Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

ШЕРИЕВСКИЙ КОЛОДЕЦ

   История терского подвижничества

   Мало кто знает, что в Кабардино-Балкарии есть колодец, который по многим параметрам по настоящему уникален. Прежде всего по глубине – 67 метров: таких колодцев на Северном Кавказе раз-два и обчелся, но самое главное – всю гигантскую работу по его рытью проделали по существу два человека – братья Алисах и Алимурза Шериевы.
Колодец, как известно, это гидротехническое сооружение для добывания грунтовых вод, представляющее из себя вертикальное углубление с укреплёнными стенками и механизмом подъёма воды на поверхность.



    Самый глубокий колодец в мире находится в городе Вудингдин (Англия). В 1858 году его начали вручную копать заключенные исправительной тюрьмы. Спрустя два года была достигнута глубина 134 метра, но вода так и не появилась. После этого решено было прокопать четыре тоннеля по разным направлениям. И вновь безрезультатно. Тогда продолжили работу в одном из тоннелей и после двух лет напряженного труда десятков человек (по 24 часа в сутки, в духоте, тесноте, при свечах!) 16 марта 1862 года добрались до воды. Тем самым вручную была выкопана штольня глубиной 392 метра.

Понятно, что на этом фоне 67 метров куда как скромная величина, тем не менее, история данного колодца достойна обнародования и доброй памяти.
Жители селения Верхний Курп (бывшее Исламово, нынешний Инаркой) братья Алисах и Алимурза Шериевы как и все их односельчане страдали от нехватки питьевой воды. Протекающие рядом с селением речки неполноводны, а летом вообще высыхают. Приходилось довольствоваться привозной водой, которую набирали в лесном озере. Но, во-первых, до него неблизко – более семи километров, а, во-вторых, много ли привезешь в бочке?
Одним словом, вода для верхнекурпцев всегда была проблемой номер один. Но мысль о том, чтобы решить ее с помощью рытья колодца первой пришла к Алисаху Шериеву. Что значит пришла? Здесь в нашей истории появляется мистическая составляющая. Алисах об этом впоследствии рассказывал так: ночью к нему в сон является убеленный сединами старец, который дает советы как поступить в той или иной ситуации. Вот этот самый старик однажды и рассказал Алисаху про колодец. А когда тот не отреагировал на его слова, снова напомнил об этом. Так продолжалось несколько раз, пока Алисах не решился начать рытье колодца. Вполне понятна его нерешительность: колодцев у верхнекурпцев не было. Единичные попытки вырыть их окончились ничем. Местные жители были уверены, что до воды добраться невозможно – слишком глубоко проходит водоносный горизонт. Поэтому на решение Алисаха многие отреагировали соответственно: мол, совсем старик умом тронулся.
«Совсем» здесь употреблено в том смысле, что и до этого старший из братьев Шериевых отличался от односельчан. Великолепно постиг повадки зверей и птиц, что использовал в своей практике лечения домашних животных. Владел не только ветеринарскими навыками, но и был большим знатоком народной медицины. Зная целебные свойства трав, заготавливал их в большом количестве; высушивал, составлял лекарственные сборы, делал отвары, настойки, которыми бескорыстно делился с сельчанами. Особенно удавалось ему лечение колото-резаных и пулевых ран, а также переломов. И когда больной выздоравливал, Алисах возносил хвалу Аллаху, но не забывал упомянуть при этом и своего ночного советчика, который у многих верхнекурпцев ассоциировался с джином.
Приступая к новому, совершенно неизвестному ему делу, Алисах подошел к нему весьма и весьма серьезно. Он съездил в Пятигорск и Владикавказ, где нашел людей, знакомых с колодезными навыками. Ведь судя по неудачному опыту верхнекурпцев предстояло копать достаточно глубокий колодец, а для этого нужны были и инженерные расчеты, и знание технологии прокладки в имеющемся грунте, обшивк внутренних стенок, а, самое главное, найти без всяких приборов то место в глубоких слоях почты, где имеется водоносный слой.
Рыть колодец Алисах начал недалеко (в метрах пятнадцати-двадцати) от своего дома, но углубившись в землю метров на 10-12 неожиданно изменил свое решение. Родным он поведал об этом так: «Седобородый сказал, что это не то место, где протекает подземная река». А где же то? Во сне Шериеву было указано – прямо под его кухней.
Алисах не раздумывая разломал помещение…
…Я стою на том самом месте, где 90 лет развернулись невиданные для Верхнего Курпа работы – братья Шериевы, сменяя друг друга, несмотря на град насмешек и неверие большинства земляков, день за днем копали колодец, углубляясь все дальше и дальше в землю. Односельчан Шериевых можно было понять – представить, что здесь, наверху поляны, можно добраться до воды, и сегодня сложно. По логике вещей, копать надо было отнюдь не на пригорке, а значительно ниже. Но Алисах верил своему незримому советчику.
Одновременно с поднятой землей шла выкладка стен кирпичом. Когда было пройдено около тридцати метров, решено было соорудить боковое помещение, где оставляли инструмены, а потом и спустили кровать, на которой отдыхали копатели. И вот что интересно: со временем у Шериевых появились последователи, но никто из них не мог находиться в колодце столько времени, сколько сами братья. Помощников хватало на пару-другую часов, а весь объем работ приняли на себя Алисах и Алимурза. Не говорит ли это о том, что они были призваны совершить это святое, не побоися этого определения, дело.


Особую трудность представляла выемка выкопанного грунта. Для этих целей использовали деревянный барабан, который вращали лошади, ходящие по кругу и поднимающие со дна ведра с землей. Сколько их точно было поднято, неизвестно, но то, что речь идет о многих-многих кубометрах – однозначно. Впрочем, давайте проведем элементарный подсчет. Диаметр колодца – 124 см. Он выложен кирпичами длинной стороной по радиусу, значит еще 50 см в ширину. Если примем диаметр шурфа равным двум метрам (хотя на самом деле он был куда большим), то объем выработки при 67-метровой глубине колодца составит не менее 200 кубометров.
Заодно можно подсчитать и количество уложенных кирпичей. Они уложены плоской стороной; в одном ряду около 50. При означенной глубине получается 1000 слоев или 50 000 кирпичей. В народной памяти сохранилась другая цифра – 60 тысяч и это, учитывая отходы, скорее всего так и есть.
Поистине колоссальный подвижнический труд, который, начатый в 1926 году, продолжался ни много ни мало, а пятьдесят месяцев! Зимой и летом, в жару и холод. Впрочем, жарко бывало только наверху, а в глубине земли температура постоянно оставалась низкой, почему братья спускались в колодец всегда в зимней одежде.
Трудно сказать, какую гамму чувств испытал Алисах, когда спустя четыре года и два месяца после начала работ земля под его ногами провалилась и он оказался по пояс в стремительно несущимся по подземному руслу потоке. Радость от достигнутого пересилила страх перед неизведанным и эхо донесло до находящихся вверху радостный крик Шериева.
Подземная речка, заключенная в своеобразный пещерообразный канал метровой ширины и глубины, уходящий на северо-восток, оказалась не просто полноводной. Ее суточный водоток достигал 120 тысяч кубометров!
Были посрамлены все неверующие. Воду из колодца, которую доставали при помощи того же деревянного барабана, позволявшего поднимать одновременно до 12 ведер, стали использовать для полива, в бытовых целях, давали скоту и птицы. Пили ее и братья Шериеаы, хотя другим односельчанам Алисах запрещал это делать. Свой запрет он снял только после того, как вернулся в конце лета 1931 года после трехмесячного отсутствия. Оказывается, он побывал в Ленинграде, где в одном из институтов по его просьбе осуществили анализ воды из подводной реки и признали ее не только годной для питья, но и не нуждающейся в очистке. Об этом свидетельствовал документ, с которым Алисах приехал в родное селение.
С того времени колодец заработал на полную мощность. Им пользовались верхнекурпцы; к нему проторили дорогу жители соседних селений. Инициативу Шериева заметила и власть. По просьбе Бетала Калмыкова в 1932 году из Лениграда было доставлено и смонтировано оборудование для подъема воды; сооружен накопительный бассейн емкостью в 100 кубометров.
Следить за функционированием колодца поручили Алисаху, для чего в его дом провели провод на конце которого закрепили патрон с электрической лампочкой. Последняя постоянно горела, питаясь от дизельного двигателя, подававшего воду в бассейн. А когда лампочка гасла, это означало остановку дизеля и необходимость его нового запуска. Вот такая тогда была техника.
Но вот сам колодец вызывал в те времена, как впрочем и сейчас, удивление и восхищение всех, кто узнавал его глубину, систему функционирования, а главное то, кто проделал столь грандиозную работу. В памяти старожилов сохранился тот факт, что удивление колодец вызвал даже у немцев, оккупировавших осенью 1942 года на короткое время Верхний Курп. Рассказывают, что немецкое начальство даже выдало Шериеву благодарственное письмо, в котором признавало его выдающиеся заслуги в сооружении колодца. Это письмо Алисах порвал прилюдно сразу после ухода захватчиков.
35 лет верой и правдой служил людям шериевский колодец. И только в 1965 году, когда верхнекурпцы из речной долины переселились в верхнюю часть селения, куда подвели водовод из Верхнего Акбаша, его перестали использовать. Без ухода и заботы, брошенный людьми, он был обречен на умирание. К тому же дети стали бросать в него камни, ветки и за короткое время спустили туда столько мусора, что даже перестал доносится шум подземной реки. Поэтому шахту прикрыли бетонной плитой, которая и лежит сейчас на ней.
О самом колодце я впервые услышал от летпописца Верхнего Курпа Анатолия Дзагалова, ныне известного ученого, автора ряда исследований, в том числе о Владимире Кудашеве. В 2001 году он выпустил в нашем издательстве книгу «Исламово: забытые предки». Но первым мне его показал егерь Джабраил Куважоков. Впрочем, на что было смотреть – железобетонная панель прикрывала какую-то дыру. Но желание узнать, что правда в этой истории, а что выдумка подвигал на посики людей, которые могли бы внести ясность. Таким оказался Руслан Орсаев, уроженец Верхнего Курпа, очень ответственный, добропорядочный, светлый человек. И вот вместе с ним и преподавателем КБГУ Олегом Молокановым, который обеспечивает научное сопровождение нашей экспедиции, мы выезжаем в Терский район. Вот то самое место, где некогда располагался дом Алисаха Шериева. Плита по-прежнему прикрывает колодец. На пригорке сиротливо притулился заброшенный, похожий на дзот, накопительный бассейн.
Родственники Руслана – Владимир, Вячеслав Анзор, истинные патриоты своей малой родины, уже пригнали трактор.
И вот отодвигается бетонная плита и глазу открывается ровное небольшое отверстие, уходящее вниз. О том, что его глубина составляет многие десятки метров, свидетельствует и громогласное эхо, повторяющее все наши возгласы. Возгласы восхищения. И сегодня, спустя почти 90 лет как был выкопан колодец, кирпичи, которыми выложены его стенки, выглядят словно новенькие; удивительно, особенно если вспомнить о прочности нынешних стройматериалов, но они не повреждены, не рассыпались.
Пытаемся определить глубину бассейна с помощью лазерного счетчика, но он почему-то не срабатывает. Приходится довольствоваться элементарной бечевкой. Соединяем один двадцатиметровый моток с другим, третьим и начинаем опускать вниз камеру. На глубине чуть более сорок метров камера упирается в грунт. Следовательно, оставшиеся до воды 27 метров засыпаны мусором.
Можно ли его убрать? Без сомнения. Нужно ли его убирать? Конечно же! Ведь помимо того, что колодец как и раньше может снабжать жителей Верхнего Курпа водой (ее по-прежнему не хватает), перед нами удивительный объект, который будет привлекателен и интересен для многих.
Но помимо так сказать практической стороны, есть еще одна, не менее важная – моральная. Колодец – своеобразный памятник подвижничеству братьев Шериевых. Восстановить его – святой долг потомков. Они, кстати, и занимаются этим сейчас. Разработана специальная конструкция, позволяющая вытаскивать мусор. Имеются энтузиасты, готовые спуститься в колодец.
Что нужно еще? Средства (кстати, не такие же и большие), чтобы приступить к реанимации колодца. Неужели среди жителей Кабардино-Балкарии, Терского района не найдется тех, кто пожертвует несколько десятков тысяч рублей на это поистине богоугодное дело?! Я в это не верю. И знаю точно: шериевскому колодцу жить!

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments