Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

НАЛЬЧАНИН ЛЕО МОЛ – КАНАДСКИЙ СКУЛЬПТОР УКРАИНСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ

   Часть первая

   ...Нальчикский парк, носящий ныне название Атажукин сад…
    У каждого из нальчан свои воспоминания о нем, его знаковых объектах. Одним из последних является вход в парк с постаментами, внизу которых расположены львиные гривастые морды. Они – по две с каждой из сторон – вот уже более восьми десятилетий извергают ручейки воды в корытца-бассейны. Помнится, будучи малолетними детьми, мы утоляли жажду, протягивая сложенные лодочкой руки под их вечно раскрытые и, если честно говорить, внушающие неосознанное опасение огромные пасти. И сегодня можно наблюдать, как детские ручонки боязливо тянутся к розовым языкам львов, чтобы напиться воды.




    Удивительное дело: непритязательные львиные морды, а привлекают внимание, волнуют память, будоражат воображение. Все дело в том, что созданы они душой и руками великого мастера, жившего и творившего в тридцатых годах прошлого века в Нальчике – Леонида Григорьевича Молодоженина (1915-2009), более известного под творческим псевдонимом (им стали первые три буквы его имени и фамилии) Лео Мол.

13 мая 1939 года газета «Социалистическая Кабардино-Балкария» сообщила о первой передвижной выставке работ художников республики, на которой было представлено 150 произведений – живопись, рисунок, графика. Среди ее участников названы Л. В. Брюмер, И. В. Балицкий, М. А. Ваннах, Н. Н. Гусаченко, Ф. Д. Козырев, П. И. Рябчиков, Н. А. Смольянинов, Н. З. Трындык и Л. Г. Молодоженин. Спустя два года, 14 мая 1941 года в заметке «Выставка работ художников», опубликованной в той же газете, упоминаются названные выше художники Некоторые из них оставили свой след в искусстве Кабардино-Балкарии, имена других, как и их работы, покрылись пылью забвения. Но один из названных мастеров вписал свою страницу в историю мирового искусства.
Вот какие биографические сведения приводят о нем украинские справочные издания. Родился в 1915 году в местечке Полонное, что на Волыни (Западная Украина), на тот момент Российской империи, в семье Григория и Ольги Молодожениных. С одиннадцати лет помогал отцу, гончару по профессии. В пятнадцать лет уехал в Вену, работал в художественной студии Вильгельма Фрасса, изучил немецкий язык. С 1936 по 1941 год учился в Ленинградской академии художеств, где его наставником был знаменитый Матвей Манизер. Впоследствии изучал искусство в Берлинской академии искусств Kunst Academie – работал ассистентом скульптора Франца Климша. С 1943 года учился в Королевской академии изящных искусств в Гааге (Голландия). В этом же году связал свою судьбу с немкой Маргарет, в браке с которой прожил более полувека. При советской оккупации супругам удалось выехать в Амстердам, они оказались в лагере для беженцев. В 1948 переехал в Виннипег (Канада), где жил, творил, прославился и умер.
Нальчику в этой краткой биографии места не нашлось, хотя в жизни скульптора он оставил не только и яркий след, а стал переломным в судьбе. Не нашлось же места по той причине, что многое из перечисленного в этой биографии великого скульптора, мягко говоря, неправда.
Последние годы внесли в нее изменения и дополнения. Выяснилось, что во время Первой мировой войны семья Молодожениных была переселена в Сибирь; с 1916 года проживала в Красноярске, где Леонид пошел в школу. Тогда же зародился его интерес к рисованию – в 1928 году на выставке, посвященной 80-летию со дня рождения художника Василия Сурикова, уроженца Красноярска, были представлены три или четыре его рисунка.
Теперь в биографии находится место и Нальчику: «Бежав от голода, семья осела в станице Прохладная Кабардино-Балкарии, в 1929 году поселилась в Нальчике.
О том, почему существовало несколько биографий скульптора и отсутствовало упоминание о Нальчике, где и состоялось его профессиональное становление, мы скажем ниже. А пока обратимся к книге Д. Степовика «Скульптор Лео Мол. Жизнь и творчество», вышедшей в 1995 году на Украине. Данное исследование, не переведенное на русский язык, представляет наиболее полное и правдивое описание биографии скульптора, написанное автором после многочисленных встреч и бесед с ним.
Опустим детские годы, Красноярский период и сразу перейдем к Нальчику. Со слов Леонида, в Кабардино-Балкарии их семья оказалась с помощью знакомых, уже проживавших в Прохладном. Молодоженины приехали в 1929 году, но так как работу (керамическое производство) отец смог найти только в Нальчике, переехали сюда. В Нальчике, в 1930 году Леонид был зачислен в восьмой класс, но не окончил его. Сам он это объясняет так: мол, старшеклассников переводили на фабрично-заводское обучение (ему конкретно было предложено учиться на электротехника) и альтернативного выбора не существовало. Но это не совсем верно. Школы фабрично-заводского обучения (ФЗО), существовавшие с 1940 по 1963 год, были созданы на основе школ ФЗУ, созданных для подготовки квалифицированных рабочих. В одну из таких школ Леонида и записали. Естественно его, человека творческого, это абсолютно не устраивало.
Он бросает учебу и устраивается, как пишет украинский автор, «художником-декоратором во дворец культуры». Здесь как в должности, так и в месте работы сплошное лукавство. Никаких дворцов культуры на тот момент в Нальчике не имелось. Функционировали клубы при профсоюзах, но никаких декораторов им не полагалось. Вероятно, под «дворцом культуры» Леонид Молодоженин подразумевает Ленинский учебный городок (ЛУГ), в штатах которого имелся маляр, а курсанты принимали участие в театральных постановках и концертах художественной самодеятельности, следовательно, им были нужны декорации.
А вот как случилось продолжение учебы. Пришла разнарядка послать в Ленинград на рабфак (рабочий факультет) одного из вузов двух представителей титульных народов, обладающих творческими способностями. Таких на тот момент не нашлось и поехать предложили Леониду. Но приехал Молодоженин поздно – вступительные экзамены уже закончились. Вероятно и здесь в своем рассказе Д. Степовику скульптор не совсем искренен. Имевших направление с мест зачисляли без экзменов, после собеседования, которое Леонид по каким-то причинам не прошел. Скорее всего по причине недостатка знаний, ведь за его плечами была только семилетка.
Узнав о том, что в Ленинграде имеется вечерняя школа-студия, в которой преподают основы художественного творчества, Леонид записывается на отделение скульптуры, которым  руководила Анна Фалендорф, немка по происхождению. Эта встреча стала для будущего знаменитого ваятеля, возможно, главной в жизни. По рекомендации А. Фалендорф его зачисляют в «Школу юных дарований», работавшую при Академии художеств, где вместе с ним учились такие скульпторы, как Лев Кербель, Гавриил Гликман, Михаил Аникушин.
Летом 1934 года Леонид приезжает на каникулы в Нальчик, где по-прежнему проживают его родители, брат Виктор и сестра. Вот как это описывает Д. Степовик: «Он смело отправился в Архитектурное управление города и предложил свои услуги скульптора-декоратора для какой-нибудь новостройки. В Нальчике было много дач и курортов для отдыха партийно-большевистской номенклатуры. Показав свой аттестат, юноша получил заказ на декоративное оформление санатория для ЦК ВКП(б). За летний сезон он так хорошо заработал, что купил родителям домик».
О каком таком санатории рассказывает Леонид не совсем ясно – на тот момент здравниц подобного подчинения в Кабардино-Балкарии не было, Но именно тогда в 1934-1935 годах (напомним, что Леониду не исполнилось и двадцати!) он отливает знаменитые львиные головы, создает ряд скульптурных композиций, которые устанавливают на территории одного из санаториев в Долинске и в том же парке.
Мы уверены, что установленная вначале Липовой аллеи скульптура «Материнство» (другое название «Мать и дитя»), сохранившаяся и поныне несмотря на время (на которое, кстати говоря, пришлись и оккупация, и смена общественного строя), а самое главное неоднократные попытки варваров если не совсем разрушить творение, то хотя бы отколоть кусочек) создана именно Молодожениным. Правда, из белоснежно-белой ныне она, выкрашена согласно чьим-то представлениям о парковом искусстве в бронзовый цвет, но даже это не повлияло на ее художественную ценность. Столь емко и образно оказались в ней воплощены материнские любовь и забота, столь светло и проникновенно передано светлое мироощущение от прихода в жизнь нового человека, что и сегодня скульптурная композиция притягивает взгляд.
Известно, что одна из работ скульптора – «Спортсменка», сохранившаяся в памяти городских старожилов как метательница диска (в ее позе, замахе руки было столько экспрессии и энергии, что, казалось, она вот-вот запустит в небо свой метательный снаряд) долгое время украшала подступы к зданию драматического театра им. А. Шогенцукова, что и поныне располагается в парковой зоне. Чем, спросите вы, было вызвано такое несколько странное соседство? А дело в том, что здание колхозно-совхозного театра (так он назывался в конце тридцатых годов) было возведено на месте, где раньше располагался стадион.
Одним слово, Леонид работал в эти несколько месяцев столь напряженно, что надорвался и практически сразу после приезда в Ленинград вынужден был в силу крайнего истощения возвратиться обратно в Нальчик. Здесь он не только восстановил свои силы, но и сдал в школе экзамены на аттестат зрелости.

Продолжение следует

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments