Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

СТЫД И СОВЕСТЬ КНЯЗЯ ТЕМБОТА

  Из неопубликованных воспоминаний Константина Чхеидзе "События. Встречи. Мысли"
    (Снимке не совсем по теме, но на них те, кто победил)

 ...Одна из труднейших проблем жизни Кабарды того времени состояла в удовлетворении требований лиц, пострадавших в период властвования большевиков. Дело шло главным образом об имущественном ущербе. Представители имущего класса требовали, чтобы им возвращены были захваченные земли, скот, различные ценные предметы, включая, например, ковры, столовое серебро и т.п. В некоторых случаях виновники хищений сами возвращали взятое добро и старались умилостивить потерпевшего.


    Когда отобранные вещи не находились, их владельцы требовали денежного возмещения, составляли списки вещей, с указанием стоимости. Заплатить должно было население аула, в форме разверстки «на дым». («На дым» — старинная формула, связанная с налоговым обложением). На этой почве возникали самые вопиющие недоразумения и вся эта акция по возмещению ущерба принесла и без того непопулярной «белой власти» огромный вред. Для разбора таких дел была создана специальная комиссия, князь Тембот наблюдал за ее работой.

  Он сознавал гибельность поставленной перед ним задачи, стремился улаживать, понимая, что «ладить», в сущности, невозможно. Некоторым подспорьем оказались «ничейные миллионы», найденные балкарским пастухом. Они лежали в чемодане в комнате Заурбека под кроватью, пока он жил в Нальчике, и всегда вызывали негодование уборщицы. Она настаивала, что место чемоданов в чулане, а Заурбек отвечал, что там сложены очень важные документы. Перед отъездом на фронт Заурбек передал деньги Темботу, который хранил их в казначействе, как специальный фонд. В крайних случаях Тембот изымал из казначейства необходимые сумму, чтобы удовлетворить требования потерпевших. В числе потерпевших оказались также Великие князья, Владимировичи, и о них надо рассказать особо.
Среди высокопоставленных беженцев с Севера, нашедших убежище в наших краях, особенным вниманием пользовались представители правившей династии. Как и другие знатные особы, они занимали лучшие номера в самых дорогих отелях на курортах, главным образом в Кисловодске. Жили на широкую ногу, в деньгах не стеснялись. При первых вспышках гражданской воны большинство аристократии перебралось на юг, многие уехали за границу. Почему-то двое Владимировичей задержались, и так как в городах стало для них жить опасно, попросили знакомых кабардинцев спрятать их в аулах. Здесь они некоторое время скрывались от «красных» в ожидании прихода «белых». Случилось так, что в аул, где они жили, вечером вошли «красные». В ту ночь Владимировичи, побросав часть своих вещей, под вооруженной охраной приютивших их друзей-кабардинцев и их родственников, спешно направились в другой аул, ближе к горам. Их бегство было замечено, начался переполох.


Красные попытались преследовать, произошла короткая схватка, кое-кто из защитников Великих князей был ранен. Главное, однако, было достигнуто: Владимировичи (в них видели прежде всего гостей, то есть священных особ) были спасены. По-видимому, эти же красные и захватили оставленные «великокняжеские» вещи и, надо думать, при этом пострадали хозяева дома, где вещи находились. Так или этак, Владимировичи, узнав о существовании Комиссии по возмещению ущерба, представили ей свою претензию. Список «похищенных предметов» был довольно пространный, но фигурировали в нем преимущественно мелочи: английский плед, туфли для игры в теннис, еще какое-то барахло и даже зубные щетки. Все с указанием стоимости. Князь Тембот покачивал головой, читая этот список (там были и ценные вещи, например, золотой браслет), а иногда из его горла вырывался звук, похожий на стон. Он ведь тоже был из древней аристократической семьи, но в отличие от некоторых других членов знати у него были стыд и совесть. Претензия Владимировичей была удовлетворена на средства Фонда, истоки которого восходили в сущности к безымянному балкарскому пастуху. Так что, как видно, и у денег «своя судьба».

***
На этот раз Константинополь показался почти, как знакомый город. Уже не надо было спрашивать, где какой магазин, где рестораны, а где «обжорки». В памяти хорошо сохранилась дорога в Русское посольство – центр всех новостей и встреч. Прежде всего – что с моими земляками, друзьями, кабардинцами? Среди вечной толчеи на дворе посольства мгновенные знакомства, «экспресс-информации».
- Генерал Бекович-Черкасский? – пока живет у одного турецкого паши. Хлопочет о визе во Франции.
- Что с кабардинцами? – некоторые нанялись к туркам пастухами, кое-кто поступил в армию Кемаль-паши,… а помните Али бека Шаханова?
- Как не помнить – мой старый приятель!
- Орел! Здорово устроился. Нанялся сторожем в султанский гарем.
- Да ведь султана нет!
Султана нет, гарем пока существует. Уж Али-собака знает, в какую сторону грести. Всех баб перепортит…

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments