Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

ТАИНСТВЕННОЕ ПОДЗЕМЕЛЬЕ

     В книге «Необъяснимое. Непознанное. Невероятное» мы уже рассказывали о Греческой лестнице, проложенной по отвесной скале и поднимающейся на высоту более тридцати метров к небольшой площадке, огороженной каменной стеной двухметровой высоты с толщиной стен более полуметра. А далее по узкой – тридцатисантиметровой – тропке, ныне обвалившейся, можно было добраться к таинственной пещере, о которой сложено немало легенд. Но куда больший интерес представляют имеющиеся документальные источники, рассказывающие об этом.
     Так, побывавший в этих местах кизлярский дворянин Алексей Тузов в 1743 году сообщал в Коллегию иностранных дел: « В той чегемской деревне, в одной лощине, имеется около трехсот дворов и есть тамо две христианские церкви каменные, во всякой целости, токмо без глав и стоят впусте. …У тех же чегемцев имеются христианские книги, и содержут оные на превысокой горе, на которую и проход весьма трудной и страшной».
 У Леонида Лаврова, выдающегося кавказоведа, одного из тех, кому Балкария обязана своей подлинной историей, читаем: « Когда А. Тузов случайно забрел к этой горе, то его обвинили в попытке украсть книги и чуть было не убили. Потом, при содействии кабардинского князя Нитча, чегемские старшины водили А. Тузова и донского казака на ту гору. «И пришедши в полугоре на уступ, открыли имеющийся там сундук сосновый и показывали восемь книг, писанных краскою и чернилами на пергаменте и на бумаге, величиною в десть, в полдесть и в четверть. Тут же, выняв из сундука, показывали дьяконский оларь кутняной ветхой. И из того сундука книги вынимали, сняв шапки, с великим благоговением и страхом. И, кроме христиан, к тем книгам никого, а паче мухамедан, отнюдь не допускают».
 Еще до этого генерал-лейтенант Ероптин посылал команду в Чегемское ущелье для взятия этих книг, но чегемцы их не отдали, заявив, « что они... все прежде помрут, нежели оные книги кому отдадут, объявляя, что все их чегемское благополучие в скоте и в хлебе в тех книгах состоит».
Знаменитый путешественник Иоганн Антон Гильденштедт (1745–1781), участвующий в экспедиции на Кавказ, вел дневниковые записи, впоследствии составившие двухтомник «Путешествие по Кавказу в 1770–1773 гг.».
 В этом уникальном письменном источнике по истории, исторической географии, этнографии, археологии, экономике Кавказа второй половины XVIII века в разделе « Провинция Басианиа или Басиана»  читаем: « Каменная церковь длиною в 4 сажени имеется в округе Чегем у Улу Елт, где беременные женщины обычно дают священный обет принести в жертву животное и устроить торжественное его съедение».
 А публикатор труда Гильденштедта академик Петер-Симон Паллас (1741–1811), дополняет его: «Они (балкарцы. – Уточн. авт.) были христианами и имеют у себя церкви, среди которых особенно замечательна одна на Чегеме. Она расположена на скале, в которой вырублен витиеватый проход, снабженный с обеих сторон железными перилами. Здесь еще сохраняются остатки книг. Несколько листков из них, добытые оттуда со многими опасностями, оказались: один лист – из Евангелия на древнегреческом языке, другие – из [других] греческих церковных книг».
Об этом же пишет Г. Ю. Клапрот, видевший книги, хранившиеся на скале у селения Верхний Чегем: « Во время моего пребывания на Кавказе я имел случай доставить себе несколько отрывков: одни принадлежали греческому евангелию, другие – служебнику и составляли часть службы ноября месяца; у меня хранятся семь листов. По письму рукопись относится ко второй половине XV в.».
 У Абрама Самуиловича Фирковича (1788–1874), автора работы « Археологические разведки на Кавказе»  (1858) находим уточнение, что, помимо верхней пещеры, есть и нижняя: « Только в Чегеме я узнал одно предание об этом месте, хранимое в тайне туземцами, что будто бы в подошве той горы, над которою стоит упомянутое строение, есть отверстие, ведущее в пещеру, находящуюся под самим строением. В этой пещере хранятся книги, разные вещи и оружия под проклятьем, а потому никто не решается прикоснуться к ним и даже открывать тайну эту другими под опасением дурных последствий».
 Об этом же и таинственном подземном ходе сообщает Платон Зубов, автор книги « Картина Кавказского края, принадлежащего России, и сопредельных оному земель в историческом, статистическом, этнографическом, финансовом и торговом отношениях» , вышедшей в в 1855 году в Санкт-Петербурге: « Между развалинами древних христианских церквей, коих постройка и надписи могли бы хотя несколько пролить свет на историю сих стран, определив эпоху господствования христианской религии между означенными племенами, особенно замечательны остатки таковой церкви, находящейся близ урочища Улу Эльта на скале, составляющей берег р. Чегема; внизу сей скалы находится подземный ход, запираемый железными дверями. Уверяют, что в сей церкви хранятся достойные внимания древние книги. Беременные женщины по обещанию закалывают близ сей церкви овец и оставляют оных на съедение зверям».
 А вот еще одна цитата. Из труда известного ученого, основателя знаменитого Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете Всеволода Миллера (1848–1913), убежденного, что здесь, на Кавказе, являющемся заповедником мировой истории, « этнограф может черпать старину полною рукой и всюду собирать обширный материал для своих наблюдений».
  « Действительно, – читаем в разделе « Археологические экскурсии в горские области Кабарды» , – народное предание говорит, что близ Чегема в горе, в пещерах, был когда-то склад христианских книг. У подножия горы сохранились следы прилепленных к скале построек, фундаментов, ниш, стен и т. п., а выше по горе идет искусственный, укрепленный камнями на извести карниз. Эта тропинка ведет к пещере, в которой будто бы были найдены книги. В настоящее время уже нет возможности составить себе понятие о форме церкви и даже точно определить ее место. Но еще в начале этого столетия (XIX век. – В. К.) она существовала…».
 О древних культурных обитателях Чегемского ущелья писал и В. Тепцов в своих заметках « По долинам Кубани и Терека» .
  Процитируем их, помня о том, что под названием Терек на самом деле подразумевается Черек: « Скалы ущелья Джилки-су и горы Лакарги по всем признакам служили надежным убежищем от хищников-варваров древним культурным обитателям Чегемской долины: об этом свидетельствуют разные сооружения на скалах и пещеры. Но варвары были сильны своею численностью и настойчивостью, полчища их двигались одно за другим, не давая населению опомниться и собраться с силами. Не выдержали дружного натиска бесчисленных орд и скалы,  не спасли они своих обитателей: пали все их сооружения, исчезло и само племя, не сохранив о себе никаких воспоминаний у современных обитателей долины Чегема.
Время хранит еще пока могилы древних обитателей этого края, да остатки их оборонительных сооружений. По этим памятникам старины и строят догадки нынешние обитатели каждый на свой лад. Не лишним будет описать по возможности эти остатки культурной старины в горах Кавказа.
     Ворота, ведущие в аул, словно стражи, охраняют два столба, высеченные из цельного камня в рост  человека. Один из них, над самой пропастью  ворот, смотрится в бешеные волны разъяренной реки, другой венчает противоположную скалу. Первый у самой тропы, до второго еще никто не достигал из современных обитателей. Местные « догадчики»  говорили нам, что первый из этих памятников поставлен очень давно их предками по следующему поводу: кто-то из чегемцев выехал из аула по своим делам, но его сразила вражеская пуля на том самом месте, где теперь стоит ему памятник. Неизвестный убийца стрелял, как полагают, с противоположной скалы от второго столба. Быть может, это так и было, а все-таки для сомнений и догадок остается большой простор. Предание предполагает под памятником могилу, но он стоит на твердой скале, что очевидно исключает предположение о могиле. Скорее всего, памятник этот должно отнести к отдаленным  временам и приурочить его к культурной старине. Он стоит на древней дороге, сооруженной над пропастью ворот из полуобтесанных камней. Стоит он на таком месте, откуда видно далеко по долине Чегема в обе стороны, виден прекрасно и сам аул.  Не было ли здесь сторожевого пункта, и не подавались ли  отсюда при посредстве этого столба в аул сигналы о нападениях?
     Такое же значение мог иметь и второй столб для крепости, остатки которой сохранились на противоположной скале и видимы со стороны ущелья Джилки-су. До развалин этой крепости, видимых снизу только отчасти, нет никакой возможности добраться: время смыло былые пути к ним и оставило только отвесные стены исполинских скал. Из ущелья Джилки-су видны остатки стен былой крепости да фундаменты каких-то сооружений. Отсюда же видны в скале на высоте нескольких десятков саженей две несомненно обитаемые когда-то пещеры. Ближайшая к аулу имеет высеченный в скале вход правильной четырехугольной формы; отверстие второй не носит искусственных следов. К обеим пещерам вели высеченные ступенями лестницы  с кладенными на  извести парапетами. Лестница к первой пещере скоро обрывается, что исключает теперь всякую возможность добраться до нее: отсюда до отверстия еще около пяти саженей гладкой отвесной скалы. Говорят, несколько лет тому назад еще существовал карниз, на который можно было поставить ногу, и что в пещеру лазил с опасностью для жизни какой-то местный смельчак, побуждаемый любопытством и желанием воспользоваться предполагаемыми в пещере сокровищами, но он нашел в ней только мрак и пустоту. Время смыло и этот карниз.
     Ко второй пещере тоже вела винтообразная в своем начале лестница. По этой лестнице можно подняться на две трети всей высоты скалы; далее тропа идет по выступу известняка и, не доходя десятка саженей до первой пещеры, круто поворачивает наверх и теряется на вершине скалы. Пещера лежит на половине всего этого пути. Карниз, по которому был ход в пещеру и далее на вершину скалы в крепость, местами расширяется до 4 аршин. В расширенных местах карниза уцелели еще фундаменты каких-то цилиндрических сооружений, быть может, башен. По карнизу свободно можно пройти саженей 25—30, далее он суживается до 3–4 вершков и, наконец, не достигая пещеры, обрывается вовсе на несколько саженей. Дрожь пробегает по всему телу, если взглянуть отсюда в глубину ущелья, кружится голова и чувствуется тошнота.      …На полдороге к пещере из скалы сочится вода, утолявшая, быть может, жажду томившихся когда-то в пещерах и крепости».
продолжение следует
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments