viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

«Утонченное, болезненно извращенное зверство» железного хромца...

   Вам знакомы эти места? Это Чегемское ущелье, местность перед селением Верхний Чегем (нынешнее Эльтюбю) - второе (после Чегемских водопадов) самое узкое место в ущелье. Здесь, более шести столетий назад, жители, вставшие на сторону Тохтамыша, пытались отстоять свою свободу и пали смертью храбрых. Тысячи их погибли. Земля обагрилась кровью. Красными стали реки, заполненные многочисленными трупами...

 

Чтобы иметь представление о событиях, происходивших более шести столетий назад, воспользуемся обобщенными данными из коллективного научного исследования «История народов Северного Кавказа с древнейших времен до конца XVIII века» (М.: Наука, 1988). В главе, которая так и называется «Опустошительные нашествия полчищ Тимура», читаем: «В XIV в., создав в Средней Азии обширные государства с центром в Самарканде, Тамерлан (от персидского «Тимур-ланг» – хромой Тимур) стал претендовать на мировое господство.

   Будучи поклонником Чингисхана, он поставил перед собой задачу превзойти Монгольскую империю (в границах завоеваний Чингисхана и его преемников) и создать «мировую империю», которую не удалось создать его предшественникам. Свои претензии на мировое господство он сформулировал предельно четко: «Все пространство населенной части мира, – утверждал он, – не заслуживает того, чтобы иметь больше одного царя»
    Способ добиться поставленной цели он видел один: устранение всех стоящих на его пути. Но не просто устранение – безжалостное уничтожение, базирующееся на незнающей пределов и аналогов жестокости. В основе которой лежало, словами исследователя В.В.Бартольда, «утонченное, болезненно извращенное зверство» «железного хромца». Вот что писал епископ Султании в своих воспоминаниях о Тимурленге, рукопись которых хранится в Национальной библиотеке Парижа: «Не отыщется в мире человека более безжалостного, чем этот, и если на его глазах обезглавят сотню тысяч взрослых мужчин, женщин и малолетних детей, это не произведет на него ни малейшего впечатления – сердце его не дрогнет. Ему не раз и не в одном городе доводилось вырезать полностью все население, вплоть до последнего грудного младенца, и не случалось такого, чтобы он проявил жалости даже к столетнему старику, не говоря уж о мужчинах или женщинах.
    …В Дамаске он казнил столько жителей, что в живых не осталось никого, кроме тех, кто владел искусными ремеслами, ученых и литераторов. …Во время похода на Рум, Тимур-беку довелось осаждать некий город, расположенный между Арменией и Ангорой и когда он взял тот город, велел побросать всех его жителей в колодцы, все те колодцы были забиты до отказа людьми, которых бросали в них живыми».
    Я не думаю, чтобы в мире нашелся человек более жестокий, чем Тимурленг, возможно и в будущем не найдется такого, который превзошел бы его в этом отношении».
Не стали исключением и племена, жившие на Северном Кавказе и выступавшие на стороне хана Тохтамыша. Последний во многом благодаря именно Тимуру стал во главе Золотой Орды, но, быстро забыв об этом, попытался «восстановить былое величие Золотой Орды: вторгся в Закавказье, предал опустошению Азербайджан».


    «В ответ,– читаем в «Истории народов Северного Кавказа…»,– Тимур выступил против Тохтамыша. В 1391 г. обе враждующие стороны сошлись в местности Кундузча (Поволжье). После упорного и кровопролитного сражения Тохтамыш потерпел поражение, но не сложил оружия. Тогда Тимур, пройдя огнем и мечом в 1394 г. Иран и Закавказье, стянул свои войска в Северо-Восточный Азербайджан. Весной 1395 г. во главе огромной армии он двинулся на север вдоль Каспийского моря. Пройдя Дербентский проход, Тимур вступил на территорию Дагестана. Первыми испытали на себе жестокость Тимура кайтаги. Разорение кайтагов было настолько сильным, что, по словам Низам-ад-Дина Шами, «из множества не спаслись (даже) немногие и из тысячи один... все те области были разграблены».
    Разгромив на пути авангард Тохтамыша, охранявший переправу через Сулак, и успешно переправившись через Сунжу, армия Тимура стала приближаться к лагерю золотоордынцев на правом берегу Терека. Здесь Тохтамыш рассчитывал дать бой войскам Тимура. Однако в самый последний момент передумал, перешел р. Терек и отступил в северо-западном направлении, к р. Куре. И здесь, перегруппировав войска, приготовился к генеральному сражению. 15 апреля 1395 г. произошла кровопролитная битва. Вначале сражение проходило с переменным успехом, на левом крыле Тохтамыш добился даже некоторого перевеса. Однако введение в бой резервных и основного корпусов сделало свое дело: правое крыло войск Тохтамыша было смято. А затем войска Тимура достигли успеха и на других участках сражения.
    Битва завершилась полным поражением золотоордынцев. Сам Тохтамыш с небольшим отрядом бежал в г. Булгар».
Опустим сведения о разорении Тимуром западных улусов Золотой Орды, низовий Дона и средней Волгу, произошедших в это же время и напомним о событиях осени 1395 года, получивших у историков определение как второй этап похода железного хромца на Северный Кавказ. Вначале Тимур двинулся на Кубань, разорив «улус черкесский», а потом основное внимание «сосредоточил на покорении современной территории Карачаево-Черкесии. С целью покарать «неверных» Тимур пошел на Буриберди и Буракана, который был правителем народа асов. «Вырубив деревья и проложив дорогу, Тимур оставил эмира Хаджи-Сейф-ад-Дина при обозе, а сам с целью джихада (война за веру) взошел на гору Эльбруз». Карательные отряды Тимура «в горных Укреплениях и защищенных ущельях» встретили мужественное сопротивление горцев. Однако силы были неравны. Разрозненные отряды горцев не могли бороться с огромной, организованной и хорошо вооруженной армией. Войска Тимура «истребили многих из тех неверных ... разорили их крепости…»
Далее начинается то, что имеет непосредственное отношение к поднятой нами теме: «После этих погромов Тимур вернулся к своему обозу, дал войскам отдохнуть, а затем выступил в поход против крепостей Кули и Тауса, располагавшихся на территории нынешней Кабардино-Балкарии. Не имея сил дать открытый бой, местные жители под натиском врага уходили глубоко в горы, устраивали засады, со скал и обрывов скатывали камни и образовывали завалы. Тимур уничтожил и разграбил десятки поселений, истребил в Кули и Таусе значительную часть населения, а «те, которые остались в живых, – по словам Йезди, – оказались бродящими, растерянными и бездомными». В это время, по всей вероятности, и погиб некогда цветущий город Нижний Джулат…
Затем Тимур выступил против владетеля Пулада. Поводом для этого послужил отказ Пулада выдать находящегося у него золотоордынского военачальника Утурку. Пройдя местность Вулкана (отождествляемую исследователями с Черекским ущельем – местом первоначального расселения балкарцев), Тимур двинулся на крепость Капчигай, располагавшуюся в недоступном месте (предположительно в районе сел. Верхний Чегем). Войску Тимура потребовались большие усилия для того, чтобы захватить эту крепость. Однако заняв и разорив владения эмира Пулада, Тимур не смог захватить Утурку. Направленные в погоню войска под командованием Миран-шаха, по всей вероятности, через труднопроходимые ущелья и горные перевалы достигли местности Абаса, где вскоре и был схвачен Утурку. Следуя своим принципам всегда и везде вести борьбу с кяфирами (неверными, т. е. немусульманами), Тимур разорил и ограбил жителей этих мест».
Такова картина происходившего осенью 1395 года на территории нынешней Кабардино-Балкарии, воссозданная по историческим хроникам персидских авторов Низам ад Дина Шами и Шереф ад Дина Али Йезиди.


?

Log in

No account? Create an account