Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

НА КОГО ОХОТИЛСЯ СТАЛИН В КАБАРДИНО-БАЛКАРИИ

   В силу разного рода причин, главной из которых являлось доверие к руководителю местных большевиков Беталу Калмыкову, многие представители партийной элиты Советского Союза выбирали местом для своего отдыха, особенно кратковременного, Кабардино-Балкарию. Одним из притягательнейших моментов этого отдыха было проведение охоты, организация которой в области осуществлялась на самом высоком уровне, а самое главное – всегда заканчивалась богатыми трофеями. Естественно, что гости после этого совсем по другому относились к ее организатору.


    Именно поэтому разрешение на охоту во второй половине двадцатых начале тридцатых годов выдавал лично Бетал Калмыков. Вот как об этом вспоминает выдающийся русский писатель и заядлый охотник Михаил Пришвин, приезжавший в Кабардино-Балкарию весной 1936 года: «Первая охота. Колючие кустарники. Липкая грязь. Щелочная вода. Дрозды пели, как у нас. Крикнул фазан. Смерклось сразу: сделали несколько десятков шагов, и стало тепло. Вечером пробовали пойти на тягу. <Приписка: Фазан крикнул.> Встречается лесник кабардинец с красным носом. Объясняемся: – Мне Б. Калмыков разрешил. – Озов у нас начальник, все идут к Озову, и Буденный был у нас – тоже к Озову. – А Ворошилов? – И Ворошилов к Озову, все к Озову. – А Калмыков? – Чуть подумал и ответил: – Калмыкову не надо, Калмыков может сам везде ходить. – А другому Калмыков может разрешить? – Другому нет. Сам может, другой должен к Озову».

Озов – это житель Вольного аула Тегир Сараменович Озов, на тот момент главный лесник области, который, исполняя поручения Калмыкова, выступал организатором охот для знаменитых гостей.
В частности, в 1928 году такая охота была организована для находящегося в тот момент уже в опале Льва Троцкого. Об этом мы узнаем из заявления Э. К. Шериева (1903-1937), на момент приезда Троцкого в Кабардино-Балкарию секретаря обкома комсомола, впоследствии арестованного по огульным обвинениям и сгинувшего в застенках НКВД. Вот строки из него: «В 1928 году в Нальчике отдыхал на даче облика (областного исполнительного комитета – авт.) враг народа фашист Троцкий. Это было в то время, когда Троцкий был выведен из состава политбюро ЦК ВКП (б), снят с работы Наркомвоенмора (в 1918-1925 годах Л. Д. Троцкий являлся наркомом по военным и морским делам – авт.)». И далее: «О той охоте, которую иудушке Троцкому устраивал Калмыков и Фадеев, всем памятно в гор. Нальчике и в Кабарде. Об охотах могут сказать объездчики из сел. В-Аул Амшоков и Озов».
Но это была не единственная охота, в которой участвовал Л. Д. Троцкий. В другой, как свидетельствует Мухамед Берхамов, проходившей в районе селения Баксаненок, Льва Давидовича сопровождал житель селения Кучмазукино Уарзал Бердов; вместе с ним был малолетний сирота Султан Кучмазкукин. Оба впоследствии были репрессированы. Как, кстати, Озов и Амшоков. Хотя за Тагира Озова вступился сам Климент Ворошилов.
Кстати, Климент Ефремович в Кабардино-Балкарию приезжал по поводу и без повода. Был щедр на подарки сопровождавшим его охотникам. Например, подарил патефон с пластинками охотнику Григорию Романову; пордписал ему же свою фотографию. Другой свой портрет – не фотокарточку, а инкрустированный, с дарственной надписью на обороте, вручил Тагиру Озову. Его семье – патефон с пластинками; Ахмеду, сыну Тагира, часы. Дул Амшоков также получал от Ворошилова подарки; среди них – именное ружье.
Об отношении Климента Ефремловича к сопровождавшием его охотникам можно узнать из книги «Воспоминания» Хажбекира Хавпачева, вышедшей в Нальчике в 2016 году. Вот что он, в частности, пишет: «На втором часу банкета партийные вожди стали хо¬дить между рядами и чокаться с гостями. Мы с Хасаном Кардановым увидели, как приближается к нам Вороши¬лов, и почтительно двинулись ему навстречу. «Откуда приехали?» – спросил он. «Из Кабардино-- алкарии», – ответил за обоих Хасан. Климент Ефремович оживился: «О, я бывал в Кабардино-Балкарии, когда еще Калмыков был главой. Мы с ним и еще двумя товарищами из Воль¬ного Аула частенько выезжали на охоту», – он назвал две фамилии, но я, увы, не запомнил. «Что же вам теперь мешает приехать к нам на охоту?» – учтиво спросил Карданов. Легендарный боец рассмеялся: «Ничего, кро¬ме возраста. - Затем поднял рюмку: – За счастье вашей Кабардино-Балкарии».
Фамилии, забытые Ворошиловым, нам теперь известны: это Озов и Амшоков. Об Амшокове Климент Ефремович вспоминал и в разговоре с Хатутой Мацеевичем Бербековым. Его родственница Мадина Бербекова предоставила нам отрывок из воспоминаний первого ректора КБГУ. Вот он: «Знаете, кто меня научил любить природу? – спросил Климент Ефремович? – то Дул Амшоков, кабардинец. Он живёт в Вольном Ауле. В поездках по вашей республике он нас сопровождал; большой знаток природы. Он приезжал ко мне до войны, когда ему было удобно, как к своему другу. Дважды я посылал ему во время войны посылки и одному ему я подарил своё именное ружье. Пожалуйста, навести этого старика, узнай о его здоровье. И если в чем он нуждается, окажи ему помощь».
Я удивился – Ворошилов знает Дула, а я нет. Приехав в Нальчик, с членами бюро обкома навестили Д. Амшокова. Старика застали в ветхой, холодной хате. Приусадебный участок был весь разгорожен – развалился забор. Правление колхоза (впоследствии совхоз "Нальчикский") оказало помощь – загородили участок, привели в порядок крестьянский дом, привезли дрова. Из фонда помощи Верховного Совета КБАССР ему оказали материальную и денежную помощь».
Самым знаменитым спутником Ворошилова на охоте был главный большевик страны Иосиф Виссарионович Сталин. Как известно, он дважды отдыхал в Кабардино-Балкарии: в 1921 году жил на даче в Нальчике с 27 мая по 8 августа (то, что не раз выезжал на охоту – известно, но документальных свидетельств не сохранилось) и две недели в августе 1929 года. Архивный отдел МВД Кабардинской АССР к 25-летию Советской автономии Кабарды, осуществил работу по сбору воспоминаний тех, кто непосредственно соприкасался со Сталиным во время его пребывания в Нальчике.
Вот что, в частности, свидетельствовала повар Лохмачева: «Товарищ Сталин вместе с товарищем Ворошиловым часто выез¬жали на охоту, на рыбную ловлю и с охоты возвращались с хорошей добычей дичи, среди которой первое место занимали зайцы и рыба форель. Любимыми блюдами вождя являлись куриные котлеты на завтрак и тушеные зайиы, приготовленные мною из привезенной им с охоты дичи. Любое кушанье Иосифа Виссарионовича сопровождалось применением маринованного чеснока, который он весьма уважал».
Ее дополняют воспоминания ответственного за дачу, работника облисполкома Георгия Беляева: «Иосиф Виссарионович был большим любителем охоты. По возвращении с охоты он привозил с собою по 15—20 штук зайцев».
Кстати говоря, Ворошилов, после отъезда Сталина из Нальчика (а уехал тот в Сочи), оставался еще какое-то время в Кабардино-Балкарии. Об этом свидетельствует переписка Надежды Аллилуевой и Иосифа Виссарионовича. Письма эти, доставлявшиеся фельдегелем, хранятся в личном архиве Сталина.
Вот что писала Надежда Аллилуева: «Сегодня 2/IX вернулся из Нальчика Ворошилов, звонил и рассказывал, что остальное время он провел на Баксанах и очень доволен; в день его отъезда в Баксан туда приехал Серго с Рудзутаком. Серго доехал очень спокойно и думает там остаться на несколько дней. Словом нам нужно было жить не в Нальчике, а прямо на Баксанах. Да, еще он ездил в Малую Кабарду и остался ею очень недоволен, говорит, похожа на Сахару, где от жары пропадает всякий интерес к охоте. Я разболталась, забыв, что ты длинных писем не любишь. Пиши мне что-нибудь, тогда будет не так скучно. Я очень обрадовалась, получив от тебя письмо. Как только будут мои дела более ясны, напишу обо всем остальном. А сейчас целую крепко тебя. До свидания. Твоя Надя. Кремль.
Что касется слов о преимуществах Сочи перед Нальчиком, и о близости вождя к воспалению легких во время отдыха в нашем городе, то уместным видится привести здесь слова Анастаса Микояна, который вспоминал: «Сталин вышел из кабинета с перевязанной рукой. Я это увидел впервые и, естественно, спросил, что с ним. “Рука болит, особенно весной. Ревматизм, видимо. Потом проходит”. На вопрос, почему он не лечится, ответил: “А что врачи сделают?” У него было скептическое отношение к врачам и курортам. До этого он один раз отдыхал в Нальчике, в небольшом домике, без врачебного надзора».

На снимке:
Охотники, сопровождавшие Ворошилова, Буденного и других деятелей советского государства

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments