viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

ЗЕМНОЙ АД БЕЗЗАКОНИЯ

    О "врагах народа", женах "изменников родины" и нашем восприятии прошлого. Отклики на материал «Узницы «АЛЖИРа»

   Просматриваю комменты и понимаю, в каком безвоздушном (в духовном смысле) пространстве находятся многие читатели, особенно молодые. Один пишет: «Террора как такового не было, в лагеря отправляли только тех, кто был против советской власти». Ему вторит девушка: «Моя бабушка рассказывала, что наказывали только тех, кто плохо (!) работал – врагов народа».
    Посмотрел авотарки обоих – вместо фотографий белые силуэты. Удалил комменты, так как с такими пользователями спорить бессмысленно. Правда, возникает вопрос: если вы, ребята, уверены в своей правоте, то почему тогда шифруетесь? Покажите свои лица, заодно назовите фамилию бабушки. Ведь в Кабардино-Балкарии практически нет ни одного рода, ни пострадавшего от репрессий. Я знаком с десятками, куда там десятками – сотнями дел людей, подвергшихся репрессиям. И среди них не было ни одного, чья вина была бы доказана.


    Та что, получается – и настоящих врагов советской власти не было? Были, естественно были, но сколько безвинных попали в эту мясорубку, молох которой не знал сострадания.
Известно ли вам, мои безымянные оппоненты, сколько жителей Кабардино-Балкарии подверглись политическим репрессиям? Впрочем, это никому не известно, но, по разным источникам, данная цифра варьируется от 10 до 60 тысяч. Только в изданной нами «Книге Памяти жертв политических репрессий.1920-1941» более 5200 персоналий. Не меньше будет и во втором томе, готовящемся к печати. И это при населении (на 1935 год) в 301 тысячу человек.

Один только факт. Согласно приказу от 30 июля 1937 года за № 00447 было предписано (!) расстрелять 1900 человек. Спустя неполных восемь месяцев спущенный план был перевыполнен, о чем нарком внутренних дел республики с гордостью рапортовал 20 февраля 1938 года. В числе расстрелянных - ученые, писатели, фольклористы, журналисты, скульпторы – цвет народа. Ну, естественно, все они были его, народа,врагами – автор скульптур «Танцующая пара» на аттике кинотеатра «Победа», составители книги «Кабардинский фольклор», баксанские просветители, первый кабардинский драматург…
Еще одно замечание в мой адрес– иллюстрацией к материалу ошибочно было поставлено фото немецкого концлагеря, что позволило одному из пользователей сделать замечание: «Если не хватает материала не гоже высасывать из пальца. Не только фотография, но и текст достаточно корявый. Дело в том, что даже маленькая фальсификация дает основание ставить под сомнение большую работу. Это очень вредит делу». Где же здесь фальсификация? Фотография? Вы думаете в «АЛЖИРе» не было таких нар и такой переполненности бараков, как на снимке? Беда в том, что фотографировать в наших лагерях не разрешалось и поэтому столь скуден визуальный материал быта узников. Умиляет и словечко «корявый»? Да неужто? А если даже так – не о красивостях стиля идет речь, а о смысле. А он, мне думается присутствует. Более того – вопиет. Так как материала предостаточно. Более чем предостаточно.
Еще один момент – девушка спрашивает, в чем виноваты те, о ком говорится в материале. Да только в одном – все они были женами изменников родины. Вернее женами тех, кого назвали изменниками родины, а спустя годы реабилитировали. Завтра я опубликую расширенную версию того, в чем обвинили этих женщин, подготовленную Ниной Лафишевой. Кстати говоря, одна женщина из этого списка жива, о чем я расскажу позже.


«Книгу Памяти…» мы издали в 2009 году тиражом в 2000 экземпляров. Издали, не дождавшись обещанной помощи от правительства КБР, за свой счет. Наша республика единственная из всех регионов РФ не приняла участия в финансировании издания. Никакого! Данную Книгу не приобрела ни одна из библиотек, а в тех, где она все-таки есть – подарена издателями или спонсорами. Знаете, сколько книг осталось на складе издательства? Более 1600! А ведь прошло почти 9 лет со дня выхода.
Более месяца назад «Газета Юга» стала печатать в каждом номере материалы из нашей Книги Памяти. Так за тридцать с лишним дней в издательство пришел лишь один человек, чтобы купить издание по отпуской цене 1999 года. Цену мы не поднимали и не поднимем, хотя убытки издательства по данному проекту составили более миллиона рублей на год выпуска.
Я не жалею об этих деньгах. Это мой скромный вклад в сохранние памяти о всех невинно пострадавших, в том числе и о моих близких. Деде – Василии Котлярове, сосланном из Воронежской области на Соловки в рамках так называемой «кулацкой операции» только за то, что работал с утра до вечера и имел крепкое хозяйство. Деде, приговоренном к трем годам лагерей, но сгинувшем бесследно и только в 1993 году реабилитированном как безвинно пострадавший.
Моем отце Николае Котлярове, которого чуть ли не всю жизнь сопровождал ярлык «сын врага народа». Прошедший войну от Нальчика до Берлина, награжденный орденами и многими медалями, он написал блестящий реферат для поступления в Дипломатическую академию. Из Москвы пришло подтверждение о зачислении, которое не состоялось. Так как из Нальчика в Москву полетело письмо, в котором информировалось о кулацком прошлом Николая Котлярова. Кстати, написал его имярек, зачисленный в Академию вместо отца, впоследствии работавший в КБГУ. Преподавал он научный коммунизм.
Да что там дед и даже отец – все-таки это было время классовой борьбы, как нам объясняли. Клеймо «враг народа» коснулось даже меня. В самом начале восьмидесятых годов, еще до перестройки, зашла речь о новом редакторе газеты «Советская молодежь», в которой я тогда работал заместителем редактора. Со мной даже побеседовали в вышестоящих инстанциях, но потом что-то застопорилось. Что именно я узнал только через десятилетие, когда началась перестройка и приоткрылись партийные архивы. Мне показали материалы заседания бюро обкома партии, на котором один весьма уважаемый в республике человек, во время обсуждения кандидатуры редактора, глубокомысленно заметил: «О сыне Николая Котлярова говорить, наверное, преждевременно. С идеологической точки зрения здесь не все так просто – к тому же, кажется, и дед его был врагом нашего строя».
Вот так - коротко и однозначно: враг и точка.
И все это не дела давно минувших дней. Это не только наше прошлое, но и настоящее.
Что касается Сталина, о вине или не вине которого много пишется в откликах. Короля действительно делает свита, но свиту то подбирает король. Поэтому бессмысленно в данном случае говорить о том, кто что знал, а кто не знал. Виноваты все творившие беззаконие. И прощения этому беззаконию нет и не может быть.

Список "прегрешений" узниц "АЛЖИРа" будет опубликован завтра.


  • 1

Михаил Водопьянов-Беруашвили

(Anonymous)
Уважаемый, Виктор Николаевич !
Думаю, что Вы занимаетесь очень нужным для общества делом – восстановлением памяти о невинно репрессированных людях. К сожалению, мнения, о которых Вы упоминаете в этой статье, очень распространены в нашем обществе. Как правило, это люди, семей которых не коснулись репрессии, и они глухи к несчастью других. А есть ещё и много таких, предки которых на чужой крови сделали себе карьеру и благополучие. У них по определению не может быть сочувствия к жертвам репрессий. По их мнению всё делалось правильно. Я думаю, что корни коррупции и неблагополучного состояния гражданского общества лежат именно в игнорировании этого геноцида. Мы, безусловно, потеряли другую лучшую страну, более мощную, справедливую и богатую талантами во всех областях. Но всё-же есть люди, которые считают Вашу гражданскую позицию и Ваш труд очень важными и нужными. И я один из таких людей.
С уважением, Михаил Водопьянов-Беруашвили, композитор

Re: Михаил Водопьянов-Беруашвили

Виктор Николаевич! Арестовывать, сажать в тюрьму и высылать членов семей так называемых изменников Родины - это конечно бесчеловечно. Однако, хочу заметить, что массовые репрессии в Кабардино-Балкарии начались гораздо раньше - в 1928-1929 гг., а в 1937-1939 гг. аресту подвергались, как правило, те, кто сам ранее был причастен к этим репрессиям в республике, в том числе 1-й секретарь обкома Калмыков, Бесланеев, Фадеев нарком земледелия, Хашхожев 1-й секретарь Прохладненского горкома, Сохов, Канкулов, нарком внутренних дел Карнаух, прокурор республики Кулик, и прочие работники ОГПУ-НКВД КБАССР, партийные работники, председатели колхозов, секретари райкомов, старые большевики, которых "разоблачили" простые колхозники, и которые по их мнению якобы "морально разложились" стали "врагами народа" и установили связь с бухаринцами и троцкистами. Множество разоблачений этих людей были даже опубликованы в газетах КБАССР за 1937-38 гг. И как вы сами знаете, после событий 1929 года, когда по вине этих калмыковых, бесланеевых, антоновых, и прочих активистов, председателей сельсоветов, в 1930, 1931, 1932, 1933, 1934, 1935, 1936 годы, были расстреляны многие простые люди, не занимающие никаких должностей, их семьи также подверглись преследованиям и высылке за пределы КБАО. В 1937 г. просто пришел черед их самих. Вот методы работы в 1928 г. одного из расстрелянных должностных лиц КБАО в 1937 году Хабалы Бесланеева:

"29 июня 1928 г. начальник отдела ОГПУ Михельсон был вынужден обратиться с письмом к председателю облисполкома Калмыкову о прекращении арестов: «Несмотря на то, что нами по прямому проводу Нальчик – Муртазово категорически предложено председателю Окрисполкома Бесланееву прекратить начатые им самолично аресты по округу впредь до прибытия нашего уполномоченного, он продолжает аресты без нашего согласия. Так, им, самолично арестованы 27 июня 15 человек, которые нами для поддержания авторитета т. Бесланеева переброшены в Нальчик. 28 июля, Бесланеев арестовал еще 10 человек, и аресты продолжаются. Официально т. Бесланеев сделал распоряжение прекратить аресты, а на самом деле сегодня давал приказ председателю сельского Совета Хамидия арестовать Берда Хапцева и Кургоко Азапшева. По остальным округам области, несмотря на наше предложение не производить арестов, – они продолжаются всеми сельсоветами. Просьба к Вам сделать подтверждение о прекращении арестов. Количество арестованных не поддается физической обработке и даже учету. Также переполнены все арестные помещения области. Исходя из этого, не исключены непредвиденные эксцессы по области".

Так что, идеализировать многих должностных лиц в КБАССР, которые были репрессированы, просто нельзя. Осудить репрессии, чтобы они больше в таком виде не повторились, - необходимо, но к каждому случаю осуждения должностных лиц в Кабарде и Балкарии, особенно, в 1937-1939 годах, нужно подходить весьма осторожно, дифференцировано и без кампанейщины.


Из книги Дзагалов А.С. Из исторического прошлого малокабардинского селения Исламово, СПБ, 2017.

Edited at 2018-01-16 03:50 pm (UTC)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account