viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

АНАСТАС МИКОЯН, МИХАИЛ ШОЛОХОВ, ГЕОРГИЙ ЖУКОВ, ЮЛИАН СЕМЕНОВ В РОЛИ ОХОТНИКОВ ЗА...

  Окончание материала

   Вернемся к теме охоты. В письме Н. Аллилуевой к Сталину узнаем еще о двух охотниках, облюбовавших Кабардино-Балкарии для своего увлечения. Серго, как известно, прозвище Григория Константиновича Орджоникидзе (1886-1937) – видного советского государственного и партийного деятеля. Рудзутак Ян Эрнестович (1887-1938) – личность не менее легендарная и знаковая в большевистской иерархии.
    Кстати, в документах, подготовленных Архивным отделом МВД Кабардинской АССР о пребывании Сталина в Нальчике в 1929 году, встречается такая фраза: «В 1933-1934 г. в доме отдыха «Адыл-Су» проводили свой отдых соратники Великого Сталина тт. Андреев Андрей Андреевич и Микоян Анастас Иванович, которые во всем подражают Иосифу Виссарионовичу». Во всем касается и охоты. Но где и как охотились Микоян и Андреев мы пока точно не знаем.



    Упоминание об охоте на территории нашей республики находим и в дневниках Корнея Чуковского. Правда, речь здесь идет не об авторе «Бармалея», а «Тихого Дона». Вот эта запись: «1941. 4/I. Вчера познакомился с Шолоховым. Он живет в Санатории Верховного Совета. Там же отдыхают Збарский и Папанин, и больше никого. Вчера Шолохов вышел из своих апартаментов твердой походкой (Леонида Андреева), перепоясанный кожаным великолепным поясом.

…Шолохов говорил о «Саше Фадееве»: «если бы Саша понастоящему хотел творить, разве стал бы он так трепаться во всех писательских дрязгах. Нет, ему нравится, что его ожидают в прихожих, что он член ЦК и т. д. Ну, а если бы он был просто Фадеев, какая была бы ему цена?» Я защищал: Фадеев и человек прелестный, и писатель хороший. Он не стал спорить.
Рассказывал об охоте на фазанов в Кабардино-Балкарии, как крестьяне угощали его самогоном».
На фазанов охотился и знаменитый полководец Георгий Жуков, приезжавший в 1957 году в Кабардино-Балкарию. Охота эта происходила в районе станицы Александровской Майского района, а сопровождал маршала тогдашний руководитель местного хозяйства в тот период Шабельников.
И еще об одном охотнике, авторе Штирлица, который не раз бывал в нашей республике. В книге «Умру я ненадолго...» собраны письма, дневники, путевые заметки Юлиана Семенова. Опубликованы в ней и воспоминания писателя-фронтовика Александра Беляева «Сапоги для Мэри». Вот отрывок из них: «В одну из таких поездок мы отправились с ним вдвоем в Нальчик. Нас встретил и был на охоте нашим хозяином удивительной доброты и сердечности человек, будущий народный поэт Кабардино-Балкарии Максим Геттуев. Сам же Максим никогда ружья в руки не брал и поэтому свои хозяйские обязанности видел в том, чтобы утром отправить нас на охоту, а после нашего возвращения устроить, как и подабает у горцев, хорошее застолье.
Охота начинается от Нальчика километрах в тридцати. Четвероногих и пернатых объектов охоты множество. Но мы избрали два: кабанов и фазанов. И таким образом имели возможность поохотиться и по зверю, и по птице. Но если успех охоты по фазану зависит на девяносто процентов только от умения стрелять влет, то чтобы добыть желанный трофей с десятью- или пятнадцатьюсантиметровыми клыками, требуется выкладываться до седьмого пота.
Кабан неимоверно подвижен, крепок на рану, а в ярости свиреп и могуч. Свалить его, что называется, с первого выстрела удается далеко не сразу. Как не всегда удается и подставиться на верный выстрел. И бывали случаи, когда по одному и тому же зверю группа охотников — хочу подчеркнуть: опытных, из местных, — стреляла по десять-пятнадцать раз, а из зверя и щетинки не выбивала. А бывало и так, что по пять-шесть пуль кабан в себе уносил, и добивать его приходилось километра за два-три увала.
На таких охотах мы стояли с Юлочкой всегда по соседству, и у меня была полная возможность видеть его, как говорится, в деле. Горяч в ту пору он был немного. А во всем остальном вел себя достойно: за деревья от несущегося не него секача не прятался и мимо себя без выстрела его тоже никогда не пропускал»…
О том, что он собирается на охоту в Нальчик, Юлиан Семенов писал в 1977 году из Пицунды своим дочерям: «Бумажек более нет — пишу на той, где рисовал Вове Гумбе замок для дома, который он почти уже сделал — дворец Борджиа, Карагач и Каштан.
Не скрою, был бы очень рад ваш Люс, найди вы — среди забот ваших — время позвонить сюда. Адрес не так уж труден: Пицунда (по-еврейски Поцунда). Для литфонда, № 218, пригласить к разговору Анвара Садат («мой близкий родственник, человек с высшим образованием» — как сказали бы за местным столом, если вы помните).
Отсюда я, видимо, полечу с Алябриком и Вовой Гумбой на охоту в Нальчик. Буду на Беговой к 22. Не позже. Звоните — просто так, с утречка или вечером, каждый день, начиная с 20-го. Очень люблю вас и вами горжусь и без вас скучаю».
А вот что вспоминала Лариса Геттуева, дочь Максима Геттуева (Кабардино-Балкарская правда. 2016, 14 ноября): «Гости приезжали часто. Например, Юлиан Семёнов, который был к тому же заядлым охотником, мог приехать к нам даже в два часа ночи. Отец с ним очень дружил».
…Известно, что охотились в Кабардино-Балкарии также Никита Хрущев, Леонид Брежнев, Михаил Горбачев, Борис Ельцин, но это уже тема особого разговора, который будет обязательно продолжен.

На фото. Один из охотников-егерей - Романов.


?

Log in

No account? Create an account