Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

Темрезкольская «арка-дверь» ч.2

   Сил на дальнейшие поиски перестало хватать – ложбины преодолевались все медленнее, после каждых семи-десяти метров требовался отдых. И хотя указанные пастухом ориентиры были наконец-то найдены (одиноко стоящий каменный палец, «чертов палец», как мы его тут же окрестили, загадочный и величественный, скрытый от постороннего взгляда скальным массивом, а также каменные выносы, напоминающие лапы дракона), сама арка оставалась недостижимой.
  Дело клонилось к вечеру – шел шестой час, откуда-то сбоку стал наползать туман и через какое-то мгновение скрыл от нас скальной массив. Начал накрапывать дождь – вначале он сыпал одиночными каплями, потом зачастил,  и наконец полил, в прямом смысле слова, как из ведра. Невесомые полиэтиленовые плащи, предусмотрительно взятые с собой, мы тем не менее, стараясь избавиться от лишнего груза, оставили в машине.       Так что промокли до нитки, а вернее до тела мгновенно. Естественно, температура тут же упала, а налетевший ветер напоминал о бренности человеческого существования: местонахождение легких ощущалось весьма рельефно.

P1080127


   

   Понятно, что двигаться вдоль стены дальше в означенных условиях не представлялось возможным. Добраться до замыкающей массив Темрез-кол скальной вершины Тещины зубы также уже нам было не по силам. Но именно туда, на кош под  горой Наужидза (с кабардинского зубья старой бабушки), мы попросили перебазироваться водителя и вернувшегося с полдороги четвертого участника экспедиции, уверенные в своих силах.
   Ничего не оставалось, как двигаться вниз. По траве,  скользкостью соперничающей со снежной горой, по склону, угол которого зашкаливал. Правда, можно было сесть на пятую точку и покатиться вниз не задерживаясь, только вот во что бы превратилось это самое мягкое место через десяток метров даже представлять не хотелось.

P1080137

 
    Эти пару километров, подгоняемые дождем, по пояс мокрые, с ботинками, превратившихся в маленькие бассейны с холодной водой, мы преодолевали не меньше часа. И казалось ниточка дороги, служившая ориентиром, все также далека как и в самом начале. Каменные ловушки, скрытые травой, болотистые места, напоенные водяными хлябями, ручьи, побежавшие и тут и там, гром, звуки которого буквально сотрясали тело, делали все возможное и невозможное, чтобы остановить нас. Словно кто-тот невидимый и жесткосердечный, в чьих возможностях повелевать силами природы, пытался наказать нас за желание проникнуть в тайну, скрытую веками.


P1080141

 
     И мы отступили. Более того –  позорно бежали, но мысль, что обязательно вернемся, жила в каждом. Эта мысль согревала наши тела, промерзшие от воды и ветра. Она придавала силу нашим ногам, уставшим от неимоверно тяжкого спуска, когда пальцы, упирающиеся в носок ботинок, стонут от боли. Она заставила одного из нас пройти еще добрых пять километров, чтобы уже в темноте выйти на машину и обрадовать находящихся в ней, все передумавших (в том числе самое плохое) за эти восемь часов наших спутников.


P1080150
P1080154
P1080159

  Уже в сплошной темноте мы выбрались из ущелья и лишь где-то к полуночи оказались в Нальчике. Казалось, лестничные пролеты, ведущие к квартире, преодолеть труднее, чем те почти двадцать километров, что вместились в сегодняшний день. 
  Стоило ли испытанное сегодня затраченных усилий?  Ведь истории, подобные вышеизложенной, мы слышали неоднократно, более того – даже видели  похожую арку на одной из скал с Суканском ущелье. Туда нас отвел нальчанин Борис Загиев – личность весьма прелюбопытнейшая. Сегодня ему много за восемьдесят и нам, знающим его десятилетия, даже не верится, что это так. Неутомимый путешественник (исхожена вдоль и поперек родная Кабардино-Балкария), любитель приключений (в советское время судьба забрасывала его в такие уголки Союза, где и нога человеческая не ступала), человек мастеровой (был и старателем, но нашел себя в токарном деле), высокоразрядный специалист, который на ставшем ему родным заводе «Севкавэлектроприбор» посвящались самые сложные задания. Сегодня есть обширные знания, есть высокопрофессиональный опыт, но подводит здоровье и что тут поделаешь. Остается память – о прожитом, увиденном, познанном и желание рассказать об этом другим, что нальчанин  Загиев и хочет сделать в оставшиеся ему годы.

P1080161
P1080177

 И арка в Суканском ущелье из их числа. Она, находящаяся в центре скалы, действительно поражает – своей соразмерностью, идеальной дугой, блоками, вплотную пригнанными друг к другу. Но и вызывает немало вопросов. Первый и самый главный – зачем на такой высоте (более двадцати метров над землей) возводить вход?    Куда он может вести, если к нему нет подступа как такового?

P1080170

  Как и дверь с аркой, ведущая внутрь хребта Темрез-кол. Мы ее пока не нашли, но не сомневаемся, что она есть, Но вот что за ней? Скорее всего – ничего. Ведь арка над так называемой дверью  может оказаться просто частью скалы, на которую природа нанесла орнаментальный узор, который человеческий взгляд воспринимает за проем.     Тогда перед нами не вход, а каменный декор, нерукотворное детище природы.  Но чтобы знать это достоверно, надо этот «вход» прежде всего найти, и если это на самом деле вход – в него войти.

 «Будем искать», как говорил герой одного известного советского фильма.
Tags: арка-дверь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment