Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

УЗНИЦЫ «АЛЖИРа»

   Впервые публикуется список узниц "АЛЖИРа" из Кабардино-Балкарии

   «АЛЖИР» – эта аббревиатура зловещего содержания, не имеющая никакого отношения к стране с аналогичным названием. Получившая данное название «страна» располагалась на территории Казахстана и состояла сплошь из женщин. А расшифровывалась как Акмолинский лагерь жён изменников Родины.
    «АЛЖИР» являлся 17-м женским лагерем специального отделения Карагандинского ИТЛ. Сам же Карагандинский исправительно-трудовой лагерь (сокращенно КАРЛАГ) – одним из крупнейших исправительно-трудовых лагерей СССР в 1930-1959 годах.
    «АЛЖИР» был самым большим советским женским лагерем, многие из заключенных которого были репрессированы в соответствии с приказом НКВД СССР № 00486 как ЧСИРы — «члены семей изменников Родины». Всего по этому приказу было арестовано 18000 женщин. 7511 из них были помещены в 1937 году в КАРЛАГ. Спустя два года женщин уже было здесь 17099. Конкретно в «АЛЖИРЕ» в 1938 году отбывали срок почти 8000 женщин; 4500 из них – «ЧСИРы».

Акмолинский лагерь был создан на основе приказа НКВД СССР от 15 августа 1937 года в населённом пункте Тонкерис (Малиновка), что юго-западнее города Акмолинск (ныне Астана). Он занимал более чем 30-гектарную территорию. В соответствии с постановлением ЦИКа СССР от 8 июня 1934 для членов «семей изменников Родины» было установлено наказание в виде лишения свободы от 5 до 10 лет или ссылка в дальние районы Сибири на 5 лет.
10 января 1938 года в лагерь прибыли первые эшелоны с осужденными женщинами. Их оказалось так много, что уже через шесть месяцев лагерные бараки заполнились до отказа. Поэтому были созданы дополнительные отделения в Карагандинской и Акмолинской областях, в том числе специальное отделение для «ЧСИРов» – Спасское.

   В начале 1950 года лагерь «АЛЖИР» был ликвидирован, однако вплоть до реабилитации в 1958 году осуждённые не имели права возвращаться на прежнее место жительства. Вот что об этом говорится в книге «Узницы «АЛЖИРа»: «У женщин, осужденных по приказу 00486, конец срока должен был наступить в 1942-1943 или 1945-1946 гг. Вовремя, однако, почти никого из них не освободили. 22 июня 1941 г., т.е. в первый день войны, была издана специальная директива, запрещавшая освобождение из лагерей "контрреволюционеров, бандитов, рецидивистов и других опасных преступников". В следующем году были изданы новые директивы, позволявшие освобождать ЧСИРов, у которых заканчивался срок заключения. Однако свобода, которую они получали, оказывалась весьма условной, поскольку директива предписывала "всех отбывших сроки наказания освобожденных оставлять для работы в лагерях НКВД на положении вольнонаемных без права выезда с прикреплением до конца войны к районам работ лагеря-стройки". Паспортов таким "освобожденным", как правило, не выдавали, ограничивались лагерной справкой. Кроме того, приказывалось размещать их "в отдельных лагерных пунктах, сняв проволочное заграждение с зоны, в переоборудованных нарами вагонного типа бараках". Впрочем, если освобожденных таким образом инвалидов, стариков, женщин, имеющих детей, невозможно было использовать для работы в лагерях, начальник лагеря имел право по собственному усмотрению их освобождать "на общих основаниях". При этом он же имел право вовсе не освободить заключенного и задержать его в лагере до конца войны, если тот "характеризовался отрицательно". Таким образом, для многих женщин, чей срок заканчивался в годы войны, освобождение было лишь формальным, фактически оно означало не более чем переселение за пределы зоны. Окончательно их освободили только после мая 1946 г. При этом в паспортах у всех освобожденных стояло указание об ограничении прописки в "режимных местностях". Это значило, что большинство освобожденных женщин-ЧСИР не могли вернуться в родные города».
    О том в каких условиях жили женщины можно узнать из книги Анфисы Кукушкиной «Акмолинский лагерь жен «изменников Родины»: история и судьбы. Вот лишь несколько цитат из нее.
    «Бараки были рассчитаны на 250-300 человек, в них набивалось в два-три раза больше. В основном бараки состояли из двухъярусных нар, реже из трех, нердко приходилось размещаться на полу. На высоте верхних нар находилос ьузкое продольное отверстие, заменявшее окно, заткнутое из-за отсутствия стекла ветошью. У входа отгораживалось помещение для длинного умывальника, и хотя озеро находилось рядом, с водой в лагере было тяжело: на стирку и купание выдавалось раз в неделю по ведру воды».
    «Чувство голода никогда не оставляло. Пайка черного хлеба, черпак баланды, примерно чайная чашка каши-размазни – вот неизменное наше питание». «Суп из свекольной ботвы да каша ячневая или пшенная. Если норму выполняли – 700 граммов хлеба, если нет – оставались без ужина».
    Даже цитировать эту книгу страшно, а представить себя на месте узников «АЛЖИРА» вообще невозможно. Тем не менее через Акмолинский лагерь прошли тысячи женщин, в том числе и из Кабардино-Балкарии. Их список (он, к сожалению, далеко неполный) подготовила Нина Лафишева – подвижница, прекрасной души человек, посвятившая свою жизнь поиску и обнародованию имен невинно пострадавших людей.
   Сопоставление данных из разных источников, как опубликованных («Книга памяти жертв политических репрессий. Кабардино-Балкария. 1920-1941. Нальчик, 2009. Издательство М. и В Котляровых, «Узницы «АЛЖИРа». Список женщин-заключенных Акмолинского и других отделений Карлага». Москва: «Звенья». 2003), так и неопубликованных, позволило выявить расхождения и неточности. Имеющиеся в сведениях сокращения расшифровываются следующим образом. КНБ РК – Комитет национальной безопасности Республики Казахстан; ДКНБ РК – Департамент Комитета национальной безопасности Республики Казахстан по Акмолинской области; СКУД – совокупность программно-аппаратных технических средств безопасности, имеющих целью ограничение и регистрацию входа-выхода объектов (людей, транспорта) на заданной территории через «точки прохода»: двери, ворота, КПП.

ЖЕНЩИНЫ КАБАРДИНО-БАЛКАРИИ –
заключенные Акмолинского («АЛЖИР») и других отделений Карлага:

АЛБАГАЧИЕВА Тавсара Батаковна (она же ГАБАЧИЕВА Евгения Батаковна)
АМШОКОВА Малина (Малика) Мурзабековна
АМШОКОВА Хайшат (Хайшета) Тагировна
АСТЕЖЕВА Фатима Шамиловна
АТАЛИКОВА Цица Куковна
БАЛКАРОВА Хацуца Шамсудиновна
БАЛКИЗОВА Назифа Мизаевна
БЕЙТОКОВА Марьят Салиховна
БЕЛОВА Ефимия Тихоновна
БЕТРОЗОВА Тамара Иосовна
БЕТРОЗОВА Шаризета Батуевна
БОГОТОВА Хумся Наховна
БУРЦЕВА (Дыгешева) Антонина Нестеровна
ВАРМАХОВА Баблина Фицевна
ВОДАХОВА Какуха Хажумаровна
ГЕДГОШЕВА Кашехара Паитовна
ГУСЕЙНОВА Муэдзина Нарчуевна
ЖУРТОВА Антонина Яковлевна
КАМБИЕВА Анна Ивановна
КАРАЦУКОВА Бабина Алимуразовна
КАРАЧАЕВА Цица Каровн
КАРДОНОВА (Карданова) Таужана Жантимировна
КИШЕВА Гошелана Шумаховна
КОЖАЕВА (Коновалова) Мария Никаноровна
КОКОЖЕВА Хабица Магаметовна
ЛЕБЕДЕВА Домна Федоровна
МАКСИДОВА Елизавета Тембетовна
МАЛКОНДУЕВА Марьям Исмаиловна
МИДОВА Лена Патовна (Елена Петровна)
НАЗРАНОВА Нальжанова Хаджусмановна
НАЛОЕВА Анна Николаевна
ПАЗОВА Хуса Цуковна
СОХОВА Хабраца Шугановна
ТАЛПА Ольга Васильевна
ХАЖУЕВА Лялюша Амерхановна
ХАШХОЖЕВА Евгения Паговна
ЦИПИНОВА Альжана Палацевна
ЧАЧАЕВА Шамсы Найтмурзиевна
ЧЕРКЕСОВА Хута Хангериевна

Подробные биографические сведения о каждой из узниц будут опубликованы в следующих выпусках

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment