол» – кровавый путь.

     Имеется немало сведений о самом сражении и месте, где оно состоялось – значительная часть их воспроизведена в книге «Канжальская битва и политическая история Кабарды», вышедшей в нашем издательстве. В ней опубликованы архивные и фольклорные материалы, записки и отрывки из работ Абри де ла Мотрэ, Ксаверио Главани, Густава Гербера, Клапрота, Дмитрия Кантемира, Семена Броневского, Николая Данилевского, Шоры Ногма, Хан-Гирея и целого ряда других авторов.


DSC_0024


  Лучшей, и не только на наш взгляд, научной работой об этом сражении является труд историка Валерия Сокурова «Канжальская битва и ее отражение в кабардинском фольклоре». Валерий, сосед по дому авторов этих строк, активно сотрудничал с нашим издательством – выпустил книгу о знаменитом фольклористе Зарамуке Кардангушеве, подготовил фундаментальную статью «Институт выезда на службу у черкесов», которую мы опубликовали в журнале «Эльбрус». Планировались и другие работы, если бы не неожиданный отъезд Сокурова на постоянное место жительства  в Москву.
   
DSC_0028

     Большинство трудов о Канжальской битве (авторы этих строк заговорили о важности данного  события задолго до предъюбилейных публикаций), появившихся в последнее время,  в той или иной мере базируются на сокуровской, но выводы многие историки, отнюдь не располагающие другими источниками, делают совершенно разные.

    В первую очередь это касается итогов битвы, количества ее участников и места проведения сражения. Вследствие чего мы приведем обширную цитату из сокуровского труда, касающуюся силового соотношения противоборствующих сторон и имеющую самое прямое отношение к нашему материалу: «В источниках приводятся весьма разноречивые сведения о численности войска, собранного ханом. Опираясь на хронику Рашида (1720), И. Хаммер (1831) утверждает, что в поход с Каплан Гиреем I на кабардинцев отправилось 20 тыс., в том числе 6 тыс. ногайцев из Бессарабии, 1,5 тыс. сейменов хана, 3 тыс. сипахи (турецкая кавалерия) под командованием бейлербея (наместника) Кафы Муртазы-паши; еще 5 тыс. темиргоевцев  и 5 ногайских племен принудил хан силой. Трудно сказать, на чем основаны эти данные. Очевидно, Рашид почерпнул их из официальных турецких или татарских источников. Цифру 20 тыс. называет также источник кабардинского происхождения. Это письмо князя Татархана Бекмурзовича, который был, пожалуй, достаточно осведомлен о величине войска противника. А в письме кабардинских князей от 1769 г. встречается уже 40 тыс. В описаниях де ла Мотрэ, Дмитрия Кантемира и И.-Г. Гербера приводятся более крупные размеры войска. А де ла Мотрэ определяет его в 100 тыс. человек (число, конечно, явно преувеличенное). Кантемир пишет, что Каплан Гирей I выставил против кабардинцев 80.000 татар, а «когда переправился через Танаис, к нему присоединились 15.000 кубанцев». И.-Г. Гербер называет более скромное число – 30 тыс.


DSC_0038
DSC_0045

     Итак, назвать точную цифру нет возможности. Приведенные данные позволяют, однако, составить представление о масштабах ханского войска и его организационной структуре. Таким образом, войско под верховным начальством Каплан Гирея I составляло не менее 20-30 тыс. и включало в себя крымских и турецких солдат, ногайцев и темиргоевцев».

     Сегодня кое-кто упор делает на самые большие цифры (сто тысяч человек!), что вступает в противоречия с истинным положением дел. Тем, кто бывал на Канжоле, понятно:  столь огромная конско-людская масса  никак не могла разместиться на  достаточно небольшом пространстве гористой пересеченной местности. Но а если даже разместилась, более того, стояла достаточно продолжительное время (около трех недель), то должна было оставить от себя весьма ощутимые следы. А ведь была еще и «принимающая», так сказать, сторона. А это, по разным источникам, от 7-12 до 30 тысяч человек. Следовательно, следы от такого пребывания войск должны были сохраниться, причем  весьма значительные.

DSC_0095

    Кроме того, по свидетельствам дипломатических источников, в частности, донесению российского посла в Константинополе П. А. Толстого канцлеру Г. И. Головкину «о бесславном завершении похода крымских татар на черкес», только «с пашею Муртазою янычан и турчан возвратилось в Керчь всего человек с тридцать, а прочие все тамо пропали, которых было с ним всего больше четырех тысяч турок конных и янычан*». И это только часть потерь.


DSC_0061

    Следовательно, на Канжоле нашли свою погибель по самым скромным подсчетам не менее десяти-двадцати тысяч крымцев. Значит, помимо следов пребывания войск должны остаться и многочисленные захоронения.
Этот вопрос давно волновал нас. Дело в том, что целый ряд экспедиций в те места, проведенных в 2004-2006 годах, экспедиций, достаточно хорошо подготовленных и оснащенных (нам помогали пастухи, которым эти места были знакомы вдоль и поперек; к поездкам привлекались опытные поисковики, в наличии у коих были самые современные металлодетекторы) не дал абсолютно никаких результатов. Мы искали в разных местах, буквально облазили горные склоны, но ничего (за исключением пары наконечников от стрел) так не нашли. Хотя подобного рода артефактов должно было быть многие тысячи, ведь раскопки в этих местах никогда не велись –  до последнего времени необходимой качественной аппаратуры просто не имелось.
окончание следует
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment