Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

Category:

ПРОВАЛ ВО ВРЕМЕНИ


    Невероятное о невероятном. Часть четвертая

  ...Весь мой пыл улетучился, как только я зашел в шахту. Свет фонарика, казавшийся таким ярким еще минуту назад, становился все тусклее и тусклее. Из шахты тянуло холодом, жижа хлопала под ногами, стены – в какой-то момент я поскользнулся и обперся ладонью о камень – были заляпаны чем-то склизким и вязким. Веревка распутывалась с трудом – приходилось все время сбрасывать ее кольца с плеча. Стало ясно, что с веревкой я переборщил – вовсе не нужна была альпинистская, достаточно было простой бечевки или лески, чтобы не заплутать в ответвлениях, о которых предупреждал зольчанин. Впрочем, и ответвлений никаких не наблюдалось.
    …Связка веревки больше не давила плечо, вероятно, я прошел уже метров тридцать, а то и сорок. Еще немного и веревка закончится. Получается, надо возвращаться, но я ничего не увидел и ничего не почувствовал.


    Налобный фонарик высветил ответвление, ухо дящее влево. Я ступил в него, не зная, как поступить дальше. С потолка шахты, просачиваясь неизвестно откуда, капала вода, попадала за воротник, отчего по всему телу пробегала мгновенная дрожь. Под ногами хлюпало и может поэтому я не сразу услышал, что за моей спиной что-то происходит. И только замерев, понял, что слышу грузные шаги по водяной жиже.

  Вадим! Все-таки он решился сопровождать меня. Чувство радости пронзило меня и я, не сдержавшись, крикнул; «Вадим! Я здесь! Иди ко мне!». Никто не ответил, и я снова крикнул: «Вадим! Сюда! Я здесь». Мои слова наполнили шахту гулом и, оттолкнувшись от стен, вернулись ко мне. Вадим так и не ответил, но шаги его доносились вся явственнее.
– Почему он молчит?» – мелькнула мысль. – Может, тоже хочет постебаться, как я над ним и Леной с этими чертовыми змеями?
Шаги приближались, тот, кто издавал эти звуки, вот-вот должен был подойти ко мне. Еще секунда-другая и он появится. И тут мне стало страшно.
А если это не Вадим? – мелькнула мысль. Рука сама потянулась к фонарику, чтобы выключить его, но он не выключился, а перешел в мигающий режим. Я лихораточно раз за разом нажимал на мягкую кнопку переключателя, а фонарик все не выключался и не выключался. Наконец он погас. Я буквально вжался в стенку шахты, пытаясь слиться с ней.
Шаги слышались уже совсем рядом. Вот идущий поравнялся с ответвлением, в котором я спрятался, прошел его и двинулся куда-то дальше. Но я так и никого и не увидел, впрочем, что можно было увидеть в сплошной темноте? Когда шаги стихли окончательно, я в прямом смысле слова заставил себя оторваться от стены. Куртка от влаги, скопившейся на стенах шахты, промокла насквозь, прилипла к спине, и как я не двигал плечами, не хотела отлипать. От этого холод пронзал тело и по нему – от головы до пальцев ног – пробегал озноб.
Я вспомнил рассказ зольчанина о страхах, которые он натерпелся в шахте, и попытался проанализировать: то, что я испытал, происходило со мной или во мне? Не мог ли я озвучить эти шаги, создав мысленный фантом и наделив его реальными действиями? Конечно, я это все выдумал, конечно, никто мимо меня не проходил, конечно, это все стресс от пребывания в замкнутом пространстве – убеждал я себя, но страх, тем не менее, не проходил.


    Надо было принимать решение, а оно могло быть только одним – возвращаться назад. Я непроизвольно присел, оперевшись о дно шахты; руки оказались по запястье в воде. Отдернув их, я включил фонарик, огляделся по сторонам и только потом потянул за веревку – она ослабла и потянулась легко, словно ее там, у входа, больше никто не держал.
Желание выбраться нахлынуло столь сильно, что я буквально ринулся назад, не подбирая веревку, а волоча ее за собой по земле.
    Перехватывая веревку руками, я бежал вперед, а выхода все не было и не было видно. Он возник неожиданно, словно выплыл из ниоткуда. Я сбавил шаги, потом совсем остановился, глубоко вздохнул, перевел дыхание и только тогда вышел на белый свет. Лены нигде не было видно. Вадим сидел на камне, уткнувшись в телефон. Ничего не происходило.
    Увидев меня, Вадим спросил: «Все нормально? А что так долго? Я пару раз тянул веревку, но она не поддавалась».
    Он более пристально взглянул на меня, словно прочитав что-то на моем лице: «Ну что там, в шахте? Есть что-нибудь необычное?»
– А Лена где? – спросил в ответ я, – она не заходила в шахту?
– Лена?! Да она такого страха натерпелась, что теперь ее ни в какую пещеру не заташишь! Всюду змеи мерещаться. К машине пошла, надеюсь, не потеряется…
И тут видно до Вадима дошла суть моего вопроса: «Нет, никто в шахту не заходил. А почему вы об этом спрашиваете? Что-то видели? Слышали?»
– Да нет, глупость сморозил. А сколько сейчас времени?
Вадим ответил, и я вздрогнул: мои часы показывали на несколько минут меньше, хотя мы их сверили перед походом в пещеру.
– Странно, – я притянул руку Вадима с часами к своим глазам, чтобы удостовериться лично. Стрелки на них действительно показывали на несколько минут больше. А уже если быть точным – на три минуты.
– Впрочем, это ни о чем не говорит. Мои могут и барахлить – я их в воде искупал, – ответил я на немой вопрос Вадима…

  Окончание следует

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments