Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

Этот материал о Викторе Котлярове сегодня опубликовала газета «Кабардино-Балкарская правда»


ЧТОБЫ ПОМНИТЬ, НАДО ЗНАТЬ
  Рассказывать о нём в отрыве от основной деятельности непросто. Виктор Котляров – литератор, краевед, издатель, журналист,  и ни на что другое у него просто не остаётся времени. Однако с интересным человеком всегда есть о чём поговорить. Например,  о вещах, которые современная наука объяснить не может

5a7974cd21ab01ab56ccbfe920efde12_1200_890_1              .4c877a70de77335cd233125208c34b8a_659_1115_1

   с мамой Марией Васильевной                              "подруга" детских игр - собака Чита  


    – По роду своих интересов мы иногда сталкиваемся со странными явлениями, – говорит гость рубрики. – Не могу назвать себя мистиком, но в моей жизни были эпизоды, говорящие  о том, что не всё так однозначно в нашем материальном мире.
    Один из таких случаев произошёл с краеведом три года назад. В верховьях села Кара-Су есть необычный  холм, о котором исследователям рассказал местный учитель Алахберды. Котляровы решили всерьёз заняться его изучением. Приехали на место, Виктор чуть задержался у машины и отстал от группы – четверо его спутников уже поднимались по склону.

     – Гора имеет форму пирамиды.  Я обратил внимание, что тропинка вьётся серпантином, хотя подъём  не настолько крут  и его можно преодолеть  по прямой, – рассказывает Котляров.
    Пытаясь догнать товарищей, он решил срезать путь, буквально рванул вверх  и неожиданно  почувствовал, что не хватает воздуха,  в буквальном смысле нечем дышать.  Это было неожиданно и странно. Совсем недавно Виктор прошёл медицинское обследование, и никаких отклонений от нормы врачи в его организме не обнаружили, более того, на велгонометре он показал результат для своих лет значительно лучший, чем требовался.
    – С невероятными усилиями добравшись до вершины, я немного отдышался и пришёл в себя, но, вернувшись в Нальчик, стал терять силы. – рассказывает краевед. – Буквально через несколько дней мне уже было тяжело пройти даже совсем короткое расстояние. 
    Врачи  находились в недоумении и долго не могли поставить правильный диагноз, так как сердечное недомогание  исключали, исходя из недавнего обследования. Вскоре выяснилось, что у Виктора проблемы с сосудами сердца, которые, как ни странно, начались после поездки в Кара-су. Более того, понадобилось срочное шунтирование, поскольку  выяснилось, что зашлакованность критическая. Астраханским кардиологам было непонятно, как это могло произойти за столь малый промежуток времени.
    Другой эпизод. В сентябре прошлого года Котляров получил  по интернету весьма  странное послание. Автор – Оксана, молодая женщина, которая родилась в Нальчике, но ещё ребенком переехала вместе с родителями в Америку,  писала: «Вы можете мне не верить, считать, что я не совсем в себе, но с детских лет я слышу голос. Два года назад он сказал мне: «Набери в поисковике слова «Кабардино-Балкария» и «пещера». Напомню, что именно летом и осенью 2011 года Котляровы обнародовали информацию о необычной шахте-пещере, найденной в верховьях села Заюкова, и десятки сайтов, в том числе зарубежных, перепостили её. Именно тогда женщина, как она говорила, узнала о Котляровых, и голос сказал ей запомнить их фамилию. И вот  спустя два года голос  напомнил об этом и попросил связаться с нальчанами. С современными средствами коммуникации это оказалось совсем просто. И Оксана  написала письмо исследователям.
    – Если честно,– рассказывает Виктор Котляров,– я не придал этому никакого значения, более того, мы с Машей даже посмеялись. Мало ли чудиков в этом мире. Но женщина оказалась настойчивой. Так как она совсем плохо писала на русском языке,  стала присылать нам звуковые, а потом и визуальные письма. Одно за другим, по пять-шесть и больше в день. А так как разница между Нальчиком и Нью-Йорком составляет, как известно, девять часов, эти письма в прямом смысле лишили нас сна.Стало  уже  не до смеха, тем более, что женщина сообщала такие вещи, о которых никак не могла знать. «Я знаю, что вы ищите и где находится это место, – писала она. – Голос сказал мне, что это там, где вы нашли сигаретную пачку».
    Это сообщение заставило с большей серьезностью отнестись к посланиям незнакомки. Дело в том, что в биографии Виктора был не совсем обычный эпизод. Вот что он сам  рассказывает: «В шестидесятых годах прошлого века меня, двенадцатилетнего подростка, родственники взяли в Чегемское ущелье, в район турбазы «Башиль». Взрослые ушли по делам, а меня оставили поддерживать костёр. Огонь стал тухнуть, и я, не найдя бумаги, вновь  разжёг его пачкой  «Казбека», лежащей поверх рюкзака. Впоследствии оказалось, что в ней лежали все наши деньги,  три купюры – сто рублей, пятьдесят и десять. Закончилась  эта история печально в том смысле, что в горы меня больше не брали». 
    Но спустя много лет этот  случай имел неожиданное  продолжение.  В 2010 году Виктор с группой профессиональных альпинистов  отправился на поиски аномальной зоны, которая располагается в Чегемском ущелье, в местности, носящей название Кум-Тюбе – обожжённая земля в переводе с балкарского. Путь по ущелью Джилги-су, начинающемуся за селом Эльтюбю, оказался настолько труден, что за целый день экспедиция смогла пройти не более пяти километров. Даже лагерь разбить было негде – кругом отвестные склоны. Наконец подходящее место нашли, поставили палатки, развели костёр.
    – Я отошёл буквально на  несколько метров и вдруг увидел, что в темноте что-то белеет. Оказалось, это пачка папирос «Казбек». Машинально поднял её, заглянул внутрь и обомлел: в ней  находились три купюры –  сто, пятьдесят и десять рублей. Только современные. В это невозможно поверить,  тем не менее это было так. Впоследствии выяснилось, что в Кум-Тюбе надо было идти  не со стороны Эльтюбю, а с верховий, прямиком от лагеря «Башиль».
Круг замкнулся, но как об этом могла знать американка? И тогда Котляровы решили проверить её, вернее того, кто ей диктовал послания. Задали  ряд вопросов, на которые ответить не могут даже знатоки местных топонимов. В частности, спросили, что означает слово «марыхуба»? Дело в том, что именно так называется небольшая гора в районе Сармаково.         Её даже нет на карте, но по  преданию именно  там кабардинская девушка развела костёр, который послужил сигналом к началу большого сражения. И вдруг человек, который заведомо знать всего этого не мог, сказал:  «Холодно… Ночь… Костёр… Почему я здесь одна?».
    Впрочем, на этом прервёмся. История эта ещё не закончилась и  обязательно найдёт продолжение в очередной книге Марии и Виктора Котляровых, которая будет называться «Загадочная Кабардино-Балкария». А предыдущие их исследования – «Живописная Кабардино-Балкария», «Таинственная Кабардино-Балкария» и вышедшая в прошлом году «Неизвестная Кабардино-Балкария»  стали по большому счёту местными бестселлерами. Как писала наша газета, такую республику читатель ещё не знал.
    Теперь самое время отойти от мистических реалий к жизненным. Виктор Котляров – коренной  нальчанин. Его дед по отцовской линии в тридцатых годах был раскулачен и впоследствии сгинул на Соловках. Спасаясь от преследований,  в первую очередь от голода, бабушка, запрягшись вместе с тремя детьми в телегу (их единственную лошадь конфисковали),  из Воронежской области (селение Гвазда) отправилась искать лучшей доли.  В результате семья нашла  приют в Кабардино-Балкарии. 
    Отец Виктора – Николай Васильевич Котляров в Нальчике окончил школу, отсюда ушёл на фронт, будучи артиллеристом, дошёл до Берлина. Был удостоен множества наград, в том числе ордена Красного Знамени. Вернувшись с фронта, стал журналистом.  Стоял у истоков газеты «Советская молодёжь», республиканского телевидения. Десятилетия проработал в «Кабардино-Балкарской правде», где по праву считался одним из лучших очеркистов  рес-публики. Мать Виктора – Мария Васильевна Николаева из станицы Михайловской  Ростовской области. Родители познакомились в годы учёбы в Кабардино-Балкарском педагогическом институте. Всю жизнь  Мария  Васильевна  преподавала  историю в средней школе.
    – Родителей не стало весной  1997 года. На пешеходном переезде маму сбила машина, а ровно на сороковой день после её гибели ушёл из жизни отец, – вспоминает Виктор. – Но их образы живут в моей памяти. От них мой интерес  к журналистике и истории, к городу, в котором родился.
    Вспоминаю себя в пяти-шестилетнем возрасте. На верхней площадке гостиницы «Нальчик» стояли столики, работало кафе, играл духовой оркестр. Отец играет в шахматы  с человеком, рядом с которым лежит собака. Только спустя годы я узнал, что это был выдающийся кабардинский поэт Бетал Куашев. Я стою у баллюстрады и смотрю на ночной город, лежащий передо мной. А потом мы идём пешком домой по улице Дачной (теперь  Балкарской), и музыка сопровождает нас, плывя над городом.  Нальчик моего детства – это фонтаны у гостиницы «Нальчик» и на центральной аллее парка, каштаны, распускающие весной свои бело-розовые свечи,  то, что со мной и во мне, и что мы постарались запечатлеть в одной из наших лучших книг – «Неповторимый Нальчик».
Сам по себе наш разговор переходит к темам, волнующим каждого, – утрате духовности, жизненных ориентиров, оскудению культуры.
    – В борьбе за выживание мы потеряли самое главное – национальное самосознание, – считает Виктор Котляров. –  В результате – апломб и самоуверенность молодёжи и совершенное незнание истории. Сегодня, приезжая в село, с грустью понимаешь: прервалась связь времён. Чтобы помнить,  надо, по крайней мере, знать. Сейчас многие проблемы объясняют отсутствием работы, но занятость – всего лишь один аспект. Главное – насытить душу человека, а с этим сегодня у нас серьёзные проблемы.  На днях произошёл случай с подростком из московской школы. Я не раз говорил: из Америки такие вещи  обязательно доберутся до нас. В интернете уже есть текст допроса. Задержанный  отвечает: «Против учителя я ничего не имел. Просто он стал ко мне приближаться, и я выстрелил». Объясняет, что ему надоело жить и он хотел понять, что такое смерть. Это ещё страшнее мести за низкую отметку, – считает краевед.
По его мнению, один из главных аспектов воспитания молодёжи –   патриотизм.
    – Я не устаю повторять: посмотрите, сколько у нас незахороненных останков бойцов! Давайте организуем юношеские отряды – следопытов, скаутов, пионеров. Не важно, как они будут называться. Главное, увлечь детей, дать им ориентиры, привить любовь к отчему дому, малой родине. В мире всё взаимосвязано, и, потеряв духовные ценности,  мы не приобретём экономическое благополучие, – убеждён Виктор Котляров. 
    Говоря о нашем  госте, невозможно не вспомнить имя его супруги и соавтора Марии Котляровой. Вот уже много лет эти люди всегда рядом – и в жизни,  и в литературе.  Они познакомились ещё студентами, и свела их, по сути, журналистика. В 1971 году первокурсник Виктор получил задание подготовить материал о секретаре комитета комсомола КБГУ Марии. В результате в газете «Университетская жизнь» появился очерк «Маша, Машенька…», а спустя какое-то время – и семья Котляровых. У супругов  двое взрослых детей.  Сына (он старше) назвали в честь отца, дочку – Анной  в честь матери Маши, уроженки Ставропольского края.  К издательскому делу Николай отношения не имеет, занимается собственным бизнесом. Дочь окончила Северо-Кавказский государственный институт искусств, подготовила кандидатскую диссертацию, но нашла себя в туристическом сервисе.
    Хобби, а по большому счёту сама жизнь для Виктора – книги. У Котляровых самая большая в Кабардино-Балкарии личная библиотека: 15 тысяч томов. Почти 60 из них написаны Марией и Виктором, более двух тысяч выпущены их издательством, которое носит имена супругов и уже три года отмечается в числе лучших издательств России.
Борис Борисов

ссылка    на материал   http://www.kbpravda.ru/2014/02/14.pdf
Tags: Котляров
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments