Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

Categories:

В ПОИСКАХ ИСТОЧНИКА «ЖИВОЙ ВОДЫ», ИЛИ О ТОМ, МОЖЕТ ЛИ ВРЕМЯ «СЖИМАТЬСЯ»

  …На середине реки, где вода поднялась до пояса, я оступился на скользком камне, потерял равновесие, стал лихорадочно размахивать руками и…

  …И не упал. Это было не просто удивительно, это было невероятно. Дело в том, что большая часть моего тела (если разделить по вертикали) уже оказалась в воде. По пояс я и так в ней находился, а тут поскользнулся, и вся левая часть погрузилась в Малку. После этого, естественно, вода должна была накрыть меня с головой и – так как упора уже под ногами не было – понести по течению. Вниз, где белые буруны свидетельствовали – их образуют огромные валуны, выступающие практически на поверхность. Пока вы читаете пережитое мной в эти мгновения, прошло несколько секунд, но то, что последовало дальше, непонятно как уместилось в какие-то доли секунды.


    Итак, я поскользнулся, и мгновенно левая рука оказалась в воде, за ней – часть тела. Все. Возможности выпрямиться не было никакой. Тем не менее, я смог принять вертикальное положение. Словно кто-то, невероятно сильный, потянул меня вверх. Вернее сказать, дернул. Да так, что я не только выровнялся, а устоял, обрел равновесие. Уже потом, на берегу, я, оправдываясь перед спутниками за свою неловкость, сказал что-то вроде следующего: «Чуть не уплыл», на что получил ответ: «Удивительно, как вам это удалось – вы словно выпрыгнули из воды».

 Я и сам не мог понять, как это произошло. Во-первых, тот момент длился для меня вовсе не секунды, а значительно дольше. Время словно уплотнилось, сжалось. За эти мгновения в моем мозгу проплыли картины того, что произойдет дальше.
   Я увидел себя под водой – голубовато-белой, насыщенной многочисленными пузырьками. Меня несло и я никак не мог остановиться. Вот передо мной возник обросший зеленым мхом валун, за который я попытался зацепиться, но смог только вырвать кусок мокрой, склизкой зелени.
   Вот впереди мелькнула отмель и я подумал, что именно там мое спасение. Но тут река сделала резкий поворот и со всей силой устремилась к скале. В ней вода промыла огромную щель, в которую меня и понесло. Я хотел зацепиться за скалу, я даже успел впиться ногтями в гладкую, отшлифованную рекой поверхность, но не удержался. Вода оторвала меня, потащила и буквально впечатала в скалу. Что-то вспыхнуло перед глазами и тут же потухло. Для меня все закончилось.
Закончилось там, под скалой, в тех цветных мозаичных картинах, промчавшихся не перед глазами, а в моем воображении. Там же, в том же остановившемся времени, где я продолжал находиться, мое тело по-прежнему вот-вот должно погрузиться в воду и дальше проделать все то, что я уже видел.
«Боже!» – в эти же сотые (или тысячные) доли мгновения уместился и мой крик, обращенный к небу – «Умоляю, помоги мне!»
И сразу за этим совершенно непонятный сильный рывок – словно меня, как неразумного котенка, кто-то взял за шкирку и приподнял (не над землей – над происходящим). И вслед за этим пришедшее ощущение устойчивого каменного дна под ногами.
Что это было? И было ли? А может так разыгралось мое воображение? Был такой советский астрофизик Николай Козырев (1908-1983), который разработал теорию времени. Одним из ее положений является то, что время может иметь разную плотность, причем ощущения «насыщенного» времени обусловлены не только субъективным восприятием, но и объективной реальностью. И если с первым все ясно, то со вторым куда сложнее – нет на земле тех, кому по силам «сжимать» время. Следовательно, мне на помощь пришел кто-то извне. А извне это…
Но, кстати говоря, Николай Козырев был уверен, что и людям доступно уплотнить время. А так как, по его мнению, время – одна из характеристик искажения пространства, то это самое пространство можно изменять с помощью вогнутых зеркал. Проделанные им опыты с людьми, помещенными в комнату, стены, которой были сделаны из вогнутых зеркал, подтверждали это. Выйдя из комнаты, в которой они пробыли несколько часов, испытуемые рассказывали о прошлом и будущем в таких деталях и подробностях, которые невозможно выдумать.


    Понятно, что картины моего «пребывания под водой» базировались вовсе не на реально происходящем, а на знаниях, почерпнутых из книг и кинофильмов, но ведь та щель, под которой все для меня закончилось, находилась достаточно далеко впереди, более того – за резким изгибом реки. Так что я ее видеть никак не мог. Впрочем, и здесь не все так однозначно – мог не видеть, но мог предчувствовать.
    Теория времени Николая Козырева, основные параметры которой он впервые представил в книге «Причинная или несимметричная механика в линейном приближении» (1958), вызвала многочисленные споры, более того, стала причиной травли ученого, который уже до этого был необоснованно репрессирован. Вот что писал об этом Александр Солженицын в своем знаменитом труде «Архипелаг ГУЛАГ»: «Профессор Николай Александрович Козырев занялся проектированием Машины Времени еще во время своего заключения в тюрьме ГУЛАГа. Для окончания расчетов ему не хватало знания некоторых астрономических величин, но где их можно было узнать в тюрьме? Попав в безвыходное положение, Николай Александрович впервые в жизни обратился с подобной просьбой о помощи к Богу. И после нескольких дней молитвы к ногам Козырева упал... астрономический справочник! Возможно, это была своеобразная шутка надсмотрщика, но, как бы там ни было, книга была им отобрана обратно слишком быстро».
    На самом деле все было не совсем так, как поведал А. Солженицын. Как пишут биографы Н. А. Козырева, «Находясь в Дмитровском централе в камере на двоих, Козырев, естественно, много думал об оставленных им проблемах. Он мысленно возвращался к вопросам теоретической астрофизики, в особенности к проблеме источников звездной энергии. И вдруг зашел в тупик: ему недоставало конкретных фактов, примеров, численных характеристик отдельных типов звезд. Товарищ по камере после пребывания в карцере помутился рассудком и скоро скончался. Козырев остался совершенно один. Глухая камера и идейный тупик: тут можно было сойти с ума.
Как раз в один из таких дней безнадежного раздумья открылось окошко двери камеры, и через него просунулась книга, самая необходимая. Это был второй том пулковского «Курса астрофизики» – именно то, что требовалось. По разным вариантам пересказов Козырев пользовался «Курсом» от одних до трех суток и запоминал все подряд. Потом книга была замечена обходчиком и отобрана... Козырев до конца жизни полагал, что эта книга случайно оказалась в крайне скудной тюремной библиотеке, а в камеру она точно «с неба свалилась».
    Второй таинственный случай последовал за первым: «...Возбужденный пробудившимися мыслями от запоминания сведений «Пулковского курса», Козырев начал ходить по камере, тогда как днем разрешалось только сидеть на табурете, а ночью лежать на койке. За ходьбу Козырев был отправлен в карцер на пять суток, что случилось в феврале 1938 г. Температура в карцере держалась около нуля градусов. Туда заталкивали в нижнем белье, без носков; из еды выдавали только кусок хлеба и кружку горячей воды в сутки. О кружку с водой можно было погреть замерзающие руки. Мерзнувшее тело обогреть было нечем, и Козырев обратился к Богу. Он молился и с того момента почувствовал внутренне тепло, благодаря чему выдержал пять или даже шесть суток…»
    В случае с переправой через Малку было и «сжатое» время, и обращение к Богу, но вовсе не знакомство с теорией времени Н. А. Козырева стало причиной этих ассоциаций, а испытанное на самом деле, тем долее, что случившемся с ученым в карцере я узнал только в процекссе подготовки этого материала.
    Но вернемся к нашим поискам источника «живой воды». Переправившись, мы двинулись вниз по левому берегу Малки, оставив альпинистскую веревку – она достаточно тяжелая и  желающих нести ее не оказалось. Как выяснилось совсем скоро, этим совершили еще одну ошибку…

  Продолжение следует

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments