Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

Categories:

АДЫГСКАЯ АМАЗОНИЯ ч.3

     Рассказывал дед и о том, где находились поселения амазонок – не на берегу Черного моря (Эвксинского понта), о котором он слышал, но в глаза не видел, а в местах, где жил сам и по которым ходил Муаед. На территории того же селения Кенже, родного для Ахметовых. Остатки древней крепости, некогда располагавшейся здесь, заметны и сегодня, а топонимика служит еще одним подтверждением черкесской версии обитания воительниц. Здесь и « Ныуэжь КIагуэ Iуащхьэ»  – курган Куцей Бабки, и « Къанжь унэ»  – Дом Сороки, то есть курган, названный именем старой амазонки; дом свиданий. А в районе Хасаньи есть речка Нарт-унэ, что переводится как « дом свиданий для нартов» .
    Укрепления воительниц располагались и у нынешних селений Аргудан, Алтуд, Сармаково, в местечке Гузерпиль, что в Адыгее на реке Белой, что, кстати, переводится весьма символично: « место, куда смотрит сердце» . Но главное в уверенности Муаеда Ахметова вовсе не топонимика, а эпос « Нарты» , донесший до нас не только великие деяния его героев, но и историю женского военизированного общества, существовавшего на Кавказе в те далекие времена. Разделяя мнение ученого Н. М. Дрягина, считавшего, что « красной нитью»  нартского эпоса является « борьба нартов с эммечь (амазонками)», Ахметов идет дальше – он убежден, что герои эпоса Сосруко, Бадыноко, Батараз, Шауей, Тотараш были сыновьями амазонок, в силу разного рода причин сумевшими избежать умерщвления. Вот как он трактует эпизод со сватовством нарта Шауей к красавице Малычипху: « Когда слава о красоте и уме Малычипху  распространилась по всей Стране нартов, к ней начали приходить и свататься молоды нарты. Но она всем придумывала разные предлоги и насмешки и отправляла всех восвояси… И приехал к ней Шауей со словами: « Попробуй мне сделать замечание-насмешку!» , тогда она попросила разрешения обойти его кругом, обошла и произнесла: « Будучи сыном Канж и не будучи сыном Нэрыбгей, ты не жил бы!» . Шауей ушел с низко опущенной головой, не смея ничего возразить…»  Если перевести эту отповедь на понятный язык, то Ахметов видит следующее: девушка сказала нарту о том, что у него нет определенного отца, ибо он сын нарта, приходящего в дом свиданий. Его должны были умертвить, но так как его родила великанша Нэрыбгей, которую все боялись, он остался жив.

0233989240


Амазонкой была и Сатаней, о чем говорит знание ею военных хитростей, которые она передала сыну Сосруко, произнеся при этом: « Не сравнивай меня с женщинами, сынок» , так и слова о самой себе: « Сатаней подобна сидящему в седле нарту, но ведь Сатаней не считают обычной женщиной» . Да и манера поведения, убедительно свидетельствующая в сказании « Бадыноко» , что она руководила в молодости домом свиданий. Вспомним этот весьма красноречивый эпизод: « Что ни говорит Сатаней, Бадыноко оставляет без внимания. Тогда Сатаней сорвала с головы платок, обнажила белую шею с обеих сторон – показывает. И то ни во что он почел. Спустила ниже груди одежду – показывает. И то ни во что он почел. Ниже междуножья опустила одежды. Глянул, но и то ни во что он почел. Тогда она порвала шелковый шнур, сбросила прочь шаровары, – и то ни во что он почел.
Тогда Сатаней закричала:
 – Эй, эй, ты, зачатый бродягой, шатающимся туда и сюда! Эй, ты, снятый с кучи навозной! Коли у нас в округе найдется вертун похлеще тебя, пусть Тха с высокого места произнесет смертное слово над нашей землей. Ты не принимаешь угощений моих! Ладно! Я найду гостей и друзей, кто отведает моих трав, кто поднимет мою чашу!
Отвечает Бадыноко:
 – Сатаней, ты – ведьма, составляющая яды, чтоб изводить нартов. То, что ты мне показала, – то нартов услада. Если б такие бабы, как ты, меня могли завлекать, я бы не дожил до сего дня…».
Впрочем, дома свиданий, располагавшиеся вблизи крепостных укреплений, чьи названия сохранились в топонимических названиях, – лишь одно из многих свидетельств обитания амазонок на территории Кабардино-Балкарии. В книге Муаеда Ахметова их предостаточно – конечно, перед нами художественное произведение, но логика его построения, основанная на документальной базе, придает повести не просто конкретику, а особую правдивость. Греческие мифы и труды Геродота – своего рода реальная канва происходящего действия, в которую логично ложится и история Антеипху, вышедшей замуж за царя Тесея; того самого, который победил Минотавра; и война амазонок с эллинами, разрушение ими Аттики, захват Афин, датируемые 1255 годом до нашей эры.
И история воительницы Дадух, ставшей царицей савроматов…

Amazonomachia_Louvre_Ma2119_2


     Вот это глубочайшее знание древней истории больше всего поразило, когда Муаед пришел в наше издательство с предложением издать написанную им книгу. Хотя сомнения и присутствовали – ведь за роман взялся человек, практически не имеющий никакого отношения к литературе. Окончив в 1977 году Хабаровский политехнический университет, он продолжительное время работал на различных руководящих должностях в строительной отрасли Камчатской области. Вернувшись в 1995 году Кабардино-Балкарию, избранной профессии не изменил – по-прежнему занят в строительстве, является начальником отдела гидротехнических сооружений ФГУ « Каббалкводресурсы» . Правда, в его биографии были и литературные опыты – пробовал себя в детских стихах, даже печатался в кабардинских журналах « Ошхамахо» , « Нур» , республиканских газетах. Но солидное прозаическое произведение, требующее глубоких знаний литературного творчества – построения фабулы, проработки персонажей, создания не ходульных, а реальных образов – со своей биографией, индивидуальным языком, логикой поступков… Все это присуще роману « Адыгские амазонки» , написанному с большим авторским мастерством.
В процессе работы над книгой, а она заключалась не только в редакторской правке рукописи, но и в поездках по тем местам республики, где проходило действие, крепла уверенность, что все, о чем идет речь, происходило на самом деле. Происходило именно здесь, где сегодня ступаем мы. Вот то самое укрепление (вал),  что располагалось на горе Куны, между селениями Сармаково и Каменномостским. Уже с автомобильной трассы видны опоясывающие левую часть горы терассы, расположенные одна над другой, те самые террасы, которые Ахметов считает улицами крепости Куны.

fame-amaz-thalestris-alexander

     Объезжаем гору и начинаем подъем на нее. Муаед остается внизу – последнее время пошаливает сердце и столь затяжные испытания не для него. За горой встает гора, за покоренной – следующая. Кажется, несть им числа. Но вот, наконец, подъем заканчивается: мы обошли гору Куны по периметру – и перед нами предстали те самые террасы.

     Что они из себя представляют, для чего предназначены, ответить сразу достаточно сложно. Видно, что рукотворного происхождения: сама терраса шириной три-четыре метра, покатый вал высотой в полтора-два метра, за ним следующая. Так, одна за другой, они убегают вниз, но сегодня это именно терраса, а отнюдь не улица, как считает Муаед. Впрочем, о террасном земледелии здесь тоже не приходится говорить. Почему именно здесь, так далеко от жилья и воды, с одной стороны, а с другой – почему террасы не продолжаются до подножия горы, ведь площадь позволяет разбить одну за одной еще несколько?
Если же это улицы, то отчего они такие узкие, ведь на них должны были располагаться землянки, более того, улицы должны были быть как-то отделены заборами. Впрочем, в те времена в этих местах крепости были огорожены в первую очередь плетневыми (турлучными) стенами, а дерево перед временем бессильно, следов от него, естественно, не осталось.

fame-amaz-sarcophagus2

     На вершине горы остатки крепости или сторожевой башни, что вернее. Черные археологи уже вели здесь раскопки и видно, что сразу за слоем земли идет каменная кладка. Она едва заметна, но тем не менее есть. Все заросло крапивой, травой по пояс, среди которой то тут то там проглядывают удивительной красоты цветы – на точеной коричневой ножке огненный раскрытый зев с черным язычком.

     Цветы эти называются филипея красная, они разбежались по склону горы Куны, словно кто-то пролил здесь капли алой крови… Горячей, живой, прожигающей почву. И кажется, что, и вправду, прорвавшись сквозь завесу времени, здесь только что промчалась на скакуне  безжалостная древняя воительница, взмахнувшая оружием божественной силы – саблей-поясом и обагрившая изумрудную зелень бурлящей кровью своих врагов. Зажмуриваемся, и время действительно поворачивает вспять…
Впрочем, то же самое происходит, когда читаешь саму книгу « Адыгские амазонки» , столь живо и откровенно воссоздавшую страницы истории воительниц, построивших свою великую империю на беспощадной жестокости и навсегда ушедших во тьму веков.

     Что осталось от них, изменивших своему женскому естеству и уверовавших, что им позволено не даровать, а отнимать жизни, дабы « делить земли и воды» ?
Малые географические объекты, все еще носящие их имена? Сами имена, столь неузнаваемо изменившиеся с веками в эпосах других народов? Народные предания, прервавшиеся с наступлением века просвещения? Или кости – женские костяки, которые во множестве были найдены в районе Кенже, когда военные строители проводили по этим местам бетонную трассу, ведущую в глубь горы.

     Каждый сам волен выбрать ответ на эти вопросы, как выбрал его одаренный строитель Муаед Ахметов и не менее одаренный литератор, хрупко и любовно воссоздавший события тысячелетней давности, словно сам побывавший в тех недоступных нашему взгляду временах и вернувший нам всем Адыгскую Амазонию…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments