Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

РОЩА УТРЕННЕЙ РАДОСТИ

   Сосновая роща, Утренняя роща, Солнечная роща – место это нальчане называли еще совсем недавно именно так, но его официальное название, зафиксированное в ряде документов, не менее поэтично: «Роща утренней радости». Кто автор этого определения выяснить сегодня вряд ли возможно, но то, что оно отражало саму суть этого удивительного уголка природы, сомнению не подлежит.



    Стройные, светло-коричневые стволы составляющих рощу деревьев, устремлены на 20-30 и больше метров в небо. Солнечные лучи, пробивающиеся сквозь зеленые верхушки, удобно расположились на ковре из мягкой хвои. Когда же на них – солнечные пятна – наступаешь, свет пронизывает всего тебя, причем он не только высветляет, но и мгновенно наполняет тело мягким, обволакивающим теплом.
    Хвои же так много, таким плотным слоем она лежит, что земля пружинит под ногами, придавая ускоренное движение ходьбе, а тем более бегу. Шаги людей здесь не слышны – светло-коричневый ковер из иголок поглощает их полностью.

    Особенно хорошо в роще ранним утром, когда покой и умиротворение разлиты повсюду, когда только проснулись птицы и их пение, клекот, посвистывания несутся со всех сторон и дрожат, вибрируя и аккумулируясь в сетях, которые развесили на кустах паучки. Вот очередной солнечный лучик пронзил паутинку, и она тут же засверкала запутавшимися в ней жемчужными каплями росы, задрожала в такт незатейливой соловьиной песни, заколыхалась от порывов заблудившегося в соснах ветерка. А вот когда речной ветродуй набирает силу перед грозой или сменой погодой, сосны начинают раскачиваться ему в такт и скрипеть – печально и жалобно.
     И право дело – как им сегодня не жаловаться?! Ведь роща, которую начали подсаживать в пойме реки еще перед войной, в пятидесятых-шестидесятых годах разрослась, набрала силу, стала не просто частью городского парка, нынешнего Атажукинского сада, а вполне самостоятельным объектом, получив название «Роща утренней радости». Она действительно была полноценной рощей, так как насчитывала почти тысячу деревьев. Сегодня их куда как меньше. Как и птиц. Пение их, не смолкавшее под этими кронами ни на мгновение, сегодня почти не звучит – боятся пернатые столь тесного соседства с человеком. А уж соловьи так те навсегда покинули эти месита. Практически забылось образное и поэтическое название этого места. Более того – многие не представляют, где оно находиться, хотя бывают здесь достаточно часто. Впрочем, правильнее было бы сказать, посещают не рощу, а многочисленных рестораны, построенные в самом ее начале и со временем расползающиеся все дальше и дальше.
     «Заполнение» этого уникального места всевозможными объектами началось еще в двадцатых годах прошлого века, когда внизу косогора были захоронены жертвы белогвардейского террора. Люди эти были умерщвлены в 1919–1920 годах. Имена их сохранили обелиски, документы, сотни научных (вернее будет сказать – околонаучных) трудов. Имена же подавляющего большинства, представлявшего противоборствующую сторону, канули в небытие – кого сразу (захороненного в родной земле и забытого), кого позднее (в лагерях, эмиграции). Но прошло время, сменился в обществе вектор памяти и имена на обелиске остались также в прошлом – сегодня они практически никому ни о чем не говорят.
Потом, уже в шестидесятых годах, началось строительство здания, которое предполагалось передать под идеологические нужды комсомольцев, что, кстати, вначале и произошло, но заполнилось большинству как разместившийся здесь ресторан «Берег». Сейчас в этом здании осуществляются записи актов гражданского состояния, производящие которые органы известны всем по общепринятой аббревиатуре ЗАГС. Строительство городских водоемов в тех же шестидесятых годах производилось также за счет вырубки, правда, ограниченной, сосен.
    Роща отступала и уменьшалась, и сейчас по большому счету представляет сравнительно небольшую группу деревьев; даже как-то неловко рассматривать ее как отдельный объект парковой зоны.
    Есть ли у сосновой рощи будущее? Мне трудно ответить на этот вопрос. Остается только вспоминать, как ранним утром мы гоняли на велосипедах по ее заповедным дорожкам. Как пытались нас догнать, прыгая с дерева на дерево многочисленные белки, которых здесь обитало великое множество. Как предзакатной порой, когда последние солнечные лучи уже не проникали в лежащую под косогором рощу, мы, влюбленные, встречались на окутанной сумраком тропинке. Шли по ней, взявшись за руки, и сердца наши учащенно бились в предвкушении сладости первых прикосновений губ.
    …И вот я вновь иду по «Роще утренней радости». Вновь, закрывая глаза, пытаюсь увидеть ее такой, какой она осталась в памяти. И не могу.
    Все это было, было, было… Но только вот когда. И разве со мной? Неужели со мной?..

К сожалению, архив фотографий сегодня мне недоступен, поэтому пришлось воспользоваться фотографией из интернета

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments