Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

Люди, вызывающие дождь

Материал «Нетленные тела из Верхнего Курпа» и последующее дополнение к нему (Газета Юга, №№ ), в котором рассказывалось о том, как жители  селения Терекское (Болатово), вспомнив завещание Ильяса Умаровича Тхагазитова, вызвали в 1922 году, во время сильнейшей засухи в Малой Кабарде, дождь, что имеет подтверждение документальными источниками, заинтересовал многих.

Мечиев

Дело в том, что обряд вызывания дождя, как бы не звучало иронично сие предложение, имеет давние традиции. Самое интересное, что были такие «специалисты» и в Кабардино-Балкарии. Собирая материал о Кязиме Мечиеве – великом поэте, основателе  балкарской литературы, философе и религиозном просветителе, вылившийся впоследствии в книгу «Балкария: боль и гордость», мы были поражены еще одной, весьма необычной ипостасью своего героя – умением повелевать силами природы. Это не просто слова – свидетелей, которые видели, как «священнодействовал» Кязим, имелось предостаточно.
Вот что вспоминал Оюс Уянаев. один из опрошенных в процессе подготовки книги: «Летом следующего года случилась жесточайшая засуха – месяц дождя нет, второй. Куда идти кичмалкинцам со своей бедой, кого просить о помощи? Власти? Но они с небесной канцелярией не в ладах. Пришли к Кязиму – он и посоветует, и обнадежит, и выручит.
Мы, дети, любили играть рядом с бараком, где жил Кязим. И вовсе не потому, что место было удобное –  знали, что, увидя нас, не пожалеет слова ласкового, гостинца щедрого. В один из жарких дней мы играли в песке, когда увидели Кязима, зовущего нас. Примчались тут же, ожидая по привычке конфет или пряников. Но на этот раз в руках Кязима были не сладости, а лошадиный череп, на котором виднелась какая-то синяя надпись. «Дети мои, – сказал старик, – возьмите эту кость и привяжите к камню в речке, да так, чтобы не унесло потоком. Вернетесь, я вам сделаю подарки».
Старшим среди нас был кязимовский внук Узеир Солтанов, он взял череп, и мы помчались на речку. А вскоре небо, на котором до этого не было ни облачка, потемнело, черная туча нависла прямо над Кичмалкой, и из нее полился на землю долгожданный дождь. Сельчане шли к бараку Кязима один за другим и благодарили его».
Один из нас  писал по этому поводу: «Кязим не чуждался ни астрологии, которая в арабском мире ценилась как наука, ни эзотерических знаний, которые применял на практике. Обряд вызывания дождя, где он использовал череп лошади, и заклинание от падежа скота, где фигурировала отваренная лопатка животного он дополнял мистическими письменами, выводя их химическим карандашом. Кстати, это еще один аргумент в пользу освоения им оккультной силы звуков и связанных с ними буквенных знаков и их сочетания в реальной действительности, когда ему приходилось лечить и психические расстройства, еще один аргумент в пользу посещения им занятий в суфийской школе Дамаска».
А вот рассказ из книги «Необъяснимые явления». Называется он «Вызываюшие дождь»: «В последнее десятилетие XIX века в Америку приехал австралиец Френк Мельбурн, который повсюду заявлял, что он профессиональный колдун, вызывающий дождь. В своих экспериментах он смешивал в определенной пропорции, спрятавшись за брезентовым пологом, какой-то порошок с жидкостью, отчего вскоре через десятиметровую трубу в воздух поднимались клубы чада.
Трюк Мельбурна был не нов. Еще шаманы, знавшие, что за большими лесными пожарами всегда следуют проливные дожди, разводили в периоды засухи большие костры. И даже американские солдаты во время Гражданской войны 1861–1865 годов говорили, что дожди – естественное следствие боя – «боевые штормы», как они их называли, поскольку, как свидетельствовал их опыт, за облаками порохового дыма появлялись дождевые тучи. Конечно, последнее могло объясняться и чистой случайностью.
В 1891 году фермеры из Гудленда, штат Канзас, наняли сообща Френка Мельбурна, чтобы он вызвал дождь после длительного засушливого периода. Когда тот начал работать, на небе несколько дней не было ни облачка. Но как только химический чад Мельбурна поднялся в воздух, в тот же вечер появились темные тучи. Вечером фермеры радовались дождю.
Через год Мельбурну пришлось снова совершить подобное действо. И дождь был сильным! А вскоре после этого австралийский колдун исчез. Последнее, что о нем слышали, – что он будто бы уехал в Африку. Но вместо него, естественно, появились другие.
Метод еще одного «экспериментатора»  – К. Джуэлза – состоял в том, что он поднимал на маленьком воздушном шаре заряд динамита на высоту от 150 до 300 метров, где и взрывал его с помощью электрического кабеля, убивая сразу двух зайцев: устраивал фейерверк для зрителей и проливные дожди для фермеров.
Но, наверное, самым знаменитым колдуном, вызывающим дождь, был Чарлз Меллори Хетфилд, который всю жизнь занимался вызыванием дождя, а когда прочел книгу Эдварда Пауэрса «Наука плювикультуры» , сам начал проводить эксперименты. Эта книга наделала столько шума, что даже американский конгресс выделил средства, чтобы проверить теорию Пауэрса, согласно которой можно вызывать дождь научными средствами.
Хетфилд строил огромные баки на четырехметровых опорах, ножках, в них насыпал химикалии, перемешивая с водой, доливал кислоту и плотно закрывал бак деревянной крышкой. Минут через 20, когда крышку открывали, из бака поднимались вверх дурно пахнущие клубы дыма. За 25 лет своей работы Хетфилд получил 500 заказов в местностях вокруг Лос-Анджелеса, за которые требовал от 10 до 50 тысяч долларов. В ходе одного эксперимента он взялся наполнить водой высохшее озеро Хелмет, и ему действительно удалось поднять уровень воды больше чем на семь метров. Но наиболее блистательную работу он провел в пустыне Мохаве, где за три дня вызвал дождь, в результате которого на каждый квадратный метр пролилось примерно до тысячи литров воды».
Как видите, способы, которые использовал Кязим, в корне отличны от тех, что применяли его зарубежные коллеги: он не нуждался в  никакой «химии», а результат оказывался тем не менее положительным.
Здесь видится  уместным вспомнить о том, что у балкарцев на случай наступления засушливых времен, имелось весьма эффективное средство для вызывания дождя. Являлся им священный камень – сенташ. В обычное время он спрятан в земле, но если уж совсем невмоготу и засуха убивает посевы на корню, жители ущелья выкапывали камень и дождь не заставлял себя ждать. Вот такой чудодейственный камешек – фольклорный персонаж.
Помнится, когда рассказывали о нем, мы скептически улыбались. И продолжали улыбаться до тех пор, пока один из жителей Чегемского ущелья предложил нам съездить к месту, где закопан сей артефакт. Поездка эта в горные верховья, что над селением Нижний Чегем, обговаривалась тысячью и одним условием, была окружена завесой таинственности и обязательством никому о ней не рассказывать, а оказалась примитивной до обыденности. Единственная трудность заключалась в том, что до места  пришлось добираться достаточно долго – видно, давно никто не пользовался  могучими силами камня, и дорога, ведущая к нему, заросла и праткически исчезла. Так что большую часть пути пришлось пройти пешком. Тем большим оказалось разочарование – под тонким слоем земли (сантиметров 15-20, не больше, непонятно от чего рыхлой) лежал удлиненный беловатый, самый обычный  камень. Абсолютно такой же, какие мы видели по дороге.
Тем не менее наш спутник с особой осторожностью очистил камень от земли, приподнял его за край, а потом и поставил в уже имеющуюся и словно бы кем-то заранее подготовленную лунку. Высотой сенташ оказался где-то около метра или чуть ниже (рулетку мы, естественно, не подумали захватить, так как не видели необходимости в уточнении размеров), в обхвате сантиметров сорок-пятьдесят. Впрочем, какое это все имело значение? Мы смотрели на камень и не понимали, зачем сюда приехали, что хотели увидеть и в чем убедиться…
Процедура закапывания камня оказалась аналогичной откапыванию. Разочарованные и расстроенные мы молча отправились в обратный путь и даже не отреагировали на слова нашего спутника о том, что надо торопиться: скоро пойдет дождь, дорога размокнет  и машина может застрять. Какой дождь, когда так жгуче припекает июльское солнце, так весело порхают бабочки и воздух напоен жгучими ароматами трав?!
Вот и машина, неуместная реплика водителя «С дождем или без?» и подпрыгивая на ухабах мы медленно едем вниз. Едем, не замечая, как быстро, буквально на глазах, темнеет вокруг, не воспринимая звук далекого громового раската и отблеск внезапно располосовавшей спустившуюся темноту молнии. И лишь первые капли  – вначале редкие, незаметные, потом более частые, сливающиеся в единый ритмичный стук – приводят к осознанию: начался дождь. Впрочем, какой там дождь – настоящий горный ливень!
Слава богу, что уже совсем рядом селение, выбираясь к которому наша машина рычит и выбивается из сил. Последний рывок – и мы на асфальтовом шоссе. Все облегченно вздыхают – теперь не застрянем. А дождь? Он итак должен был пойти после обеда – синоптики предупреждали. Но вот как долго будет продолжаться?
В этот самый момент один из авторов этих строк вспомнил, что крыша книжного склада издательства прохудилась и при сильном, тем более продолжительном  ливне, начинает протекать. И  весьма естественной в этой ситуации была реплика: «А мы достаточно прикопали сенташ?»
 
Tags: Верхний Курп
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments