Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

АНАСТАС МИКОЯН, МИХАИЛ ШОЛОХОВ, ГЕОРГИЙ ЖУКОВ, ЮЛИАН СЕМЕНОВ В РОЛИ ОХОТНИКОВ ЗА...

  Окончание материала

   Вернемся к теме охоты. В письме Н. Аллилуевой к Сталину узнаем еще о двух охотниках, облюбовавших Кабардино-Балкарии для своего увлечения. Серго, как известно, прозвище Григория Константиновича Орджоникидзе (1886-1937) – видного советского государственного и партийного деятеля. Рудзутак Ян Эрнестович (1887-1938) – личность не менее легендарная и знаковая в большевистской иерархии.
    Кстати, в документах, подготовленных Архивным отделом МВД Кабардинской АССР о пребывании Сталина в Нальчике в 1929 году, встречается такая фраза: «В 1933-1934 г. в доме отдыха «Адыл-Су» проводили свой отдых соратники Великого Сталина тт. Андреев Андрей Андреевич и Микоян Анастас Иванович, которые во всем подражают Иосифу Виссарионовичу». Во всем касается и охоты. Но где и как охотились Микоян и Андреев мы пока точно не знаем.



    Упоминание об охоте на территории нашей республики находим и в дневниках Корнея Чуковского. Правда, речь здесь идет не об авторе «Бармалея», а «Тихого Дона». Вот эта запись: «1941. 4/I. Вчера познакомился с Шолоховым. Он живет в Санатории Верховного Совета. Там же отдыхают Збарский и Папанин, и больше никого. Вчера Шолохов вышел из своих апартаментов твердой походкой (Леонида Андреева), перепоясанный кожаным великолепным поясом.

…Шолохов говорил о «Саше Фадееве»: «если бы Саша понастоящему хотел творить, разве стал бы он так трепаться во всех писательских дрязгах. Нет, ему нравится, что его ожидают в прихожих, что он член ЦК и т. д. Ну, а если бы он был просто Фадеев, какая была бы ему цена?» Я защищал: Фадеев и человек прелестный, и писатель хороший. Он не стал спорить.
Рассказывал об охоте на фазанов в Кабардино-Балкарии, как крестьяне угощали его самогоном».
На фазанов охотился и знаменитый полководец Георгий Жуков, приезжавший в 1957 году в Кабардино-Балкарию. Охота эта происходила в районе станицы Александровской Майского района, а сопровождал маршала тогдашний руководитель местного хозяйства в тот период Шабельников.
И еще об одном охотнике, авторе Штирлица, который не раз бывал в нашей республике. В книге «Умру я ненадолго...» собраны письма, дневники, путевые заметки Юлиана Семенова. Опубликованы в ней и воспоминания писателя-фронтовика Александра Беляева «Сапоги для Мэри». Вот отрывок из них: «В одну из таких поездок мы отправились с ним вдвоем в Нальчик. Нас встретил и был на охоте нашим хозяином удивительной доброты и сердечности человек, будущий народный поэт Кабардино-Балкарии Максим Геттуев. Сам же Максим никогда ружья в руки не брал и поэтому свои хозяйские обязанности видел в том, чтобы утром отправить нас на охоту, а после нашего возвращения устроить, как и подабает у горцев, хорошее застолье.
Охота начинается от Нальчика километрах в тридцати. Четвероногих и пернатых объектов охоты множество. Но мы избрали два: кабанов и фазанов. И таким образом имели возможность поохотиться и по зверю, и по птице. Но если успех охоты по фазану зависит на девяносто процентов только от умения стрелять влет, то чтобы добыть желанный трофей с десятью- или пятнадцатьюсантиметровыми клыками, требуется выкладываться до седьмого пота.
Кабан неимоверно подвижен, крепок на рану, а в ярости свиреп и могуч. Свалить его, что называется, с первого выстрела удается далеко не сразу. Как не всегда удается и подставиться на верный выстрел. И бывали случаи, когда по одному и тому же зверю группа охотников — хочу подчеркнуть: опытных, из местных, — стреляла по десять-пятнадцать раз, а из зверя и щетинки не выбивала. А бывало и так, что по пять-шесть пуль кабан в себе уносил, и добивать его приходилось километра за два-три увала.
На таких охотах мы стояли с Юлочкой всегда по соседству, и у меня была полная возможность видеть его, как говорится, в деле. Горяч в ту пору он был немного. А во всем остальном вел себя достойно: за деревья от несущегося не него секача не прятался и мимо себя без выстрела его тоже никогда не пропускал»…
О том, что он собирается на охоту в Нальчик, Юлиан Семенов писал в 1977 году из Пицунды своим дочерям: «Бумажек более нет — пишу на той, где рисовал Вове Гумбе замок для дома, который он почти уже сделал — дворец Борджиа, Карагач и Каштан.
Не скрою, был бы очень рад ваш Люс, найди вы — среди забот ваших — время позвонить сюда. Адрес не так уж труден: Пицунда (по-еврейски Поцунда). Для литфонда, № 218, пригласить к разговору Анвара Садат («мой близкий родственник, человек с высшим образованием» — как сказали бы за местным столом, если вы помните).
Отсюда я, видимо, полечу с Алябриком и Вовой Гумбой на охоту в Нальчик. Буду на Беговой к 22. Не позже. Звоните — просто так, с утречка или вечером, каждый день, начиная с 20-го. Очень люблю вас и вами горжусь и без вас скучаю».
А вот что вспоминала Лариса Геттуева, дочь Максима Геттуева (Кабардино-Балкарская правда. 2016, 14 ноября): «Гости приезжали часто. Например, Юлиан Семёнов, который был к тому же заядлым охотником, мог приехать к нам даже в два часа ночи. Отец с ним очень дружил».
…Известно, что охотились в Кабардино-Балкарии также Никита Хрущев, Леонид Брежнев, Михаил Горбачев, Борис Ельцин, но это уже тема особого разговора, который будет обязательно продолжен.

На фото. Один из охотников-егерей - Романов.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments