Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

Category:

ЛОХРАН – НЕНАПИСАННАЯ ИСТОРИЯ

  Часть третья

  А теперь в контексте наших поисков мусульманских захоронений в ущелье Лохран, обратимся к интересному и практически неизвестному документу – рукописи П. И. Головинского «Кабардинцы». История ее обнаружения такова. В 1957 году научным сотрудником Кабардино-Балкарского научно-исследовательского института П. Г. Акритасом в рукописном отделе Государственного музея Грузии в Тбилиси была выявлена рукопись неизвестного автора под названием «Кабардинцы», подписанная инициалами «П. Г.». Архивист Е. С. Тютюнина выяснила, что данные инициалы принадлежат Павлу Головинскому. Вот что о нем пишет кавказовед М. О. Косвен: «Павел Иванович Головинский (ум. ок. 1871 г.) – военный врач, много лет прослуживший на Северном Кавказе, в 1848 г. штаб-лекарь Егерского полка, в 1852 г. – дивизионный врач 20-й пехотной дивизии, в 1861 г. – старший доктор войск Терской области (по КК). Бывший батарейный командир Л. Н. Толстого…».


   Рукопись «Кабардинцы», пишет Е. С. Тютюнина, представляет самостоятельное законченное произведение, главным источником которого является кабардинский фольклор в записях и изложении Ш. Ногмова. Используя материалы Ногмова, Головинский сделал попытку дать собственную версию кабардинской истории с древних времен до конца XVIII века. «Произведение П. И. Головинского, делает вывод Е. С. Тютюнина, следует рассматривать в контексте историографической ситуации 60-х годов XIX века как одну из ранних в русском кавказоведении попыток связного, хронологически последовательного изложения истории кабардинского народа – именно динамической истории, а не статичного этнографического описания».

  И вот как П. И. Головинский описывает битву кабардинцев с крымцами: «Князь Кургоко Хатажукович стремился и водворить согласие, порядок в Кабарде, и отражать внешних врагов, но сила турок с крымцами пересиливала кабардинцев. Кабардинцы не могли уже с успехом отражать напор и турок, и крымцев. Крымцы при хане Каплан-Гирее совместно с турками завладели и Закубаньем, и Кабардой, обложили тяжкой данью – по одной душе с аула, вводили всеми средствами ислам. Гордые князья с гордой аристократией склонили головы перед могуществом врагов; только Машуко – княжеский чагар, или крестьянин, знать не хотел крымцев. Он, собрав толпу энергичных единомышленников, упорно, без устали действовал против крымцев. Хан крымский потребовал выдачи Машуко, но Машуко, узнав о требовании хана, бежал в горные трущобы. Кабардинские князья поступили малодушно: они, не имея в руках Машуко, отдали хану его сестру.
    Машуко, огорченный, взбешенный выдачей сестры, принялся мстить неблагодарным; он и грабил, и резал неблагодарных. Машуко долго скрывался на горе у Пятигорска. Князья, проследив его убежище, убили Машуко; с тех пор гора у Пятигорска называется до сих пор Машук.


    Тяжесть врагов выводила кабардинцев из терпения. Князь Кургоко Хатажукович долго думал и передумывал об угнетении кабардинцев; но крымские с турецкими войска, находясь в    Кабарде, имея многих приверженцев в среде кабардинцев, зорко наблюдали.
    Однажды крымский паша, занимавший Большую Кабарду своим войском, пировал с гостями. В числе гостей был старший кабардинский князь Кургоко Хатажукович. Паша с пренебрежением обращался с князем Кургоко: выкурив трубку турецкого табаку, выколотил пепел из трубки на голову князя Кургоко. Мщение загорелось в груди князя; но он, не подав даже виду, выждав время, спокойно, почтительно откланялся паше. По прибытии в свой дом Кургоко ночью созвал всех князей, рассказал им о тяжком позоре в его лице всех князей, заклинал их, связал их клятвою – отмстить врагам, освободить Родину. С общего совета решили перерезать всех врагов. Вследствие этого решения был секретно поднят весь народ, как один человек. Кабардинцы напали врасплох во всех местах своей земли на врагов. Все крымцы с турками, говорит предание, были вырезаны кабардинцами. Через год крымцы, будучи не в силах совладать с кабардинцами, укрепились в Хаджи-Кале, откуда, действуя на приверженцев или поклонников ислама, начали посредством их распространять ислам, ссорить кабардинцев. Спустя еще два или три года, крымцы с турками в огромном числе приблизились к Кабарде. Кабардинцы, отправив в горы жен, детей, стариков, имущество, скот, выступили против врагов. Князь Кургоко Хатажукович, собрав 300 ишаков, навьючил их сеном. Ночью князь Кургоко, приблизясь к стану врагов, приказал зажечь сено на ишаках и с гиком, криком, со стрельбой гнать ишаков в неприятельский лагерь. Ишаки, понуждаемые ударами, уколами, с ревом бросились в неприятельский стан. Испуганные крымцы и турки в беспорядке суетились, метались, тогда кабардинцы дружно, быстро ворвались в неприятельский лагерь, разбили наголову врагов. Эта блестящая победа не повела к блестящим результатам. Раздоры кабардинских князей обессиливали кабардинцев; турки с крымцами пользовались этими раздорами, усиливали свое влияние, вводили ислам, искореняли христианство; сочувствие к России лучших кабардинцев уничтожалось».

Продолжение следует

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments