Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

Темрезкольская «арка-дверь» ч.1

   Весь день 12 июля провел в горах - с семи утра до полуночи, километров 18-20 прошел, практически все время  под углом 45 градусов и больше, вниз-вверх, туда-сюда, без отдыха, с грузом. Даже не верится, что это был я, что с этим справились мои ноги и мое шунтированное сердце. На следующий день отписался, отчет перед вами. Собираюсь на днях снова. Кто выдержит, если предложу присоединиться?

    Эта экспедиция, к которой мы готовились достаточно долго, не заладилась с самого начала: середина июля, гнус в верховьях свирепствует, а в дороге выясняется, что заранее прикупленные репелленты остались дома. Возвращаться не решаемся, теша себя мыслью, что, может быть, кровопийцы еще не вошли во вкус.

Тут же еще одна накладка: проводник, бывший пастух, которого мы должны были подобрать по пути, на связь не выходит, более того, после многочисленных звонков узнаем, что даже  его родственники не в курсе, где он.
Сообща принимаем решение продолжать экспедицию, тем более, что сопровождавшие нас тырныаузцы Назир Хапаев и Исуф Ульбашев  дружно заверяют, что примерное место интересующего нас объекта они со слов пастуха знают, найти его – дело времени, а оно у нас есть. Наделенные горьким опытом, что практически все наши поездки, осуществленные без непосредственного участия информаторов, заканчивались ничем, тем не менее надеемся на лучшее и сворачиваем, как и намечали, у Быллыма на дорогу, ведущую к тырныаузскому хвостохранилищу.

P1080079


  Здесь мы бывали не раз, хребет Гижгит, остающийся по правую сторону, изучили достаточно хорошо, а вот примыкающий к нему массив, который называется Темрез-кол, как-то обошли стороной. Но именно здесь, как рассказывал пастух, он увидел в скале арку, нависающую над дверным проемом. Как он говорил, очень красивую, затейливо выложенную и вовсе не напоминающую вход в захоронение. Последние выделяются своей шириной и высотой: примерно где-то три-четыре  метра на полтора, а увиденная им  «арка-дверь» действительно была таковой, да  и внешне схожа с дверью: около двух метров по высоте и чуть более метра по ширине. Получается, если перед нами рукотворное произведение, то это вход. Только вот куда и зачем?

P1080014
P1080032

  Дух захватывало от разыгравшегося воображения и факт, что наш пастух, трижды поднимавшийся к объекту и каждый раз находивший его после длительных поисков (настолько он был незаметен в скальной фактуре), лишь придавал интригу грядущему поиску. Правда, несколько смущало то, что чем-то похожий вход, который мы тщательно искали поблизости (см. материал «Джины массива Гижгит»), в конечном итоге так и не смогли обнаружить. А экспедиций провели несколько, сил истратили немало, ноги истоптали изрядно.
  Как оказалось, те походы были всего лишь разминкой перед нынешним. Лошадей мы найти не смогли и пришлось все поиски вести на своих двоих. Дорога вверх под палящим июльским солнцем, в плотно застегнутых куртках – оводы, мгновенно почувствовавшие отсутствие распыляемых против них  химикатов, приняли нас как родных: перед глазами висело сплошное облако из жужжащих насекомых, не раздумывавших в какую часть открыитого тела впиться  – в лицо или руки. Причем желание испить крови пересиливало инстинкт самосохранения: гнус погибал во множестве, но свое черное, то бишь красное дело творил весьма успешно.

P1080061
P1080065
P1080067

   А если к этому добавить некошеную траву, угол подъема, который практически на всем протяжении составлял как минимум 45 градусов, а дальше все больше и больше – в некоторых местах приходилось продвигаться вверх цепляясь левой рукой за нависающую перед тобой траву, а правой подстраховываясь альпинистской палкой. И чувство, когда думаешь, что вот там, за этой горкой, откроется наконец основание массива, но преодолев ее, видишь, что перед тобой еще одна, за ней следующая и конца края им не видно. Когда приходится идти, а где и ползти  по отвесному гребню, в котором трава предательски скрывает ямы, попасть в одну из которых значит, с большой уверенностью, вывихнуть ногу. А если захочешь обойти гребень сбоку, то наверняка угодишь в мочаки – напитанную водой почвенную жижу, хлюпающую под ногами.

P1080082
P1080087

   И так час, второй, третий… Вот оно,  наконец, основание скального массива Темрез-кол. Прямо перед нами уходят на высоту в сотни метров скальные пики – мрачные, гордые, стоящие сплошной неприступной стеной. Первое и самое главное разочарование: продвигаться под основанием хребта практически  невозможно – то там, то сям его прерывают каменные выносы, преодолевать которые необходимо с величайшей осторожностью: валуны разных размеров перемещаются под тяжестью тела, увлекая за собой; упереться не во что, альпинисткая палка не помощница. Кроме того, на пути крутосклонные ложбины, идущие одна за другой – только выберешься из одной, как перед тобой открывается следующая. Силы же на спуск еще как-то находятся, а вот на подъем их практически нет; обойти же ложбину понизу, значит незаметно для себя отдалиться от скального основания, т.е. от цели  поиска.


   Самую тяжелую часть работы – двигаться под скалами – берет на себя Назир. Он же замечает первым и следы, оставленные на влажном песочном грунте:  медведя, предположительно самки и ее детеныша. Балкарские следопыты тут же вспоминают о своих карабинах, прихваченных ради безопасности. На наш взгляд совершенно лишних, только загружающих маленькую по составу экспедицию – из пяти ее участников один сразу отказался от восхождения, другой сделал это часом позже, вернувшись по следам на траве к машине. Оружие у спутников мощное – у Назира так вообще карабин Мосина 1939 года выпуска, бьющий на две тысячи шагов с сильнейшей отдачей: один из нас, после  контрольного  выстрела, еще пару дней ощущал боль в плече.

P1080095
P1080097

   Но медведей поблизости не наблюдается и мы продолжаем осматривать основание массива Темрез-кол, в конечном итоге отдаляясь друг от друга все на большее расстояние, причем последним идет автор этих строк. Тем неожиданнее (зная, что нас осталось всего трое) было услышать позади грохот падающих вниз, а значит, потревоженных кем-то камней. Обернувшись, увидел на только что оставленном  гребне стоящего на четырех лапах медвежонка, смотрящего в нашу сторону. Он был один, но так как медведицы своих детенышей никогда не бросают, взрослый зверь находился где-то поблизости. Более того, было ясно, что если вначале мы видели медвежьи следы перед собой, а в конце концов звери оказались позади нас, следовательно они прятались где-то рядом, когда мы мимо них проходили. Назир сделал вывод, что любопытство медвежонка и его преследование нас  вызвал запах лепешки – балкарского хычина со свеклой, который мы только что дружно умяли. Впрочем, увидев, что нас  трое, медвежонок дал деру, его мамаша, представлявшая куда большую опасность, так и не появилась.
окончание следует
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments