Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

Categories:

КАК СПУСТЯ 10 ЛЕТ ДАР ЛЕО МОЛА ОКАЗАЛСЯ В НАЛЬЧИКЕ В 2-х частях. Часть вторая

  Что делать? Сложить руки и молча наблюдать, как будет расти сумма за хранение? Посоветовавшись с московскими друзьями, я решил обратиться непосредственно к руководству международного аэропота Шереметьево и 5 августа 2017 года направил письмо председателю Совета директоров АО «МАШ» Александру Анатольевичу Пономаренко. В нем я вкратце передал суть проблемы, озвученную сумму и саму просьбу: «Исходя из изложенного становится ясно, что дар Лео Мола в Кабардино-Балкарию никогда не попадет.    Предприняв последнюю попытку, я подготовил письмо на имя Президента РФ В. В. Путина, планируя передать его на одной из встреч с доверенными лицами, одним из которых являюсь. Но мне посоветовали перед этим обратиться к Вам, сказав, что в руководстве Вашей организации вменяемые люди, патриоты нашей Родины. Я понимаю, что когда дело касается денег многие благие пожелания отступают в сторону. Но в данном случае речь ведь идет не о каких-то технических работах и производственных затратах, а о хранении малогабаритного груза на одном из ваших складов.




  Понятно, что решение этого вопроса требует доброй воли, но надеюсь, что она Вам присуща. Одним словом, я просил бы Вас проявить великодушие, благородство и сочувствие и изыскать возможность решить вопрос с долгом за хранение. Хочется верить, что и в наше меркантильное время есть люди способные на общественно-значимые поступки, не рассматривающие бескорыстный дар через призму финансовой составляющей. На государственном (пока республиканском уровне) этот вопрос решить не смогли. Неужели мы не сможем решить его на человеческом уровне, методом народной дипломатии? К этому письму прикладываю мой очерк о Леониде Молодоженине и оставленным им следе в истории Кабардино-Балкарии».


  7 августа мне ответил Александр Зенин, руководитель управления по работе с авиакомпаниями ООО «Москва Карго», попросивший сообщить номер авианакладной, по которой груз прибыл в Москву. Между нами завязалась довольно активная переписка и 8 августа я получил такое письмо: «Спасибо, Виктор Николаевич. В ближайшее время направим ответ на Ваше обращение".
  Чтобы подкрепить переписку, я вылетел в Москву. И 24 августа получил такой ответ: «Добрый день, Виктор Николаевич! По Вашему запросу о стоимости хранения руководством ООО «Москва Карго» принято положительное решение. Прошу Вас связаться со мной когда будете готовы забрать груз». А на следующий день пришло еще одно подтверждение: «Уважаемый Виктор Николаевич! Как я понимаю, остался нерешенным вопрос по выпуску груза в таможенном отношении. Мы готовы выдать груз как только ваш брокер получит разрешение в таможне».
  После этого я связался с министром культуры КБР Мухадином Кумаховым (данным вопросом занималось именно это министерство) и сообщил ему о том, что ООО «Москва Карго» приняло благородное решение – отдать хранящийся на его складах груз без уплаты семимиллионной суммы, набежавшей за девять лет. Я был уверен, что уже в сентябре (напомню, что речь идет о 2017-м годе) министерство сумеет договориться с таможенниками и дар великого скульптора Лео Мола, чья судьба непосредственно связана с Нальчиком, окажется наконец-то в Национальном музее Кабардино-Балкарии.




    Уверенность эта исходила из того, что удалось сделать главное – списать неподъемный семизначный долг. Но остались еще 327 тысяч рублей за услуги таможенного брокера. Сумма более чем в 20 раз меньшая, чем за хранение, но и ее у министерства культуры не нашлось. Тогда я вышел на руководство Кабардино-Балкарской таможни, договорился о встрече. По своим каналам руководитель нашей таможни вышел на руководство Шереметьевской таможни, объяснил ситуацию, попросил о содействии. ООО «Москва Карго» сдержало свое слово – передало таможенникам ящики, пролежавшие на их складах 10 лет. Таможенники их вскрыли, сделали фотографии содержимого, прислали мне. Но и это оказалось еще не все. Понадобилось обращение в Министерство культуры Российской Федерации о признании работ художественными ценностями, о чем я сообщил министру культуры КБР. Оно было подготовлено.

  После этого на протяжении всех этих месяцев я не раз интересовался, как продвигается дело, написал еще одно письмо на имя руководителя Главы КБР. На встрече с министром мне было объяснено, как будет действовать министерство культуры. Дело дошло до Химкинского суда (см. начало публикации) И вот, наконец, спустя год, состоялась передача творений Лео Мола Национальному музею КБР, о чем я узнал из СМИ...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments