Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

Categories:

ФЕЛИКС ФРАНКЛЬ: МАТЕМАТИКА ЗАБВЕНИЯ

  Этот материал был написан два года назад и поэтому его концовка, которую я тем не менее решил оставить, уже не соответствует действительности. Мемориальная доска на доме по улице Головко,5, где Франкль жил, 28 декабря 2018 года была наконец-то установлена. Приведена в порядок и его могила. Здесь надо сказать слова искренней благодарности доценту кафедры электроники и информационных технологий, кандидату технических наук, доценту КБГУ Олегу Артемовичу Молоканову, чье особое отношение к гениальному ученому достойно признательности и уважения. Олег, которого я считаю своим товарищем, подготовил для Википедии статью о Франкле, тщательно перепроверил все имеющиеся факты и нашел в них несоответствие (это, в частности, касается награждения медалью Леонарда Эйлера, которая была учреждена позднее); много времени отдал поиску книг из личной библиотеки ученого; привел в порядом памятник и могилу гения на кладбище. Жаль, что на митинге по случаю открытия памятной доски ему не было предоставлено слово. А теперь мой очерк о Ф. И. Франкле...


  Впервые услышал о нем в 1974 году, будучи студентом Кабардино-Балкарского госуниверситета, которому доверили выпускать вузовскую многотиражку «Университетская жизнь». Просматривая подшивку газеты за все годы с начала ее образования, наткнулся на некролог «Ф. И. Франкль» в номере за 11 апреля 1961 года. Поразился, что столь знаменитый ученый – доктор технических наук и физико-математических наук, член-корреспондент Академии Артиллерийских наук, член Национального коми-тета СССР по теоретической и прикладной механике, награждённый золотой медалью имени Леонарда Эйлера Академии наук СССР за выдающиеся результаты в области математики и физики – работал в КБГУ.
Вспоминая сегодня этого выдающегося человека, думается, не будет большим криминалом, если мы воспроизведем его биографию по уже имеющимся источникам (в частности, в Википедии), дополнив ее малоизвестными фактами.

  Итак, в 1905 году в еврейской семье, проживающей в Вене (Австрия) рождается сын, которому дают имя Феликс. Его отец, несмотря на то, что владел небольшой фабрикой, придерживался на тот момент коммунистических убеждений, которые Франкль и впитал. Будучи студентом Венского университета, он участвует в рабочем движении, а через год после окончания учебы на математическом факультете вступает в Коммунистическую партию Австрии.
    Далее цитируем: «В сентябре 1928 года молодой тополог Франкль принимает участие в работе VIII Международного конгресса математиков – самого влиятельного и массового съезда ведущих математиков мира, который проходил в Болонье. На этом конгрессе Франкль познакомился и подружился с советским топологом П. С. Александровым. В дальнейшем, когда Александров был в Вене в гостях у Франкля, Франкль попросил Александрова содействовать осуществлению его желания переселиться из Вены в Москву. Александров с этой просьбой обратился к О. Ю. Шмидту. Первой реакцией Шмидта было: «У нас своих коммунистов довольно — пусть остается в Вене и готовит революцию в Австрии!». Несмотря на это Шмидт помог Франклю в 1929 году перебраться в Москву».
    Возможно, именно эмигрировав в СССР Франкль совершил главную ошибку в своей жизни. Но о неверности сделанного выбора он никогда не жалел, вернее, не говорил, более того – в 1932 году вступил в ряды ВКП (б). Он оставался убежденным коммунистом даже когда его исключили из партии, и, как вспоминал А. П. Ярков, «радовался как ребёнок своей реабилитации в партии после ХХ съезда КПСС».
    С 1929 Франкль работает научным сотрудником Коммунистической академии при ЦИК СССР, публикует статьи в математических журналах Австрии и Германии.
В 1931 году переходит на работу в Центральный аэрогидродинамический институт (ЦАГИ) – здесь он научный сотрудник физико-математического отдела, далее – научный руководитель этого отдела. Вот что пишет А. М. Сасов, автор исследования «МосГИРД – история образования». ГИРД, уточним, – группа изучения реактивного движения – научно-исследовательская и опытно-конструкторская организация, занимавшаяся разработкой ракет и двигателей к ним. Цитируем: «В начале 1932 года в ГИРД были организованы курсы по реактивному движению. Среди преподавателей были профессора: В. П. Ветчинкин – читал курс динамики реактивных аппаратов, Б. С. Стечкин – читал теорию воздушно-реактивных дви-гателей, Б. М. Земский – курс гидродинамики и газовой динамики, Феликс Исидорович Франкль, доктор технических наук, доктор физико-математических наук – лекции по газовой динамике,..»
    «Наибольшую известность – такая информация о деятельности Ф. Франкля размещена на одном из научных сайтов – приобрели работы по газовой динамике, прежде всего, по сверхзвуковому обтеканию тел и по трансзвуковым течениям (пионер в СССР исследований в этой области). Далеко продвинул теорию воздушного винта. Совершил новые исследования по теории ламинарного и турбулентного пограничного слоя в газовом потоке больших скоростей».
К этому времени он уже дважды доктор – технических наук (1934) и физико-математических наук (1936).


    В годы Великой Отечественной войны Ф. Франкль в Новосибирске, где создается филиал Центрального аэрогидродинамического института (ЦА-ГИ) имени проф. Н. Е. Жуковского, в задачи которого входило проведение научно-исследовательских работ в области теоретических и экспериментальных исследований по аэродинамике и прочности самолётов совместно с предприятиями и заводскими лабораториями авиационной промышленности. Вот что сообщается на сайте Сибирского научно-исследовательского института авиации имени С. А. Чаплыгина: «В октябре-ноябре 1941 года из Москвы были эвакуированы около 500 ученых, инженеров и рабочих ЦА-ГИ… Группу ведущих учёных ЦАГИ, в которую вошли доктора наук Владимир Петрович Ветчинкин, Гурген Мкртичевич Мусинянц, Дмитрий Юрьевич Панов, Константин Андреевич Ушаков, Феликс Исидорович Франкль и другие, возглавил один из основоположников аэродинамики – заслуженный деятель науки, Герой Социалистического Труда, академик Сергей Алексеевич Чаплыгин».
С 1944 по 1950 год Франкль работает на кафедре реактивного вооружения Артиллерийской академии имени Ф. Э. Дзержинского, избирается ее членом-корреспондентом (1946), выпускает в соавторстве с Е.А. Карпович монографию «Газодинамика тонких тел».
На одном из семинаров математик позволяет иронично высказаться в адрес «великого ученого» Сталина. Результат не замедлил себя ждать: донос, партийное собрание, на котором его исключают из партии, последующая ссылка.
Так выдающийся ученый оказывается вместе с семьей во Фрунзе, где с 1950 года трудится заведующим кафедрой теоретической физики в Киргизском государственном педагогическом институте, преобразованном в мае следующего года в Киргизский государственный университет. Как и все ссыльные, он находится под неусыпным надзором, регулярно отмечаясь в спецкомендатуре. Все остальное время он работает – напряженно, истово, с полной отдачей.
Вот что сообщает научный деятель (так он подписал свою статью в газете «Жаны Ордо» от 6 мая 2011 г.) Мейманбек Абдылдаев: «В 50-ых годах прошлого века «по иронии судьбы» случайно в Кыргызстан приехал и остался жить Ф. И. Франкль – австрийский еврей, ученый. За 9 лет он подго-товил 24 кыргызских граждан по физико-математическим наукам, с его помощью они защитили научные диссертации. Он подготовил для нас научные кадры и уехал. Его ученики говорят: «Научные труды Франкля оказали влияние на С.П.Королева, В.П.Глушко, В.М.Келдыша, а также на кыргызстанца Рахматуллина Халила Ахмедовича – одного из видных ученых СССР, совместно работавшего с ними по выводу первой космической тех-ники на околоземную орбиту».
Среди многих учеников Франкля во времена СССР есть наши кандидаты и доктора наук»…
Далее идет список из тринадцати, как пишет автор, «передовых кыргызских математиков-механиков», которыми гордится народ. Заканчивает же статью научный деятель так: «Такие личности-евреи, как Феликс Исидорович Франкль, сделали очень много для кыргызского народа, об этом нельзя забывать, это надо помнить с благодарностью. Я думаю, к какой бы национальности не принадлежали замечательные личности, наше уважительное и признательное отношение к ним окажет влияние на нашу молодежь, и будет реальной опорой в воспитании интернационализма».
Не согласится с последним выводом невозможно, хотя упор на национальность не вызывает в этом случае ничего кроме раздражения.
В 1956 году, после ХХ съезда КПСС, Франкля реабилитируют, восстанавливают в партии; в том же году включают в Национальный комитет СССР по теоретической и прикладной механике, а в следующем – в члены редакционной коллегии журнала «Известия высших учебных заведений. Математика».
В 1957 году в Нальчике, благодаря усилиям Х. М. Бербекова, на базе педагогического института открывается Кабардино-Балкарский государственный университет, первый на Северном Кавказе, В числе тех, кто начинает в нем работать, и Феликс Франкль.
Вот как об этом вспоминает доктор филологических наук, профессор КБГУ Джамалдин Коков: «Открыв университет, Х. Бербеков в первую очередь стал заботиться о приглашении сюда преподавателей высокой квалификации. Для этого он ездил в различные города Советского Союза. В их числе был доктор технических и физико-математических наук, профессор, член Национального комитета СССР по теоретической и прикладной математике Феликс Исидорович Франкль. Кстати, до сих пор как реликвия сохраняется письменный стол, за которым сидел Хатута Мутович, а затем профессор Ф. Франкль. Сейчас этот стол продолжает служить профессору КБГУ им. Х.М. Бербекова Мурату Хоконову. …Приглашённые получали благоустроенные квартиры и все условия для работы».
Из информации на сайте КБГУ: «Феликс Исидорович возглавил кафедру теоретической и экспериментальной физики, которой он заведовал до конца своей непродолжительной, но яркой жизни.
В стенах нашего университета он по-прежнему активно занимался исследованиями в различных областях математики, механики и теоретической физики, расчетами тяги фотонного ракетного двигателя, что в наше время становится актуальным в космонавтике дальних полетов. Он выполнил ряд фундаментальных работ по динамической метеорологии. Большой интерес и по настоящее время вызывают выполненные в КБГУ исследования по квантовой механике. В 50-е годы он предсказывал развитие тепло-электроцентралей (ТЭЦ) как основного источника энергии в нашей стране.
Феликс Исидорович был в курсе всех последних достижений в СССР в области ракетостроения и работ по подготовке к запуску космического корабля с человеком на борту».
Далее приводится эпизод, который можно было бы посчитать байкой, но которому веришь, так как слишком многие были его свидетелями.
«Однажды, в начале марта 1961 года, во время визита в парикмахерскую, которая долгое время располагалась прямо у главного входа в КБГУ, профессор услышал по радио разговор о возможном полете человека в космос. Тут парикмахер иронично заметил, что этого никогда не случится. Феликс Исидорович возразил. Короткая, но эмоциональная дискуссия закончилась заключением пари на шампанское о том, что такой полет совершится в течение месяца. Через месяц Феликс Исидорович, забыв о пари, пришел на очередную стрижку.
Но спорщик не забыл: «Ну что, профессор, проиграли? Человек не полетел. Ставьте шампанское!»
На что Феликс Исидорович ответил: «Подождите, пожалуйста, еще чуть-чуть, несколько дней. Может быть, я не доживу, но такое случится».
И он, как чувствовал, – не дожил до знаменательного полета Юрия Гагарина в космос всего пять дней. Можно догадываться о том, что он знал об этом предстоящем потрясающем полете.
Широки и разнообразны были интересы профессора Франкля. Его перу принадлежат свыше 90 научных трудов, причем подавляющее число этих работ представляет собой фундаментальные исследования. Велик вклад Ф.И.Франкля в дело подготовки научных кадров. Под его руководством в КБГУ работал научный семинар, проводились ежегодные научные конференции, на которые приезжали и выступали с докладами ученые из Москвы, Ленинграда, Саратова, Ростова-на-Дону и многих других городов.
Занимаясь преподавательской деятельностью, Феликс Исидорович большое внимание уделял подготовке молодых специалистов из студенческой среды, руководил курсовыми и дипломными работами, вел научно-студенческий семинар. Он посылал своих учеников на всесоюзные научные конференции, например, в Москву, Одессу и другие крупные города СССР. В сентябре 1960 года троих своих дипломников Феликс Исидорович лично повез и устроил на практику в МГУ: Хасанби Дикинова и Талиба Афаунова определил в лабораторию газодинамики, а Султана Гонова – в лаборато-рию аэрогидродинамики.
В КБГУ его аспирантами были Мухамед Бекулов, Мусаби Жекамухов, Иван Ланин, Билял Унежев, Владимир Халкечев, Жансурат Хатукаева, Магомет Чеченов. Впоследствии М. К. Жекамухов стал доктором физико-математических наук, а М. Т. Бекулов, И. Н. Ланин, Б. Х. Унежев, В. А.-К. Халкечев, Ж. М. Хатукаева – кандидатами физико-математических наук. Выполнявшие у Феликса Исидоровича дипломные работы Х. Ж. Дикинов и С. Ж. Гонов стали соответсвенно доктором физико-математических и кандидатом технических наук.
Профессор Франкль успешно занимался не только теорией. Он мечтал создать базу для экспериментальных исследований. В конце 1960 года по его инициативе началось строительство лаборатории аэрогидродинамики, в котором принимали участие и студенты-выпускники. К сожалению, эти работы прекратились с безвременной кончиной этого светила науки».
«Пример Франкля, читаем на сайте КБГУ, показывает, как появление в регионе учёного большого масштаба может за короткое время дать толчок к развитию всего этого региона. Помимо своей основной работы в области аэродинамики он интересовался проблемами школьного образования в республики и сумел убедить, тогда ещё молодого руководителя Кабардино-Балкарии Мальбахова Тимбору Кубатиевича в важности математического и естественно-научного образования в школах, а также важности иностран-ных языков. После этого в 1961 году была организована первая в республике специализированная школа по английскому языку - школа № 3 г.Нальчика, а в позже, в 1966 году появилась специализированная физико-математическая школа № 2».
И еще одна цитата, характеризующая Франкля как личность всесторонне развитую и многогранную: «Феликс Исидорович был человеком огромной эрудиции, знал несколько европейских языков (немецкий, французский, латинский, естественно, русский, а также киргизский – авт.), был пре-красным знатоком древних языков. Им переведен с латинского на русский самый большой из томов интегрального исчисления Эйлера. За сравнительно короткий период пребывания Феликса Исидоровича в Кабардино-Балкарском госуниверситете он изучал кабардинскую историю и литературу, усердно осваивал кабардинский язык.
Феликс Исидорович был удивительно веселым и интересным собесед-ником. Его интересовало все – и наука, и политика, и искусство. Он принимал активное участие в праздничных студенческих вечерах, читал стихи патриарха кабардинской поэзии Бекмурзы Пачева. Общение с ним доставляло всегда радость и бодрость, он никогда не жаловался на жизнь, на здоровье, всегда был оптимистом. Постоянно находился в окружении своих учеников и сотрудников, никогда никому не отказывал в помощи».
А еще он очень любил классическую музыку, регулярно посещая филармонию. Интересный факт приводится в книге «Воспоминания» (Нальчик, 2016), выпущенной издательством «Эльбрус». Ее автор – заслуженный деятель искусств РСФСР Хажбекир Хавпачев пишет: «Никогда не пропускал этих концертов профессор университета Франкль. Он приходил с женой и неизменно покупал билеты в шестой ряд на 4-5 места. Когда профессора не стало, вдова продолжала ходить на концерты и покупать билеты на оба места. Когда кто-то пытался сесть на пустое место, она возражала: «Здесь занято». Я попытался выведать у нее причину такого странного поведения. Она махнула рукой: «Долго рассказывать».
Уже спустя время все объяснил мне близкий друг Франкля, тоже профессор университета Борис Балкаров: «Разве ты не знаешь, что Франкль приехал в Советский Союз в 1938 году, после оккупации Австрии фашистами. Он ведь еврей, а отношение фашистов к евреям известно. Так вот, когда немцы вторглись в Австрию, Франкль с женой были на концерте в одном из залов Вены. С этого самого концерта они и вынуждены были бежать без денег, без вещей в Чехословакию, в город Братислава. Потом советское консульство помогло им переехать в нашу страну. На том последнем концерте в Вене они сидели в шестом ряду на местах 4 и 5».
В этих воспоминаниях немало неточностей. Франкль оказался в Советском Союзе не в 1938 году, а значительно раньше. До оккупации Австрии фашистами было еще целых десять лет, а значит, история с местами имеет отношение к чему-то другому, но к чему именно нам уже вряд ли когда-нибудь узнать.
Что еще к этому добавить? То, что непосредственными учениками Франкля называют всемирно известных ученых, таких, как трижды Герой Социалистического труда Мстислав Всеволодович Келдыш, Герои социалистического труда Георгий Иванович Петров – первый директор Института космических исследований АН СССР, Леонид Иванович Седов – главный редактор журнала «Космические исследования».
Что имя ученого присутствует в 14 математических названиях – аргументах, задачах, гипотезах, методах, неравенствах, проблемах, теоремах и т.д.
А еще то, что закончил свой жизненный путь Франкль в Нальчике, но имя его никак не увековечено – нет памятной доски, нет по большому счету и уважения к его памяти. Право так говорить дает нам тот факт, что последний погост великого ученого находится в ужасающем состоянии. Вот что писала «Газета Юга» (2015, 12 марта): «Ржавая ограда покосилась от времени, буквы на памятнике, установленном КБГУ и Киргизским госуниверситетом, потускнели... Могилу жены, находящуюся рядом, сразу и не заметишь. Полусгнившая деревянная табличка с именем «Воробьева-Франкль Н.Н.» лежит неподалеку в грязи. Могилу раз в год навещают некоторые ученики Франкля и просто неравнодушные сотрудники КБГУ, старающиеся своими силами поддерживать здесь порядок». И поэтому таким диссонансом выглядит заголовок материала в этой же газете, рассказывающего о знаменитом математике: «Один человек в Нальчике заранее знал о полете Гагарина».
За прошедшее время на кладбище ничего не изменилось. Получается, что Феликс Франкль, чьи результаты в области математики и физики признаны мировым научным сообществом как выдающиеся, в Нальчике никому не интересен и не нужен.

На снимках: дипломники Феликса Франкля Х. Ж. Дикинов и С. Ж. Гонов, ставшие впоследствии соответственно доктором физико-математических и кандидатом технических наук, вместе со своим наставником в Москве.
Могила Ф. И. Франкля на кладбище в Затишье.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments