viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

ГОСТЬ ИЗ ИНОМИРА


  Часть шестая

  Наш рассказ на этом не заканчивается. Попытаемся восстановить родословное древо нашего героя и поможет нам в этом та самая Халимат Карчаева, первая обнародовавшая историю, случившуюся в балкарском селении Сауту. Халимат долгие годы проработала директором Верхнебалкарской средней школы. Год назад стала рядовой учительницей – трудно оказалось совмещать столь хлопотливую должность и уход за девяностолетней матерью.



    Годы жизни ее отца – Аку Карчаева 1922-1999. Отца Аку звали Атту; жизнь он прожил короткую – родился где-то в 1890-м, умер в 1929 году. Он и был сыном Канда и появился на свет уже после того, как его отец принес домой удивительный шар. Отсюда получается, что произошло это событие где-то в 1880-х годах, а улетел таинственный посланец уже после революции – примерно в 1918-1919 годах.

 Что еще известно об этом удивительном госте? Он предупреждал о грозящих семье Карчаевых и жителям Сауту бедах – начинал летать, звенеть цепочками. Вначале люди не понимали подаваемых знаков, но после того, как вслед за таким поведением шара сходил сель, начиналось наводнение; или кто-то из близких умирал, стали к шару прислушиваться. Говорят, шар даже предупреждал о революции и приходе советской власти. Впрочем, что могли предпринять патриархальные люди, видящие в железном создании живое божество? Только молится ему и ублажать в меру своего разумения, связывая с шаром свое благополучие.
    А теперь о цепочках. Их история продолжилась и после отлета шара. Все это время они находились в доме Карчаевых; трогать их никто не решался. К ним прикасались лишь раз в год, когда мыли в молоке.. Халимат вспоминает, что цепочки были металлические, блестящие, достаточно легкие. На последних звеньях всех четырех имелось какое-то изображение, напоминающее птицу. Учительница даже уточняет: «Это был голубь». Впрочем, по силуэту именно голубя мы и определяем пернатых. Односельчане и после отлета шара проявляли интерес к цепочкам. Как-то пришел учитель, обучавший детей арабской грамоте, карачаевец по национальности; сказал, что это языческий символ. Но когда он попытался снять одну из цепочек и бросить ее в огонь очага, его тут же всего перекривило. Так с искривленной шеей он и ушел. Уместно вспомнить, что именно судороги сводили лица невест, не позаботящихся о подарках для шара.


    В 1934 году в дом Карчаевых, которых в советское время зачислили в кулаки, пришли председатель сельсовета и оперуполномоченный (известна его фамилия – Рамазан Имангулов). Но когда милиционер снял цепочки с крючков, его руки также свела судорога. Тем не менее он справился с ней, забрал цепочки, сказав, что они должны находиться в музее. Довез ли он их до музея – неизвестно.
   Зато известно, что после этого на семью Карчаевых обрушилось множество бед. «Сыновья Канды, рассказывает Халимат, разделились, каждый взял свою долю имущества, оставшегося от отца. Весь их скот – коров, овец, лошадей – забрали в колхоз. Жамбота и Тембота, внуков Канды от его младшего сына Заттуу, объявили кулаками и угнали в Сибирь. Отсидев в лагерях, они вернулись домой, слабые и больные, с опухшими руками и ногами, и сразу слегли. В их доме милиционеры уже устроили конюшню; тех, кто приносил им еду, они заносили в черные списки. Через некоторое время умерла жена Тембота, затем его сын Малик. Услышав о его смерти, скончался и сам Тембот. Дочь Жамбота Сахмимай, ее семеро детей и муж погибли, когда войска НКВД уничтожали все население Сауту. Сам Жамбот и его жена Айшат умерли от болезни на жарких берегах Сыр-Дарьи, в период выселения нашего народа».
   А что же шар, посланец иных миров? О нем остались только воспоминания. И я верю этим воспоминаниям, верю, что все так и было: прилетал он, таинственный гость, на нашу планету, пробыл на земле Кавказа более тридцати лет и улетел обратно. Куда – вот вопрос. Как и другой – какую информацию собрал, до кого донес, какие намерения движут теми, кто ее получил. Будем надеятся, что добрые, ведь Карчаевы все эти годы видели в нем божество и относились как к божеству.
   На днях я выезжаю в урочище Дермет, куда обещал отвезти меня брат Халимат Карчаевой. Я не надеюсь там что-то найти, я просто хочу своими глазами увидеть место, где некогда приземлился посланец иных миров Атайтмаз, чье имя не произносится, но память о котором переходит из поколение в поколение.

Но и это не конец, так как завтра последует текст
"Вместо послесловия", а потом и отчет о поездке


?

Log in

No account? Create an account