Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

ПЕЩЕРЫ-УСЫПАЛЬНИЦЫ

  «Городок мертвых» – такое название получило у дореволюционных путешественников захоронение близ аула Чегет-эль (одного из отселков нынешней Верхней Балкарии). Вот что, в частности, писал Иван Белоконский (1855-1931), сотрудник газеты «Русские ведомости», побывавший в этих местах в 1905 году и впоследствии опубликовавший в типографии товарищества И. Д. Сытина свои заметки под названием «На высотах Кавказа» (М.. 1906): «Кладбище представляло собой какой-то дикий каменный хаос, среди которого там и сям возвышались памятники. Но что особенно привлекало наше внимание, так это ряды каменных пещер с небольшими отверстиями, заполненных массой человеческих костей, целых скелетов и даже высохших трупов с сохранившимися волосами и одеждой.




  Местная легенда гласит, будто бы в отдаленные времена в Куниме (Кунюм – еще один отселок, вернее два – Верхний и Нижний – Авт.) свирепстовала какая-то ужасная эпидемическая болезнь, вроде проказы. Для больных этой болезнью будто бы и сооружены катакомбы. Туда засаживали их десятками, подавая пищу через отверстия, и там больные умирали, и умирали, конечно, не в одно время, так что живым приходилось находиться среди трупов.
Как увидим ниже, легенда эта подвергается сомнению, но нам думается, что, если бы в горских аулах сейчас проявилась какая-либо эпидемия, пришлось бы, вероятно, прибегнуть к таким же катакомбам и в XX веке, потому что здесь медицинская помощь совершенно отсутствует».

  А вот что писал М. К. Клименко, посетивший «городок мертвых» в 1910 году и опубликовавший свои заметки в Ежегоднике Кавказского горного общества (№ 5 за 1911-1912 годы. Пятигорск, 1913). «До отъезда мы надумали посетить пещеры, расположенные в полутора верстах от Чегетеля. В этих пещерах уже много лет лежат скелеты горцев, удивительно хорошо сохранившиеся. Тело в сухой почве не повдерглось разложению, а высохло так, что и до сих пор кожа обтягивает кости, и на многих уцелела одежда, обратившаяся в окаменелую. Многие части скелетов, а некоторые даже и целиком похищены туристами. Осмотр этот представлял много интересного, и очень жаль, что сопровождавший нас горец не мог дать нам никаких свидетельств о похороненных здесь его собратьях, которых мы так бесцеремонно беспокоили».
  Еще одно свидетельство о данном захоронении оставил журналист и писатель Евгений Баранов. В журнале «Вокруг света» (1913. № 29) он опубликовал очерк «Мертвый городок». Интересен он тем, что известный фольклорист, уроженец Нальчика, представил запись легенды, услышанной им от местных жителей. Вот этот текст.
«В горах Балкарии, близ аула Чегетель, в каменных, полуразрушившихся пещерах можно видеть среди хаоса нагроможденных один на другой камней и обломков скал множество человеческих скелетов, обтянутых совершенно высохшей кожей. Они лежат – то сваленные в одну кучу, то положенные в ряд, а некоторые из них стоят, прислоненные к камням. Между большими скелетами мужчин видны скелеты меньших размеров – женщин и детей. Тут же валяются черепа, кости рук и ног.
У русских туристов это место известно под характерным названием мертвого городка, а жители Чегетеля, горские татары, называют его старинным кладбищем и происхождение его относят к очень отдаленному времени. Несомненно, это и есть кладбище того времени, когда древнее почитание умерших среди туземных племен Кавказа сохранялось еще в первобытной целости.
Известно, что по понятиям всех некультурных народов, со смертью человека жизнь его не прекращается, продолжаясь в другом, загробном мире, причем не прекращается и та его деятельность, которой он был занят на земле. Отсюда и понятно старание родственников умершего сохранить его труп от гниения и полного разрушения. И с этой целью покойника хоронили не в земле, а над землей, в особых башнях-усыпальницах (Башни-усыпальницы хорошо сохранились до настоящего времени в Осетии и отчасти в Чечне. Особенно характерны они в осетинском ауле Даргавс, где по склону горы их стоит более десяти. Большая часть их состоит из 3 ярусов, занятых высохшими человеческими скелетами – Е. Б.), а за неимением их – в сухих и просторных пещерах, которые иногда высекали в склонах каменных гор. Возможно, что трупы и бальзамировались, так как некоторые данные, добытые в последнее время, указывают на то, что бальзамирование в древности было известно и на Кавказе.
В силу того же представления о загробной жизни вместе с умершим клали его оружие и ставили в посуде пищу, а в известное время по нем справляли поминки, то есть «кормили» его (Обычай «кормление покойников» наиболее сохранился у северо-кавказских осетин, у которых оно не ограничивается одним поминальным обедом, но в могилу закапываются еще куски хычипа (пирог с сыром) и льется немного арак (водка из кукурузной муки) – Е. Б.), так как верили, что съеденная на этих поминках пища шла в его пользу.
К таким усыпальницам-пещерам, без сомнения, принадлежит и «мертвый городок», который, кстати сказать, в последнее время стал расхищаться туристами: одни из них увозят целые скелеты или части его для музеев, другие – для своих надобностей.
Нынешние обитатели гор не могут сказать, какому народу принадлежат эти скелеты, но относительно происхождения кладбища народное творчество создало несколько легенд, из которых одну, наиболее характерную, записанную нами в Балкарии, мы приводим.
На месте нынешнего Чегетеля когда-то, очень давно, стоял большой аул. Жители его нередко переправлялись на южные склоны Кавказского хребта, грабили селения и домой возвращались с богатой добычей.
В один из таких набегов джигиты привезли в аул плененную молодую и красивую девушку.
Каждого из них она прельщала своей красотой, и каждый хотел взять ее в жены. Ссора между джигитами началась из-за нее, и старики, видя, что ссора неминуемо окончится жестоким побоищем, созвали народ и просили его решить, как поступить с девушкой.
Народ сказал старикам:
– Вы – наши старейшины, люди, умудренные опытом, вы и должны решить этот вопрос.
Тогда выступил вперед столетний старец с пожелтевшей бородой и согбенным станом.
– Женой всех джигитов пленница не может быть, – сказал он, – а между тем, если она останется жить среди нас, от нее произойдет великое зло. Если же мы прогоним ее, джигиты пойдут за ней.
– Пусть она умрет! – закричал народ.
Старец склонил на грудь голову и покорно промолвил:
– Да будет так.
Кинулась толпа в саклю, вывела из нее девушку и побила ее камнями. Большую кучу камней набросали на нее люди, одержимые безумием, и собрались расходиться по домам, но в это время неведомо откуда появился среди них никем не ведомый странник.
– Безумцы! – сказал он. – Вы совершили страшное и беззаконное дело: вы нарушили обычай гостеприимства и пролили кровь слабого существа! Вы не джигиты, а трусы! Будьте вы прокляты!
Толпа в ярости бросилась было на странника, но он вдруг стал невидим. И тогда народ понял, что не простым смертным был странник, а посланником Аллаха. И в страхе разошелся он по своим саклям, ожидая кары Божией за совершенное им злодеяние.
Ждать пришлось недолго: на другой день на жителях аула появилась страшная, неведомая болезнь: у них заживо гнило тело и отваливалось от костей кусками.
Видя, что болезнь быстро распространяется, старейшины приказали гнать больных в пещеры, куда им приносили пищу и питье. Но это не помогло: скоро все были поражены болезнью и умирали в страшных мучениях.
Многие надеялись спастись бегством из аула, но жители соседних аулов не подпускали их к себе и издали поражали их стрелами. И настал день, когда в ауле не осталось ни одного живого человека. В саклях, на улицах, в пещерах валялись смрадные трупы и гнили, и ни хищные птицы, ни звери дикие не трогали их. И жители соседних аулов долго не посещали это проклятое место.
Прошло много времени, и от старого аула остались только груды камней. Явились новые люди, построили новые сакли, поселились в них и уже не боялись подходить к пещерам, наполненным человеческими костями».
Если исходить из данной легенды, жители Балкарии не воспринимали эти могилы как захоронения своих предков. Такого же мнения придерживаются и современные ученые (Батчаев В. М. «Балкария в XV - нач. XIX». М., 2006) считая «мертвый городок» наследием аланских племен.
Subscribe

  • МЕГАЛИТЫ РЯДОМ С НАЛЬЧИКОМ

    Завтра едем в окрестности Нальчика, чтобы поближе познакомиться с необычным объектом – каменными истуканами, расположенными на Пике-1 у…

  • Темрез-кол

    Добраться сюда можно только пешком. Но это непросто, если вы решили выдвигаться в середине лета. Дорога под палящим июльским солнцем, когда ты…

  • ГЕОРГИЙ ПОБЕДОНОСЕЦ И АНДЕМИРКАН: КРЕПКОЕ ЗАПЯСТЬЕ На земле Аушигера

    На земле аушигерской, в непосредственной близости друг от друга находятся некогда священная для адыгов гора и остающаяся священной могила. Я побывал…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments