Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

Categories:

ПРОПАВШИЕ АНГЛИЧАНЕ

   …Где-то в семидесятых годах прошлого века, будучи на турбазе «Безенги», мы впервые услышали об этом событии. На вопрос, как называется один из скальных выступов, местный житель произнес следующую фразу: «Ингилизле акъкъан (саркъкъан) къая» . Даже человеку, малознакомому с балкарским языком, первое и последнее слово в этом сочетании понятны: англичане и вершина. Дословный же перевод фразы таков: « Скала, где погибли (посыпались) англичане». Проводник, молодой паренек, подробностей, к сожалению, не знал; в советской литературе, как выяснилось впоследствии, эпизод этот не нашел достойного отражения, и на тот момент интерес к происшедшему в этих местах много лет назад так и остался неудовлетворенным.
   Спустя какое-то время, читая первый том собрания сочинений « дяди Гиляя»  – выдающегося русского дореволюционного журналиста Владимира Гиляровского, – в очерке « Восходящая звезда»  наткнулись на короткое упоминание о том же самом событии: « Прошло около двадцати лет. В обманчивых снегах таинственного Коштан-тау погибли первые его исследователи – два англичанина и два проводника-швейцарца. Приезжавшие на розыски погибших из-за границы не нашли никаких следов. В 1889 году розыски продолжались».
     А когда стала доступна знаменитая книга Константина Чхеидзе «Страна Прометея», вышедшая в далеком 1928 году в негласной столице русской эмиграции, китайском городе  Шанхае, и чей экземпляр, чуть ли не единственный сохранившийся из всего тиража, неисповедимыми путями оказался в Кабардино-Балкарии, случившееся с английскими альпинистами еще более заинтересовало. Тем более что Чхеидзе, вложив эту историю в уста проводника Абдуллы – « передового горца» , как характеризует его писатель, « настоящего пионера своего ущелья, да и всей своей горной страны Балкарии» , – придал ей романтично-криминальный оттенок.
     Итак, обратимся к первой части « Страны Прометея»  – «Горы и горцы»: «…Абдулла успел еще передать мне кое-какие отрывочные и непроверенные сведения о пропавшей в 191... году экспедиции англичан. Несколько англичан приехали в горы с целью подняться на вершину Эльбруса. У них были все необходимые препараты, запасы, много денег, смелости и уверенности. Столичное и местное начальство знало об этой экскурсии и покровительствовало ей. Было приказано всем старшинам верхних селений оказывать всемерное содействие отважным англичанам. И вот их видели в Кашка-тау, потом в Хуламе  и Безенги... Потом они будто бы свернули к Хасауту; а некоторые говорили, что они задержались в Гунделене...      Все это очень трудно проверить. Факт же тот, что ни один англичанин не вернулся, а из бывших с ними двух проводников вернулся один и сказал, что при подъеме на Эльбрус поднялась снежная буря и все его спутники погибли. А его, по милости Аллаха, перед выходом с последней стоянки зашибло сорвавшимся обломком скалы и потому он отстал…
   – А через малое время, – продолжал Абдулла, – появился слух, что второго проводника видели за перевалом, в селении Геби. Этот слух вызвал подозрения, что с пропажей англичан не все ладно. Было наряжено целое следствие. Дело пошло до Петербурга. Тамошний английский посол требовал найти виновных, нанимал сыщиков. Но ничего не нашли и не выяснили.
   – Но, может быть, и в самом деле англичане погибли как-нибудь иначе? – спросил я.
Абдулла в упор посмотрел на меня, будто вымеряя степень возможного мне доверия, и, поглаживая свои длинные усы, выстриженные около рта и отпущенные от концов губ, медленно протянул:
   – Валлаги азым, не знаю. Я там не был. Но пришлось слышать, что в одном селении англичане попросили показать им танцы. Старшина селения посоветовался со стариками. Старики предложили старшине ответить гостям отказом, сославшись на пост или траур. Но старшина, желая угодить тем, кому покровительствовало начальство, все-таки собрал молодежь и пригласил англичан посмотреть, как она умеет в горах веселиться. Кое-кто из англичан немного знал русский язык. Когда вышла танцевать красавица Джансурат, один из них, вероятно, сильно подвыпивший, выскочил в круг и хотел с ней танцевать. Но сделал это так неловко, что оскорбил и девушку, и ее родных. Однако это еще можно было бы простить. Но потом этот же господин пригласил к себе брата нашей красавицы Джансурат и просто спросил его: « Сколько стоит?» . Вот тогда будто бы брат предложил свои услуги в качестве проводника. Этого же брата видели впоследствии в Геби.  Что он с ними сделал, не знаю. Но видишь ли, по дороге на Эльбрус очень много опасных мест. Там встречаются неожиданные провалы. Иногда люди засыпают вечером в уютном месте, защищенном скалой, а просыпаются на краю обрыва… Все может быть, все может быть».
     Уточнив, что Геби – это уже Грузия, а именно Кутаисская губерния, согласимся с тем, что в горах, особенно в горах Кавказа, на самом деле, все возможно, но уж очень многое вызывало в этом пересказе недоумение и даже больше – определенного рода внутреннее сопротивление.
Прежде всего то, что горцы, для которых гостеприимство всегда было одной из главных нравственных ценностей, оказались способны на подлый поступок, пусть даже и вызванный неадекватным поведением пришельца. Десятки европейских путешественников, побывавших в разные века на Северном Кавказе, свидетельствуют об обратном.
Вспомним хотя бы слова французского путешественника Абри де ла Мотрэ, писавшего в 1724 году: « Гостеприимство настолько велико, даже среди татар и черкесов, считающихся наиболее дикими, что путешественники не оплачивают не только то, что поедают у них, но даже фураж лошади».
     Или вторящего ему корреспондента лондонской « Таймс»  Джона А. Лонгворта: « Иностранец испытывает мало опасностей и будет принят с радушием, куда бы он ни направился, путешествуя по диким ущельям Кавказа столь же свободно, как если бы он передвигался по самым оживленным магистралям Европы; если же он настроен на приключения, то он будет разочарован тем, что на него никто не нападет и не устроит ему ловушки или засады».
     Удивление вызывало и то, что уж очень, мягко говоря, некультурными, не умеющими совладать с животными инстинктами, предстали в описанном эпизоде сами англичане  те самые, для которых понятие « джентльменство»   не пустой звук, а образ жизни, модель поведения, что сродни горскому кодексу чести. Тем более что это были представители элиты лондонского общества – члены Английского альпийского клуба, созданного в 1857 году и заявившего своей целью « содействовать установлению дружбы между альпинистами, развитию горных восхождений и исследований во всем мире и лучшему познанию гор через литературу, науку и искусство» . А входили в клуб не только альпинисты, но и лица королевской крови, ученые, художники, писатели, фотографы.
   Покорив практически все пики в Альпах, англичане обратили свой взор на совершенно не исследованный к тому времени Кавказ, открыв новую главу в истории клуба – « Альпинизм за пределами Альп» . В 1868 году здесь побывали Дуглас Фрешфильд, Каминс Таккер, Адольфус Мор, поднявшиеся на Восточную вершину Эльбруса с проводником-французом и двумя местными жителями – Ахией Соттаевым и Дячи Джаппуевым. Нелишне будет напомнить, что тогда же англичане побывали и в районе Безенги, и Дуглас Фрешфильд, пораженный величием увиденных пятитысячников, воскликнул: « Как жаль, что Коштан-тау и Дых-тау ниже Эльбруса, именно они достойны носить титул настоящих короля и королевы Кавказа» . Впрочем, всех интересующихся той экспедицией отсылаем к книге Д. Фрешфильда « Путешествия по Центральному Кавказу и Башану, включая посещение Арарата и Тавриза и восхождения на Казбек и Эльбрус» , главы из которой переведены по нашей просьбе пятигорским краеведом, экскурсоводом, этнографом, знатоком ряда европейских языков Игорем Гориславским и выпущены отдельным изданием под названием « Исследования Кавказа».
     Но вернемся к истории альпинистского освоения. В 1874 году – снова А. Мор, а также Г. Уокер, Ф. Гардинер, Кроуфорд Гроув (более известный в России как Грове, автор изданной в 1879 году редакцией журнала « Природа и люди»  книги « Холодный Кавказ» , заново отредактированной и выпущенной в 2009 году нашим издательством), сопровождаемые проводниками Дж. Кнубелем, балкарцами Ахией и Дячи, покорили Западную вершину двухглавого великана.
Кстати говоря, имена Уильяма Донкина и Гарри Фокса, тех, о ком пойдет речь ниже, вписаны в историю Альпийского клуба вовсе не потому, что они погибли в горах Кавказа, а как высокопрофессиональных альпинистов, в чьем послужном списке несколько первовосхождений. А фотография  Донкина « Лагерь около морены ледника Гульба» , один из последних его снимков, сделанных за несколько дней до гибели на Коштан-тау в августе 1888 года, – среди самых почетных экспонатов музея клуба.
     Одним словом, при всем уважении к удивительному труду Константина Чхеидзе, в его трактовку гибели англичан мало верилось. Крепло желание более подробно узнать о событиях далекого 1888-го (а не 191… какого-то, как утверждается в « Стране Прометея»).
   Просматривая газеты тех лет, пагиревскую и тугановскую библиографии, удалось узнать, что о пропаже англичан писали не только многие российские газеты и журналы, прежде всего кавказские, но и вся европейская пресса. А на страницах английских газет и журналов эта тема была постоянной весь конец лета и осень 1888 года. Да и впоследствии газеты не раз вспоминали о пропавших членах Английского альпийского клуба.
      Что же произошло в горах Балкарии в том далеком августе?
продолжение следует
Tags: Безенги, альпинизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments