Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

Categories:

ПРИТЯЖЕНИЕ ВАРГАНА

  Четырнадцатый материал из нашей новой книги "Мистическая Кабардино-Балкария"

  …Ноябрьский день выдался таким солнечным и ясным, что не верилось про вчерашнюю минусовую температуру, моросящую мглу да и утренний туман, сопровождавший нас чуть ли не половину пути. Небо было пронзительно чистым, на нем ни облачка и поэтому упиравшийся в прозрачную голубизну двуглавый красавец, сверкающий белоснежьем, был по особому величав и грандиозен: он манил к себе, притягивал взор, будоражил воображение.
    Мы ехали в Северное Приэльбрусье, в место, где автомобильную до-рогу Кисловодск–Джилы-су, пересекает река Харбаз. Наш давний друг и помощник Исуф проработал здесь в октябре около месяца бетонщиком. Заодно, проявляя интерес ко всякого рода необычным объектам, облазил верховья, где, как ему подсказали знающие люди, находятся развалины древних крепостей. Первая из четырех, уходящих по ущелью, расположилась прямо над трассой.

                                                                                                 



    В дорогу мы собрались привычной компанией – Назир Хапаев, главный из наших проводников, его брат и Исуф. Но в конечном итоге – Назир с родственником неожиданно заболели – и поехали мы вчетвером. В том числе водитель и Асият – полная ровесница моей дочери, врач по профессии, углубленная в себя и живущая мечтами о Тибете, где ей должна, в чем она уверена, открыться истина. Молодости свойственно искать истину на стороне, где-там, в далеком далеко, а ведь она всегда рядом – в тебе самом.
    Прочитав одну из наших книг – «Таинственная Кабардино-Балкария» – Асият приложила максимум усилий, чтобы поехать с нами. И ей это удалось. Пишу об этом подробно потому, что последующее в какой-то мере можно связать с присутствием постороннего человека, но связать только в том случае, если попытаться объяснить обыденное и привычное с позиций сверхъестественного. Что заведомо порочно и противоречит объективной практике. Но тем не менее…

 

Крепость или то, что мы называем крепостью, находится сравнительно недалеко: не доезжая до моста через реку Харбаз, надо по лежащему слева косогору подняться вверх несколько сотен метров и вот он – скальной выступ, с которого открывается ущелье и идущая по нему трасса. Сама крепость расположилась на сравнительно небольшом каменном основании, она как бы утоплена на нем. И сейчас, когда от нее остались лишь каменные развалины, с трассы (а только по ней, проложенной по существовавшей ранее грунтовой дороге, а до нее древней тропе) совершенно не-заметна. Впрочем, учитывая вероятную высоту ее стен (исходя из наличия имеющихся камней) не превышающую 6-7 метров, она вряд ли была заметна и в те времена, когда была сооружена и действовала.
    Первое впечатление, когда поднимаешься на каменный выступ, что перед тобой хаотичная груда камней, непонятно каким образом исторгнутая из земли. И только взгляд сверху позволяет разглядеть закономерность в насыпях и их функциональную расположенность. Само сооружение представляет из себя нечто вроде круга – отнюдь не идеального, а повторяющего изгибы каменного основания, более того: в некоторых местах изгибающегося во внутрь непонятно с какой целью.
Внутри него (длина окружности около 65 метров) имеется ряд помещений (можно назвать их комнатами) различной площади, расположенных строго по периметру и опоясывающих находящееся в центре. Это своего рода зал, в центре которого расположен большой плоский камень.
     Помещения, идущие по периметру, разновеликие: есть совсем маленькие (круглые, площадью 5-6 квадратных метров), в которых угадываются места для хранения чего-то – скорее всего это резервуары для воды; есть в 2-3 раза побольше и одно совсем большое, равное залу. Всего их девять. Схема, составленная нами, весьма неточна и прежде всего в силу большого разброса камней, составлявших когда-то стены. Впрочем, мы и не ставили своей целью сделать ее детальное описание, это дело специалистов, если они заинтересуются данным объектом, Напомним – одним из четырех аналогичных, имеющихся в этих местах и уходящих вверх по реке Харбаз.
По нагромождению камней (их больше по краям, чем в центре) можно сделать еще один предварительный вывод: внешние стены были значительно выше, чем внутренние перегородки, отчего получается, что крыша (скорее всего она была не общая, а отдельная для каждого помещения) поддерживалась деревянными столбами, которые, естественно, не сохранились.
Трудно судить о времени возведения крепости, но предположительно, на наш взгляд, это вторая половина первого тысячелетия нашей эры. Правда, солярный знак, найденный поблизости и в настоящее время спущенный (естественно, в составе камня, на который он был нанесен) вниз, ко входу расположившегося на повороте дороги кафе, может значительно удревнить это время. На вопрос есть ли связь между ним и крепостью может дать поиск подобных артефактов в окрестностях лежащих выше других крепостей.
Осмотрев со всех сторон каменные насыпи, но так и не придя к единому мнению – крепость ли это или сооружение, носящее иную функциональную нагрузку (к примеру, сакральную), мы разошлись по разным «помещениям» с мыслью предпринять попытку «заглянуть» (естественно, в своем воображении) в прошлое этого места.

                                                                                    

 На небе по-прежнему не было ни облачка.
   Солнце находилось в зените и его лучи, падая отвесно на нас, рождали сверкающее радужное марево, как бы плывущее над крепостью, придающее воздуху зримость и осязаемость. Тишина стояла полнейшая и вдруг из нее родился странный звук – тонкий, резкий, вибрирующий. Он настораживал и притягивал одновременно. Казалось, он рождался из жаркого воздушного марева, набирал силу, доходил до резонансного предела, гас, а через мгновение снова возрождался уже в другой тональности – бередящей душу, разрывающей ее и тут же собирающей воедино, умиротворяющей, звучащей светло и пронзительно. Воздушное марево, словно откликаясь на эти необъяснимые звуковые вибрации, колебалось и рождало странные образы: фантастические, в которых угадывались силуэты людей, очертания животных – лошадей с раздуваемыми ветром гривами, собак, с выпавшими языками, домашних птиц, пытающихся оторваться от земли.
Воображение, подстегнутое звуками древнего музыкального инструмента, ассоциирующегося с шаманами Севера, воскрешало прошлое, оживляло его и визуализировало.
Необычные звуки эти шли с центра крепости, от камня, на котором си-дела …Асият. Приглядевшись, я увидел, что во рту у нее что-то находится и это что-то отвечает на переборы пальцев. Варган! – догадался я – она играет на варгане. Стоит напомнить, что варган – это язычковый музыкальный инструмент, самозвучащий инструмент, в котором на металлическом каркасе закреплен свободно двигающийся металлический язычок. Вибрации, передающиеся в ротовую полость, создаются ударами пальцев по язычку. Ротовая полость служит резонатором; тембр меняется при изменении артикуляции рта и дыхания. Варган встречается у большинства народов мира, это один из древнейших музыкальных инструментов. История его уходит в глубину веков. По одной из гипотез (Фредерика Крейна) он появился пять тысяч лет тому назад на территории Южной Азии, но скорее всего это произошло значительно раньше.
Звуки, издаваемые варганом, это не столько музыка, как прикосновение к миру необычного, запредельного, к тайне, которая остается нераскрытой большинством из нас. Издревле считалось, что низкочастотные вибрации этого музыкального инструмента притягивают духов.
Так ли это или нет, сказать трудно, но после того, как отзвучал варган и мои спутники направились к расположенным выше скалам, где, по предположению Исуфа, находились могилы некогда проживавших здесь людей, что-то вокруг меня, оставшегося в крепости, изменилось. Лучи солнца уже не падали так отвесно, но этому было объяснение – день пошел на свою вторую половину. По этой причине исчезло и солнечное марево, рождавшее (с помощью воображения, естественно) фантастические фантомы. И тем не менее что-то стало не так как было. В какой-то момент пришло ощущение, что мы не одни здесь, что-то кто-то пристально и внимательно наблюдает за нами. Но скорее всего это было именно ощущение, навеянное звуками варгана, желанием прозреть прошлое и печалью от того, что это не по силам.
Решив продолжить съемки, я неожиданно обнаружил, что фотоаппарат перестал мне подчиняться. Раз за разом нажимал на только что работавшую кнопку, экран, словно повинуясь моему отчаянному желанию запечатлеть увиденное, вспыхивал на мгновение и тут же гас. Объектив застревал на середине пути и никак не хотел возвращаться обратно. После многочисленных поворотов туда-сюда язычка включения, фотоаппарат оживал на мгновение, сам по сбе щелкал и вновь замирал, словно собираясь с сила-ми. Нет, он не умер, он продолжал жить, но какой-то своей, не зависящей от хозяина, жизнью, словно не в силах противостоять каким-то непонятным внешним обстоятельства.
Запечатлел ли он что-нибудь мне пока остается неизвестным, так как память электронного чуда остается на сегодня заблокированной. Но почему-то мне верится, что фотоаппарат еще оживет. И вот почему я так думаю. Дело в том, что главные неприятности ожидали нас впереди. Обратная до-рога по горной трассе, где слой асфальта составляет около 30 сантиметров, представлялась скорой и быстрой, тем более, что наш «Патриот» только что прошел диагностику. Тем не менее, практически сразу мотор почему-то перестал тянуть. Подъемы, спуски и повороты не изменились, но мы ехали все медленнее и медленнее и наконец остановились – вода закипела.
Это было необъяснимо, потому что другие автомашины, вовсе не предназначенные к горным путешествиям, с легкостью шли по комфортной трассе. Что произошло оставалось непонятным для водителя: вода закипала сразу, как только мы начинали движение. Машина просто-напросто отказывалась ехать. Бутылка за бутылкой мы вливали воду, но она уходила неизвестно куда. Печка гнала холодный воздух и в салоне мгновенно похолодало. Тем более, что уже стемнело, температура стала резко опускаться: в ноябре в горах ночь практически всегда в минусе.
Тут-то и прозвучало из уст Исуфа сакраментальное: может, мы потревожили покой духов? Это было бы смешно, если бы не было так грустно: впереди не меньше ста километров, в том числе более двадцати из них по бездорожью (от трассы Кисловодск-Джилы-су до Кичмалки), рассчитывать на помощь бессмысленно – «Патриот» машина тяжелая, отбуксировать ее по силам только грузовому транспорту.
Осознав все это, мы в три голоса обратились к духам крепости и по-просили их отпустить нас. Вы улыбаетесь? Хмыкаете? Смеетесь в голос? Я разделяю ваши чувства. Тем не менее, машина неожиданно завелась и мы поехали. Более того – она шла, по словам водителя, до удивительного лег-ко. И это, как выяснилось позже, с пробитой прокладкой. Буквально на од-ном дыхании мы преодолели самый непростой, разбитый донельзя, уча-сток грунтовой дороги, проехали Кичмалку, где уже заработала телефонная связь, а значит появилась возможность вызвать эвакуатор и даже добрались до Малки. Здесь машина заглохла окончательно и уже больше не за-велась.
Но и тут нам повезло – первая грузовая машина (ею оказалась «Газель»), которую мы тормознули, направлялась, как выяснилось, в Нальчик. Более того, ее водитель – бывший дальнобойщик Бапинаев согласился отбуксировать нас до города, что и сделал добротно и спокойно, ничуть не сетуя на то, что неоднократно рвался трос, а посему приходилось то и дело останавливаться. А уже в самом Нальчике дотащил наш «Патриот» до дома водителя и даже помог затолкать его вручную в ворота, взяв за свои услуги чисто символическую цену, причем сам так и не озвучил ее. Вот и думайте кто нам помог – духи или человеческая отзывчивость.
Знаете, что я сделал сразу после завершения этой поездки? Не со-грелся горячим чаем и не принял ванну, хотя продрог достаточно серьезно. Первым делом залез в Интернет, прочитал про варган и его удивительные свойства и заказал его в этномагазине – да не штамповку, а ручной работы, от мастера Павла Поткина. Ведь, как говорится на одном из сайтов, посвященном этому инструменту, «низкочастотные вибрации варгана способствуют прекращению вечной беседы человека с самим собой, позволяя со всей ясностью осознать окружающую действительность и красоту мира». И, в чем теперь я абсолютно уверен, способствуют общению с теми, кто жил до нас и по-прежнему присутствует (в нашем ли, параллельном ли) мире.
Впрочем, напомним и об этом, варганы причисляют к классу инстру-ментов самогипноза, а в состоянии гипноза, как известно, возникают реакции, несвойственные при обычном состоянии…

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments