Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

ДОМ, ГДЕ ОСТАЛОСЬ МОЕ ДЕТСТВО...

    История нальчикского дворца пионеров через призму личностного восприятия

   Здание республиканского Дворца пионеров (так он назывался, и под этим именем строился, а впоследствии менял свое название, становясь то Домом детского творчества, то Республиканским дворцом творчества детей и молодежи) – одно из самых красивых на проспекте Ленина. И это вполне объяснимо – дети в нашей стране всегда были привилегированным классом.
    Именно им отдали во второй половине 30-х годов одно из лучших в Нальчике зданий – бывшего реального училища, в котором в советское время располагался Ленинский учебный городок (ЛУГ). Они вселились сюда в 1937 году после ремонта, включающего в себя небольшую перестройку здания и внутренние работы. О последних мы узнаем из дневника Корнея Чуковского, побывавшего в числе других гостей в Нальчике на праздновании 15-летия Кабардино-Балкарской автономной области. Вот эта запись: «1936. 6/XI. Видел в Нальчике будущий «Дом Пионера». Очень понравились барельефы художника Михаила Лезвиева…». О судьбе этого талантливого скульптора мы рассказали в фотоальбоме «Старый новый Нальчик».


    Мало кто знает, но именно в этом самом Доме пионера была проведена первая в Кабардино-Балкарии елка. На просторах интернета встретились воспоминания Г.П. Липинской, которые свидетельствую об этом. Вот они: «Город Нальчик, 1937 год, Дворец пионеров. Я училась в первом классе, когда собрали вместе детей из детских домов и впервые провели для нас новогодний праздник. Взрослые подарили нам настоящую сказку.

Мои родители уезжали часто и надолго в геологические экспедиции. Оставлять меня было не с кем. Так я оказалась в детском доме номер один имени героя гражданской войны Калмыкова. Хорошо помню, какая царила предпраздничная суета. Взрослые говорили: «Скоро Новый год!», «Скоро елка!». Для нас шили платья и костюмы, а мы разучивали стихи, песни, танцы. Мы совершенно не знали, что это такое – елка. Зато я видела и хорошо знала, что кабардинцы после сбора урожая развешивают на перекладине сушить снопы. Вот и решила, что елка выглядит именно так.
Настал долгожданный день. Здание Дворца пионеров в Нальчике сохранилось и сегодня. А надо заметить, что находится оно в двух шагах от театра, в невероятно красивом месте, рядом огромный парк; отсюда открывается великолепный вид на горы. Так что сама дорога на утренник произвела неизгладимое впечатление.
И вот мы впервые увидели в фойе роскошную живую ель, украшенную огромными разноцветными стеклянными шарами, сверкающими гирляндами, игрушками из ваты! Мы будто попали в сказку. Были здесь и Дед мороз со снегурочкой,
Каждому вручили подарок – вышитый матерчатый мешочек зеленого цвета, похожий на кисет; в нем лежали конфеты. Это был мой первый новогодний подарок. Память о этой сказке я пронесла через всю жизнь».
Здесь надо сделать небольшое уточнение. Возникает вопрос: что за театр находился рядом с Домом пионеров, не ошибается ли автор воспоминаний. Нет, не ошибается. Действительно напротив Дома пионеров находилось двухэтажное здание так называемого колхозно-совхозного театра.
Детские голоса звучали под сводами нынешнего медицинского факультета КБГУ совсем недолго – его здание пострадало в годы войны. Поэтому для проведения внешкольной работы власти отвели дом купцов Зипаловых, что на углу улиц Кабардинской и Ногмова. А когда на месте колхозно-совхозного театра, также пострадавшего от взрыво, был возведен ведомственный клуб МВД – двухэтажный, по внешнему виду повторяющий расположенный рядом, если даже не более внушительный: с колоннами, скульптурами, двумя залами (актовым и спортивным), было принято решение передать его детям. Милиционерам же пришлось довольствоваться домом князя Балкарокова, расположенном на углу улиц Советской (Кешокова) и Октябрьской (Нахушева).
Дом пионеров на улице Арманд – дом моего детства, родной и близкий. В 1960 году, пойдя в первый класс расположенной рядышком СШ №2, где историю преподавала моя мама Мария Васильевна Николаева, уже через месяц я записался в библиотеку, помещение которой располагалось на первом этаже Дома пионеров, слева от входа. И ходил в эту библиотеку (выбор книг там был куда большим, чем в школьной) на протяжении нескольких лет.
Довелось посещать и секцию волейбола, работающую при Доме, где я так и не пришелся ко двору, и фотокружок и еще что-то, не сохранившееся в силу скоротечной смены интересов. Зато навсегда остались в памяти новогодние праздники, которые регулярно устраивали в спортивной зале: пушистая пахучая ель под потолок, сверкающая многочисленными игрушками и светящимися гирляндами, синие пригласительные билеты, от которых отрывали корешок и выдавали долгожданный подарок.
Но в памяти остались не только кружки, книги, подарки, но и встречи. Одна из них состоялась в декабре 1963 года. Пришедший с работы отец, журналист Николай Котляров, поинтересовавшись, какие отметки получил я, на тот момент ученик третьего класса «В», предложил пойти на встречу с …Джанни Родари. Честно скажу, я не просто растерялся, я был потрясен. Имя Джанни Родари находилось в моем детском восприятии в одном ряду с именами Андерсена, братьев Гримм, других классиков мировой детской литературы, знакомство с которыми только начиналось. Более того, в силу, вероятно, своей доступности и простоты изложения «Приключения Чиполлино» являлись самой любимой книжкой.
Научившись читать еще до школы, я прочел ее одной из первых, а потом неоднократно к ней возвращался. В конечном итоге зачитал в прямом смысле этого слова до дыр: странички выпадали, я их подклеивал и вновь, раз разом совершал путешествие по стране, которой правили принц Лимон и графини Вишни, вместе с мальчиком-луковкой побеждал надутого и самовлюбленного синьора Помидора.
Это были герои моего детства, а их создатель, естественно, кумир. Я был уверен, что этого удивительного писателя давно нет в нашем мире, он классик, а классики живыми не бывают.
Оказалось, что Джанни Родари не только жив, не только есть, но он совсем рядом – уже прилетел в Нальчик, уже встречался с журналистами, а завтра придет к детям в городской Дом пионеров, ставшим для меня в прямом смысле родным.
Честно скажу, то, что говорил на встрече Джанни Родари – выпало из памяти. Запомнилось лишь, что встреча проходила в актовом зале, располагавшемся на втором этаже; писатель сидел за столом вместе с поэтом Адамом Шогенцуковым, дочка которого Нина была моей одноклассницей; что переводил с итальянского молодой человек, стоящий рядом; что сам писатель часто улыбался. Хотя его лицо и не располагало к улыбке – высокий лоб, большой нос, квадратный подбородок, выпирающие скулы… Такое впечатление сложилось у меня скорее всего оттого, что я воспринимал писателя через нарисованный художником образ главного героя – улыбчивого, задорного и бесстрашного Чиполлино.
Самое интересное, что даже став взрослым, я оставался по прежнему связан с Домом пионеров, бывал в нем регулярно, так как конце семидесятых начале восьмидесятых годов вел кружок юных журналистов, в который меня сосватала незабвенная Татьяна Ивановна Шишкина, многолетний его директор, человек увлеченный, чистый и светлый.
Именно в силу всего перечисленного такой болью отозвался в сердце факт, что Дом пионеров сгорел. Правда, к тому времени он уже стоял пустым и заброшенным, так как пионеры переехали в 1985 году в только что выстроенный комплекс на проспекте Ленина. Его открытие состоялось 19 мая в ныне забытый праздничный для всех мальчишек и девчонок День пионерии.
Строился он долго, весьма непросто, но в конечном итоге стал одним из самых гармоничных городских архитектурных сооружений. Состоит он из четырех блоков, как бы выплывающих из зеленого парковой зоны; обращен фасадом на проспект через площадь (ее назвали площадью парадов), зависающую над бассейном-фонтаном, огибающим ее с обеих сторон. Площадь, предназначенная для проведения торжественных мероприятий, через переходы первого этажа выводит во внутренний двор, в котором имеется площадка (костровая) с амфитеатром.
Учебный, спортивный блоки и блок зальных и клубных помещений, концертный зал, обсерватория с куполом, створки которого раздвигаются – перед нами на самом деле дворец. Не случайно его создатели (конструктор И. Я. Дьяченко, архитекторы супруги В. А. и Т. А. Чуриловы и художник В. И. Башков) были удостоены в 1997 году Государственной премии КБР.
Вот такая история связана с нальчикским Домом пионеров.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments