Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

ЛЕСТНИЦА НАД ВОСЬМИСОТМЕТРОВОЙ ПРОПАСТЬЮ

    Только что приехал из Черекского ущелья. Не доезжая Голубых озер, вправо уходит незаметная дорога, по которой можно подняться на плато, носящее название Жалпак, что в переводе означает плоский.
    До плато 8 километров, которые под силу далеко не каждому транспорту. А потом еще надо идти с километр или чуть больше по отвесному склону. Мы попытались подняться на него на машине, но угол был таким большим, что джип стал заваливаться на бок. И чудом не ушел вниз.
Решили не рисковать и двинулись пешком.
    Мы – это Мурадин Туменов, бывший глава Черекского района, настоящий патриот своей малой родины. Его друг Азрет Мирзоев. И неожиданно присоединившиеся к нам Владимир с супругой Марией и водителем Муратом.



   Жалпак – место необычное – здесь были сенокосные угодья жителей Верхней Балкарии. Представьте, где Голубые озера . а где Верхняя Балкария и поймете, что дорога поверху, по скалам, значительно сокращала путь, раз именно селяне заготавливали скоту пропитание на зиму. Впрочем, та дорогаи и та, которая была раньше, на многих участках не совпадали. Прежняя шла понизу, была колесной и очень-очень, выразимся так, долгоиграющей: до Нальчика жители селения добирались только на третьи сутки.


   Плато лежит на высоте около двух тысяч метров над уровнем моря. Дорога, ныне проходящая по Черекскому ущелью, примерно на 800-900 метров ниже. Узкие тропки идут от одного горного карниза к другому, стыкуются под острым углом зигзагообразно. Надо все время прижиматься к скале, не смотреть вниз, потому что там, внизу, – пропасть. И глубина ее растет с каждым поворотом с одной тропки на другую: двести, триста, пятьсот, семьсот метров.
    А потом тропка обрывается. Просто обрывается, потому что она не стыкуется с очередным карнизом. Он лежит выше. Примерно на десять метров выше. Как поступить в такой ситуации? Балкарцы придумали: они проложили прямо по скале деревянную лестницу. Только поднявшись по ней – над восьмисотметровой пропастью! – можно попасть на следующий карниз. А с него через узкую – в некоторых местах не больше тридцати сантиметров – природную трещину в скале выбраться на само плато. И эти смертельные трюки, где буквально каждый шаг грозил непоправимыми последствиями, ежедневно проделывали десятки людей, в том числе женщины с младенцами. И это не выдумка, так это и было. Ибо ежедневные эти подъемы на скалы были необходимы; они диктовались суровыми реалиями обитания в горах, борьбой за выживание.
    Лестница над пропастью сохранилась. Я горел желанием спуститься по ней, но меня отговорили пастухи, которые сейчас держат на плато скот. Но до самой лестницы мы добрались. Спустились на метров восемь с самого плато по природной трещине. Она настолько узкая, что приходится двигаться боком, а на ряде участков протискиваться иежду скалами. Причем все время надо держаться за каменные выступы, так как угол спуска приближается к 50 градусам. Ну уж если быть точнее – он составляет 47 градусов. Причем никаких ступенек в трещине нет, а в одном месте надо даже спрыгивать, так как спуск продолжается более чем через полметра.


    Площадка же на какую мы вышли составляет метров семь, не больше. И дальше обрывается в пропасть. Именно в пропасть. Но именно к площадке проложэена по скале с лежащего ниже карниза деревянная лестница. Что она из себя представляет? Рассказываю со слов пастуха, так как лестницу сверху невозможно сфотографировать. Она уходит отвесно вниз и для того, чтобы захватить ее в объектив, надо вытянуть над пропасть не только голову, но и часть туловища. Перспектива прямо скажу не из приятных. Но с другого места лестницу не видно.
    Так вот лестница эта состоит из идущих друг за другом четырех стволов деревьев, к которым прикручены поперечные деревяшки. Все это каким-то непостижым образом (через щели, выбоины) соединено со скалой. Как люди поднимались по столь хлипкому и ненадежному сооружению, непонятно. Но ведь поднимались и спускались; более того, повторюсь, это проделывали и женщины с младенцами.
    Пастух отговорил меня даже приближаться к лестнице, а не то что спускаться по ней. Спускаться, конечно, сегодня невероятно опасно, ведь этой лестнице более ста лет и что стало за это время с деревом трудно представить.
    Одним словом, возвращаться мы решили прежним путем. Внизу перед нами лежало Черекское ущель. Вид открывался поразительный. Впереди – Верхняя Балкария, позади – Кашхатау, внизу лента шоссе с движущимися машинами, столь малыми при виде сверху, что ноготь на пальце прикрывал всю машину.
Перспектива, которая открывается с плато Жалпак, настолько непередаваема, что тебя переполняет светлая и пронзительная радость, сердце начинает учащенно биться, а душа кажется вот-вот взлетит в небо; и ты вместе с ней.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments