Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

ПРИЗРАКИ В ГОРАХ

Часть вторая

Продолжение материалов "Кавказский Асгард...", "Порталы во времени и двери в иномир"

   …Мы заночевали в чабанском коше, собираясь ранним утром выдвинуться к необычному месту в верховьях Черекского ущелья, где, по словам местных жителей, часто слышны чьи-то голоса. На вопрос чьи именно, ответа я не услышал. Получалось, и не мужские, и не женские.
    Впрочем один из собеседников был уверен, что эти голоса скорее женские. По каким признакам? – попытался уточнить я. – По мелодичности, вкрадчивости? Какой они интонации? Перебрав ряд определений, мы пришли к общему мнению, что «женскость» идет от восприятия.


    Голоса эти слышны в ущелье, которое перегораживает так называемая «стена» – каменный узкий массив высотой от одного метра до 27, неравномерно вылезший из земли поперек самого ущелья. Думать, что это искусственное сооружение, значит, идти против истины, ибо некому и незачем было городить его столь далеко от людских поселений. Голоса слышно только в одном месте – там где сходятся поперечный и продольный массивы. Я попытался предположить, что голоса эти – суть игры ветра где-то находящего щели и вызывающего определенные звуки проходя через нее. Но мне возразили: будто бы в голосах можно разобрать отдельные слова. Когда же я попытался подловить, так сказать, информатора, спросив на каком языке звучат эти слова: на языке проживающего здесь народа, т.е., балкарском, или на языке межнационального общения, то услышал следующее. У этих слов нет языка. Они просто звучат. .

   Естественно, после всего этого наша маленькая экспедиция, состоявшая из четырех человек, выдвинулась на место. Дорога до массива в котором звучат голоса довольно-таки дальняя, поэтому нам и пришлось заночевать на чабанском коше. Постоянное блеяние овец, непонятные шорохи и завывания (утром хозяин коша сказал, что к нам в гости приходил шакал), густые, свербящие в носу и перехватывающие дыхание запахи от лежанок и самих животных, так и не дали заснуть. И как только стало светать, я разбудил своих спутников и мы двинулись.
    Несколько часов пути и на месте. Долго и тяжело спускаемся к «стене», угол спуска велик, тропинок нет и поэтому приходиться цепляться за малейшую неровность. Наконец мы внизу. Обходим стену, взбираемся на доступные участки, но искомого – щели, рядом с которой слышны звуки, так и не находим. Наш проводник в недоумении. Он торопливо обходит одно каменное вздутие за другим, прислоняется ухом к камням то в одном, то в другом месте и разочарованно движется дальше. А что прислоняться? Ведь изначально был озвучен совершенно другой ориентир: на стыке поперечного и продольного массивов. Но вся штука в том, что такого стыка просто нет в природе. «Стена» по краям заканчивается. Нет никаких щелей. Впрочем и ветра тоже нет. Получается очередной хабар?
    Разочарованный, я собираюсь подниматься на плато, с которого мы спустились, но подъем видится таким тяжелым и физически затратным, что невольно оглядываюсь по сторонам в поисках иного пути. В голову приходит мысль: «А что если не подниматься вверх, а обойти понизу?» Обогнуть стену и уже там, на более пологом месте, подняться. Ведь в любом случае выход из ущелья только один. Проводник, расстроенный тем что наши поиски не увенчались успехом, не возражает. И мы разделяемся: трое начинают карабкаться на плато, а я обойти его.
Действительно, по над скалой идти оказалось куда легче, чем взбираться наверх под углом где-то 45-47 градусов, то есть припав к земле, цепляясь за траву. Но радость моя оказалась недолгой. Впереди ждал такой же самый подъем. Но мало того – он скрывался в тумане, вставшем прямо передо мной. И это было удивительно, потому что в той стороне откуда я пришел светило солнце, а здесь, в каких-то паре шагов, клубился, двигался словно живой туман. Получалось, он пришел не сверху, а сбоку скрыв верх скального массива и ту часть, по которой я намеревался идти. А позади и слева тумана не было. Но и прохода слева тоже не было. Если только снова спуститься вниз. Этого не хотелось. Как и возвращаться назад.
И я решительно двинулся по кромке косогора, надеясь, что выйду куда планировал.
Туман был настолько густой, чуть ли не осязаемый, что в какой-то момент я непроизвольно попытался развести его руками и вдруг понял, что не вижу даже пальцев на вытянутой руке. Я видел их только приблизив руку к глазам. Так и шел – правой рукой опирался о скалу, прижимался к ней как можно плотнее, понимая, что с левой стороны косогор может незаметно перерасти в пропасть.
И вдруг скала с правой стороны кончилась. Это было так неожиданно, что я стал размахивать обеими руками как канатоходец, который теряет равновесие и пытается обрести его с помощью рук. Равновесие-то я обрел, но вот что дальше делать не знал. Туман не рассеивался, а скорее наоборот – теперь он чуть ли не лез в рот и нос, забивался в глаза. Причем из белесого становился все темнее и темнее. Такого тумана я никогда не видел, хотя ни раз попадал в него в горах. В какой-то момент показалось, что туман не сам по себе, что им кто-то руководит, управляет, направляет. А потом возникла вообще немыслимая аналогия: живой туман. Придя к этой абсурдной мысли, я запаниковал и стал звать на помощь.
Кого, спрашивается? Мои спутники были так далеко, что никакой голос до них бы не донесся. Я медленно, буквально шажками, раздвинув руки в стороны. продвигался вперед. При это не переставая звал на помощь. Думаю со стороны это была весьма живописная картина.
Мой крик затих только тогда, когда правая рука коснулась скалы. Но обретя эту опору я не успел продвинуться дальше. Впереди тоже оказалась скала. Более того: нечто темное вырисовывалось и с левой стороны. Получается, непонятно каким образом я оказался в замкнутой с трех сторон щели. Отчаянная мысль, что и позади меня стена толкнула назад, и я с трудом удержался на горной кромке.
Нет, обратная дорога была, ее никто от меня не закрыл, но ступать на нее не хотелось.
Я не мог понять, как все это могло произойти. Как, пусть и двигаясь в тумане, я оказался в прямом смысле слова в каменном мешке из которого был только один выход. Назад. Этого в принципе быть не могло. Тем не менее, все оказалось именно так. Я сделал эти несколько шагов в обратном направлении и остановился. И когда уже отчаяние полностью овладело мной, я поднял голову к небу. Я не мог его увидеть, естественно, так как все вокруг и сверху окутывал туман. Но в этом тумане, где-то далеко-далеко что-то краснело. В первый момент я подумал, что это солнце. Что сквозь туман вижу его. Но потом догадался, что это не может быть светилом. День клонился к вечеру и солнце уже давным-давно ушло из зенита. А это нечто красное, ярко-красное было прямо над моей головой. Да, далеко-далеко, но надо мной.
Не понимая что это, не зная, как поступить дальше, я закричал глядя вверх: «Эй, помогите! Помогите мне выбраться!» И практически в этот самый момент туман исчез. Он не ушел, он просто исчез, словно кто-то убрал, скинул его как одеяло. Я увидел себя стоящего у края скального выступа. Скала была справа и уходила вверх. Она была впереди и заканчивалась узкой выемкой, в которую я и зашел до этого. А с левой стороны косогор обрывался. Нет, он не обрывался. Там была настоящая пропасть, дно которой скрывалось в темноте. Могильной темноте. Это была бездна, ведущая в преисподнюю. Откуда не было и не могло быть выхода.
Непонятно было, как я сюда забрался, как здесь оказался. Выбраться же можно было только повернув назад и двигаясь, держась за стену. Я непроизвольно поднял голову и так и застыл не в силах опустить ее. Прямо надо мной, где метрах в 12-15, на узенькм обрывчике стояла девушка. В ярко-красной, болоньевой, как мне показалось, курточке. Это было так неожиданно, что я даже смутился. От своих беспомощных криков, в которых незнакомка наверняка ощутила и отчаяние, и трусость, и массу других чувств, которые мужчина не должен выражать при женщине.


    Какое-то непродолжительное время мы молчали смотрели друг на друга, а потом я, стараясь произносить слова как можно спокойнее и вальяжнее, прокричал что-то вроде следующего: «Вы не подскажите, как мне выбраться наверх?» Незнакомка молчала. Она смотрела на меня сверху вниз и я был перед ней как на ладони. Но вот ее саму я видел как в старом бинокле с потертыми линзами: копна коричневых, нет, скорее даже рыжих волос, скрывавших лицо да яркая, пылающая искоркой огня курточка.
«Вы меня видите? – снова подал голос я,– Есть ли отсюда выход наверх?» Девушка продолжала молчать и это мне показалось странным. Неужели галлюцинации? Я на всякий случай рукавом спортивной куртки протер запотевшие линзы очков. Взглянул вверх. Девушка никуда не делась. Она так и продолжала стоять на скальной кромкеи глядеть вниз. Вниз, это значит на меня.
«Подскажите, мне надо возвращаться назад или здесь можно подняться?» – мой голос как-будто наконец достиг ушей незнакомки и ее правая рука стала указывать куда-то в сторону. Я пригляделся и увидел небольшую ложбинку, заполненную землей и уходящую вверх. Она была не прямой, а изгибалась из стороны в сторону. Вероятно, ее проделал ручей, найдя трещину в скале.
Я двинулся к ложбинке. Она показалась мне настолько узкой и отвесной, что я на какое-то мгновение застыл в раздумье. Но спросить совета было не у кого. Отсюда девушку было совсем не видно, хотя я чувствовал, что она по-прежнему находится там, где и была. Я просто знал, что по другому быть не может.
Наконец, я решился. Ухватившись за боковые стенки пополз по ложбине. Полз, упираясь локтями в стенки.. Земля двигалась под ногами. Угол подъема на некоторых участках стремился к прямому, но я полз и полз. Полз потому еще, что верил той, что указала мне путь. Сверху ей было виднее, а значит. отсюда имелась дорога на плато.
Вот где-то справа мелькнул скальной карниз, показавшийся мне таким знакомым. Не на нем ли стояла девушка? Но куда она тогда делась? От карниза не было дороги ни вправо, ни влево, ни вверх. Он просто нависал над пропастью. А коль так, значит, я просто ошибся и девушка стояла на другом карнизе.
Плато возникло столь неожиданно, что я даже опешил. Прямо передо мной стелилась горная ложбина, покрытая зеленью и альпийскими цветами. Здесь было спокойно, светло, чисто. И не было никого. Я встал на колени, потом в полный рост, но никого не увидел. А куда же делась девушка, мелькнула мысль? Неужели ушла? Вот странная, даже не поинтересовалась, выбрался я или нет.
Я чуть ли не бегом рванул по ложбине и сам не заметил, как оказался на плато. Бескрайнем плато. Том самом плато, на которое до этого должны были подняться мои спутники и которое я планировал обойти с левой стороны.
Я поспешил, предполагая, что девушка в красной курточке не стала меня ждать и ушла вперед. Но ее нигде не было видно, хотя другой дороги с плато просто-напросто не существовало. Не понимая куда она делась, я постоянно оборачивался, осматривался по сторонам. Нет, на плато я был один. И только где-то минут через 15-20 увидел своих спутников уже спускавшихся с плато по направлению к кошу, на котором мы ночевали.
Никакой девушки мои спутники не видели. На мой вопрос «не заходила ли она на кош», чабан сильно удивился. Вы здесь первые за месяц, ответил он. А когда я стал его расспрашивать о предыдущих экспедициях в эти места, он вспомнил, что лет 5-6 назад здесь пропала девушка. Ушла вверх вместе с двумя парнями, а они вернулись без нее. Говорили, что потерялись в тумане. Эта история наделала много шума. Приезжали следователи из Нальчика, расспрашивали чабанов, но подробностей он не знает. Говорили, что дело закончилось ничем. И девушку не нашли, и ребят ни в чем не заподозрили. Про то, в чем была одета эта девушка, чабан не знал.
Но ведь была она, девушка в красной курточке! Но ведь смотрела она как я борюсь с туманом. Но ведь указала она мне выход наверх. Я же не мог все это придумать. Придумать не мог, а объяснения нет. Как не было тогда, так нет и сегодня. Получается, это был призрак. Фантом. Но что родило его? Мое воображение? Моя безысходность? Моя тревога?
Что касается призраков в целом, то недавно британские ученые поставили, как они считают, точку на вопросе их существования. «На самом деле, виной всему недостаточная образованность людей и их яркое воображение, – говорит руководитель исследования. – Стоит им увидеть нечто необъяснимое, как тут же включается воображение, и человек видит то, что хочет увидеть.
Большинство людей заявляющих, что они видели призрака, наблюдали ни что иное, как парящую в воздухе пыль, которая взаимодействовала со статическим электричеством. Визуально она может быть похожа на человеческий силуэт, – далее подключается работа воображения.
Также за призраков часто принимают фосфор, поднимающийся из глубины земли. В ночное время он поднимается до 2 метров над землей, и имеет зеленоватый, светящийся оттенок. При малейшем порыве ветра он начинает движение, таким образом, человеку может показаться, что «призрак» преследовал его».
Получается тогда, что это мое воображение родило девушку в красной курточке. Возможно и так. Но совсем недавно на сайте reddit.com один из пользователей разместил фотографию на которой запечатлена худощавая девушка с тенмными волосами, в черной кофте и белых брюках, которая стоитна на …скальном козырке. Фотография сделана в районе пика Дундас, что в Канаде. К месту этому подобраться практически невозможно. Да и фотограф (это была женщина) обнаружила фигуру только на самом снимке, а до этого ее не видела на скале. Автор предполагает, что это был призрак девушки, которая именно в этом самом месте свела счеты с жизнью. Дундас, кстати, считается в Гамильтоне скалой самоубийц – два раза в год, а то и чаще здесь кто-то сводит счеты с жизнью.
Неужели и увиденная мною незнакомка ушла с этих скал в мир иной? По воле случая ли, по своей воле, но скорее всего вероятно именно здесь прервалась ее жизнь.
И что же тогда двигало ей, что спустя годы именно она спасла мою…

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments