Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

Categories:

МИСТИКА ЛЕСО-КЯФАРСКОГО ГОРОДИЩА


    Часть десятая

   Пользуясь рулеткой Виктории, я продолжил измерения кяфарского святилища. Оно, расположенное на останце (напомню, что так геологи называют изолированный массив горной породы) с недоступными обрывистыми краями, имеет сравнительно ровную вершину длиной 42 м, а шириной более чем в два раза меньшей –18, 5 м.
     Когда-то здесь имелись каменные постройки (от них остались только плиты), но, судя по всему, они были возведены значительно позже, вероятно, аланами. Первое, что здесь привлекает внимание, это плита из песчанника, на которой (опять же, по словам моей спутницы) приносили жертвы языческим богам, о чем я уже писал.



    Размеры этой плиты, лежащей на четырех камнях, достаточно велики: длина 370 см, ширина – 220 см, высота – 50 см (с учетом подложенных камней). Общую площадь поверхности вычислить труднее (плита имеет неровные края), но в целом она равна, как я уже писал, 7 кв. м. По своим параметрам это массивное сооружение в какой-то мере соответствует размерам дольменов. И если его устанавливали без специальных приспособлений, то для этого действительно нужна была немалая физическая сила.

  На площадке имеется еще одна плита, которую считают чашечным камнем (чашечник – культовый объект с лункой). Но рукотворная (под вопросом) выемка на одном из ее краев служит весьма слабым подверждением сакрального смысла данного объекта. Неясно культовое предназначение и другой, расположенной в в пяти (или чуть меньше) метрах от святилища, небольшой столбообразной скалы высотой чуть более 10 м. Края ее достаточно отвесны, а посему взобраться на нее можно только с помощью альпинистского оборудования.
    Создается ощущение, что эти две скалы были как-то связаны между собой. И предположение, что именно на второй стоял каменный трон, сброшенный ныне вниз, тоже логично. Неясно, правда, как поднимался на скалу тот, кто восседал здесь (одно из предположений, что обе площадки были связаны между собой деревянным мостиком), что он мог видеть (и видел ли?) со своего «трона».
    В целом данный каменный комплекс рождает множество ассоциаций, которые стимулируют как находящиеся на нем объекты, так и само его местонахождение: на краю «головокружительного обрыва с бурлящим внизу Кяфаром». Если на современного человека все это производит такое глубокое впечатление, то что говорить «о средневековом населении, все стороны жизни которого были связаны с религиозными представлениями», Закавыченные слова – мнение одного из посетителей этих мест, которое я полностью разделяю.
    По ступенькам мы спустились вниз, молча постояли какое-то время у поверженного трона – я даже попытался примоститься на нем, но в положении лежа на боку это оказалось весьма затруднительно.
    – Что дальше? – спросил я.
    – А дальше дольмены,– ответила Виктория. – Самые таинственные сооружения, расположенные в окрестностях кяфарского городища. Их здесь около двадцати – четыре на Шпиле, 15 – на Иордане. Практически все разрушены, одни части их разбросаны, другие практически скрыты землей. Но и сейчас на них можно увидеть рунические письмена, рисунки животных, изображения крестов, отличные от принятых в христианской традиции. И это понятно – христианство пришло на Кавказ значительно позже. Самый большой из дольменов в начале 50-х годов прошлого века был вывезен и сейчас находится в Ставропольском краеведческом музее. Атрибутирован он как «Мавзолей аланского вождя XI века». Но это не так – аланский вождь действительно обрел в нем последний покой, но был туда подзахоронен. Ведь изначально дольмены вовсе не являлись погребальными постройками


    – Я много читал об этом. О том, что они установлены в геопатогенных зонах, а точнее – в «местах силы». Что это культовые сооружения канувшей в неизвестность религии. Что они, по мнению одних адептов эзотерики, обладают исцеляющими способностями, а по уверениям других связаны с космосом. Что до сих пор точно неизвестно представители каких народов их возводили…
    – Нартами,– успела вставить Виктория.
    – Слушай! – сорвался я, – ты уже меня достала со своими нартами. Если следовать твоей логике, нарты обитали чуть ли не повсеместно, ведь ареал расположения дольменов достаточно широк и больше всего их на Западном Кавказе. Серьезные ученые, в частности, Владимир Марковин, считают, что дольменные традиции на территории Кавказа исходят из расселения в наших местах выходцев из Средиземногморского бассейна, в частности, с Пиринейского полуострова. А значит твои духи обыкновенные врали. Будь добра, спроси у них, коль вступила с ними в контак: зачем они вешают тебе лапшу на уши?
    На Викторию страшно было смотреть. Лицо ее изменилось: вначале посерело, потом побелело. «Вы, вы, – она с трудом подбирала слова, – вы не понимаете, что говорите. Вы обидели не меня. Вы обидели их, а они обид не прощают».
    Она замерла на какое-то мгновение, словно вслушиваясь в то, что мне было не дано услышать, а потом громко выкрикнула: «Да, да, я так и поступлю. Именно так». И уже обращаясь ко мне: «Они мне велели уйти от вас. Я ухожу. Я ухожу. Я ухожу». И повторяя раз за разом эти слова, Виктория развернулась и пошла вниз. Туда, откуда мы пришли…

    Пользуясь рулеткой Виктории, я продолжил измерения кяфарского святилища. Оно, расположенное на останце (напомню, что так геологи называют изолированный массив горной породы) с недоступными обрывистыми краями, имеет сравнительно ровную вершину длиной 42 м, а шириной более чем в два раза меньшей –18, 5 м.
    Когда-то здесь имелись каменные постройки (от них остались только плиты), но, судя по всему, они были возведены значительно позже, вероятно, аланами. Первое, что здесь привлекает внимание, это плита из песчанника, на которой (опять же, по словам моей спутницы) приносили жертвы языческим богам, о чем я уже писал.
    Размеры этой плиты, лежащей на четырех камнях, достаточно велики: длина 370 см, ширина – 220 см, высота – 50 см (с учетом подложенных камней). Общую площадь поверхности вычислить труднее (плита имеет неровные края), но в целом она равна, как я уже писал, 7 кв. м. По своим параметрам это массивное сооружение в какой-то мере соответствует размерам дольменов. И если его устанавливали без специальных приспособлений, то для этого действительно нужна была немалая физическая сила.


    На площадке имеется еще одна плита, которую считают чашечным камнем (чашечник – культовый объект с лункой). Но рукотворная (под вопросом) выемка на одном из ее краев служит весьма слабым подверждением сакрального смысла данного объекта. Неясно культовое предназначение и другой, расположенной в в пяти (или чуть меньше) метрах от святилища, небольшой столбообразной скалы высотой чуть более 10 м. Края ее достаточно отвесны, а посему взобраться на нее можно только с помощью альпинистского оборудования.
    Создается ощущение, что эти две скалы были как-то связаны между собой. И предположение, что именно на второй стоял каменный трон, сброшенный ныне вниз, тоже логично. Неясно, правда, как поднимался на скалу тот, кто восседал здесь (одно из предположений, что обе площадки были связаны между собой деревянным мостиком), что он мог видеть (и видел ли?) со своего «трона».
    В целом данный каменный комплекс рождает множество ассоциаций, которые стимулируют как находящиеся на нем объекты, так и само его местонахождение: на краю «головокружительного обрыва с бурлящим внизу Кяфаром». Если на современного человека все это производит такое глубокое впечатление, то что говорить «о средневековом населении, все стороны жизни которого были связаны с религиозными представлениями», Закавыченные слова – мнение одного из посетителей этих мест, которое я полностью разделяю.
    По ступенькам мы спустились вниз, молча постояли какое-то время у поверженного трона – я даже попытался примоститься на нем, но в положении лежа на боку это оказалось весьма затруднительно.
    – Что дальше? – спросил я.
    – А дальше дольмены,– ответила Виктория. – Самые таинственные сооружения, расположенные в окрестностях кяфарского городища. Их здесь около двадцати – четыре на Шпиле, 15 – на Иордане. Практически все разрушены, одни части их разбросаны, другие практически скрыты землей. Но и сейчас на них можно увидеть рунические письмена, рисунки животных, изображения крестов, отличные от принятых в христианской традиции. И это понятно – христианство пришло на Кавказ значительно позже. Самый большой из дольменов в начале 50-х годов прошлого века был вывезен и сейчас находится в Ставропольском краеведческом музее. Атрибутирован он как «Мавзолей аланского вождя XI века». Но это не так – аланский вождь действительно обрел в нем последний покой, но был туда подзахоронен. Ведь изначально дольмены вовсе не являлись погребальными постройками
    – Я много читал об этом. О том, что они установлены в геопатогенных зонах, а точнее – в «местах силы». Что это культовые сооружения канувшей в неизвестность религии. Что они, по мнению одних адептов эзотерики, обладают исцеляющими способностями, а по уверениям других связаны с космосом. Что до сих пор точно неизвестно представители каких народов их возводили…
    – Нартами,– успела вставить Виктория.
    – Слушай! – сорвался я, – ты уже меня достала со своими нартами. Если следовать твоей логике, нарты обитали чуть ли не повсеместно, ведь ареал расположения дольменов достаточно широк и больше всего их на Западном Кавказе. Серьезные ученые, в частности, Владимир Марковин, считают, что дольменные традиции на территории Кавказа исходят из расселения в наших местах выходцев из Средиземногморского бассейна, в частности, с Пиринейского полуострова. А значит твои духи обыкновенные врали. Будь добра, спроси у них, коль вступила с ними в контак: зачем они вешают тебе лапшу на уши?
    На Викторию страшно было смотреть. Лицо ее изменилось: вначале посерело, потом побелело. «Вы, вы, – она с трудом подбирала слова, – вы не понимаете, что говорите. Вы обидели не меня. Вы обидели их, а они обид не прощают».
    Она замерла на какое-то мгновение, словно вслушиваясь в то, что мне было не дано услышать, а потом громко выкрикнула: «Да, да, я так и поступлю. Именно так». И уже обращаясь ко мне: «Они мне велели уйти от вас. Я ухожу. Я ухожу. Я ухожу». И повторяя раз за разом эти слова, Виктория развернулась и пошла вниз. Туда, откуда мы пришли…

  Продолжение следует

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments