Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

ОТБИРАЛИ, ОТБИРАЕМ, БУДЕМ ОТ...

    На месте здания, где ныне располагается наше издательство, в начале прошлого века находился дом купца Вязьмитина, о судьбе которого и его детей я уже рассказывал. С этим местом связана еще одна история, о которой рассказывает нижепубликуемый документ, найденный архивистом Е. С. Тютюниной.
Вывод, который из нее следует, однозначен - иностранное предпринимательство в нашей стране всегда находилось в зоне риска. В нашем случае слово риск созвучно понятию экспроприация.

Председателю Кабардинского областного ревкома [от] гражданина турецкого подданного Абаза- Сагир-оглы, живущего в г. Нальчике на Воронцовской улице в доме Ханукаева
Заявление



    В 1913 году я и персидский подданный Гассан Агаев уплатили гр. г Нальчик Вязьмитину по 2500 рублей с тем, чтобы он, Вязьмитин, на эти деньги выстроил на принадлежащей ему земле на Воронцовской улице два торговых помещения для нас и предоставил бы их нам для использования на 7 лет без дополнительной платы. В 1914 году эти помещения были готовы и я, затратив еще 1000 рублей на устройство печи в предоставляемом мне помещении начал торговать выпекаемым мною хлебом, но через 4 месяца после открытия по случаю войны России с Турцией я был выселен как турецкий подданный, в Ярославскую губернию, откуда возвратился только в 1917 году. По случаю запрещения торговли торговать мне не пришлось. В 1920 году моя пекарня была занята военным учреждением – Упродгорвойск под пекарню.

  Находившийся в пекарне инвентарь я сдал Упродгорвойск. В 1921 году в конце августа Упродгорвойск предложил мне принять обратно от него пекарню и заключил со мной договор о выпечке ему хлеба. Пользуясь разрешением Советской власти на свободу торговли, я обратился в областной отдел внутреннего управления Кабардинской области, откуда получил свидетельство на право торговли в моей пекарне за № 758, внеся в финансовый отдел 600000 рублей, получил промысловый патент за № 720. Через несколько дней после этого, когда я уже начал торговлю, ко мне явились несколько человек и называя себя представителями союза пищевиков, предложили мне очистить пекарню мою, так как они занимают ее по ордеру жилищного подотдела для своей пекарни. Я указал им, что на это помещение я взял свидетельство из отдела внутреннего управления и выбрал промысловый патент, а поэтому отказываюсь очистить его, тем более что по договору я должен выпекать хлеб для Упродгорвойск.


    Дня через 2 после этого ко мне вместе с вышеупомянутыми лицами явился в сопровождении милиционеров т. Крутов и предложил мне очистить пекарню. На мой отказ он приказал милиционерам отвести меня в милицию, что и было сделано. В милиции я пробыл под арестом 2 дня, а потом был освобожден. От милиции я узнал, что меня арестовал союз пищевиков. Вернувшись в пекарню, я, опасаясь дальнейших неприятностей, стал освобождать свою пекарню и передал ее союзу пищевиков. Теперь я узнал, что моя пекарня занята не союзом пищевиков, которого в Нальчике не существует, а Нальчикским обществом потребителей. Деньги за патент мне возвращены финансовым отделом не были из-за отсутствия их. Я обратился за содействием в рабоче- крестьянскую инспекцию, но до сего времени не имею от нее ответа, а поэтому обращаюсь к вам с просьбой возвратить мне мою пекарню как неправильно отобранную от меня, или же предложить финансовому отделу возвратить 600000 р. за патент.
12 ноября 1921 года [ подпись]
[резолюция] 17\Х1-1921 Горисполкому на распоряжение секретарь облисполкома 3/ХП-1921

На фото: Алексей и Устинья Вязьмитины: их дети

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments