Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

Category:

ПЯТЬ ПЕРЕВАЛОВ ЗА ОДИН ДЕНЬ

 5. Из Безенги в Чегемское ущелье по Думалинскому перевалу

  Было бы неправильным не сказать здесь и о Хуламо-Безенгиевском ущелье, на которое мы с Андреем из-за незхватки времени не успели даже бросить взгляд. Вот что писал о нем знаменитый географ Сергей Анисимов, автор вышедшей в 1937 году книги «Кабардино-Балкария»: «Безенгийское ущелье – единственное в своем роде по высоте замыкающих его вершин Большого Кавказа. Здесь соединились самые большие его великаны: Дых-тау, Каштан-тау, Шхара-тау, Джанга-тау, Катын-тау, Тетнульд, Гистола и другие «пятитысячники». Все эти гранитные пирамиды и острогранные призмы превышают Монблан. Ничто так не привлекает альпинистов на Кавказе, как известная Беэенгийская ледяная стена в 2 км высотой и встающие над ней грозные вершины. Безенги – классический район для альпинистов всех стран мира. Здесь еще до сих пор есть вершины, на которых не бывали альпинисты.


    Ущелье Безенги прорезывает р. Черек-Тхяхо. На севере его замыкают узкие теснины в Скалистом хребте – Кызгы-Чирт. Теснины эти аналогичны ущелью Су-Азу на Чегеме. Над ними также встают пики из розоватых юрских известняков, заканчивающиеся в небе доломитовыми пирамидами. Долина Черека в этом месте на протяжении около 5 км имеет характер узкого каньона. За ним склоны долины раздаются, становятся более пологими, и Черек течет в широкой горной котловине на протяжении примерно 15 км. В верхнем конце этой котловины расположено селение Безенги.

  Выше селения Черек разработал себе долину среди склонов, покрытых альпийскими лугами, сложенных из кристаллических сланцев, а еще выше – из гранита. Над ними встают вершины, точно замки готической архитектуры, врезающиеся зубцами своих стен в самое небо. На юге, впереди, в голове долины, видны вечно-снежные великаны Кавказа. На всех изгибах ущелья они сменяют друг друга и необычайно освещают блеском своих снегов пейзаж этой высокогорной долины. С обеих сторон в Черек впадают потоки, текущие с окрестных вершин. У истоков каждого из них залегает ледник.
Долина то суживается в гранитных теснинах, то значительно расширяется в новые котловины с альпийскими лугами, на которых разбросаны группами балкарские коши.
Ущелье Безенги замыкает так называемая Безенгийская ледяная стена Большого Кавказа, и над нею встают в виде ледяных пирамид вершины Катын-тау и Джанга-тау».
Но наш путь лежал практически перпендикулярно Хуламо-Безенгиевскому ущелью – по Думалинскому перевалу в Чегемское ущелье. Перевальная дорога выходит сразу к селению Эльтюбю. Она, кстати, со стороны Безенги в хорошем состоянии, судя по всему, здесь совсем недавно прошел грейдер. И понятно почему – рядом с дорогой несколько чабанских кошей. В загоне одного увидели великолепных косматых яков. Еще дальше расположились вагончики геологической экспедиции, как я впоследствии узнал, постоянно действующей.
Одним словом до самого перевала, а это практически 15 км, мы добрались без труда. Проблемы начались непосредственно на спуске. Сторона здесь не солнечная, частенько встречаются участки с поверхностным черноземным слоем, которые после сырой погоды высыхают далеко не сразу. Машину стало заносить, особенно на извилистых поворотах, отчего пришлось резко сбросить скорость, как не сопротивлялся этому водитель.



    Навстречу попался чабан на коне и я прямо-таки заставил Андрея притормозить, чтобы поинтересоваться состоянием дороги. Чабан с сомнением в глазах взглянул на нашу грязную «Ниву», задумчиво покачал головой и вынес вердикт: «Проедете». Правда потом добавил: «Вероятно». И посоветовал метров через сто-двести, где дорога раздваивается, сделать небольшой крюк: ехать не по верху, по наезженной трассе, а понизу – по новой, только-только намеченной: «Так чуть дальше, но спокойнее».
Лучше он бы этого не говорил! Объездной участок, который шел понизу, проделали не от хорошей жизни – верхняя дорога (а мы, естественно, поехали по ней) оказалась настолько разбитой, жижа такой густой, что мы тут же застряли. Застряли практически на ровном месте.
– Ну и что ты выиграл? – негодующе спросил я. – Упрямство до добра не доведет. Давай теперь выбирайся сам.
С этими словами я вылез из машины, но далеко пройти не смог. Андрей буквально выжал из мотора все, что мог и вскоре победно выскочил на пригорок. Но и это было еще не все. Сразу стало заметно, что дорогу со стороны Чегемского ущелья приводить в порядок было некому. Ее облюбовали, и, судя по всему, достаточно давно, многочисленные ручейки, в некоторых местах (прежде всего на поворотах) размывшие колею настолько, что удержаться на полотне дороги удавалось с огромным трудом. Особенно непростой участок оказался за скалой из-под которой вытекал достаточно бурный ручей, а сам поворот оказался настолько острым, что стоило немалого труда вывернуть на дорогу, а не свалиться в ручей. Если бы это произошло – а это практически произошло – пришлось бы нам куковать всю ночь в машине всего в пяти-шести километрах от Эльтюбю.
Но провидение было на стороне Андрея. Шел уже седьмой час, когда мы переехали по мосту через реку Чегем и оказались в селении Эльтюбю.
– Неплохо было бы перекусить, – вслух произнес я. – Здесь живут мои хорошие знакомые, это займет какие-нибудь полчаса, не больше.
Андрей словно не слышал моих слов. Мы проскочили мимо каменной летописи стихов Кайсына Кулиева и вскоре выехали из села.
Удивительное дело – получалось, что мы успевали за день одолеть все пять намеченных перевалов. Оставалось только доехать до Актопракского, соединяющего Чегемское и Баксанское ущелья. Самого, кстати, накатанного и несложного.
Темнота спускалась над ущельем. Дорога плавно ложилась под колеса и я даже закрыл глаза, когда «Нива» вдруг натужно зачихала, задергалась и остановилась, словно упершись во что-то…

  Продолжение следует

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments