Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

ГОЛОСА ИЗ НИОТКУДА

   Часть третья
    Мистические истории, основанные на документальных свидетельствах
    Фотогафии сделаны в верховьях Чегемского ущелья, примерно в тех местах, о которых идет речь.

   ...250 лет назад, а именно 3 апреля 1767 года в Святейший Правительствующий синод (высший коллегиальный орган Русской православной церкви, являвшийся частью общегосударственного управления) был отправлен Рапорт кизлярского коменданта генерал-майора Николая Потапова. Документ этот хранится в «Осетинских делах» Архива внешней политики России и опубликован в сборнике «Русско-осетинские отношения в XVIII веке» (Оржоникидзе, 1984). Современному читателю не все будет понятно в данном тексте, поэтому возьму на себя смелость передать его современным языком.



    Итак, «находящийся в Моздоке господин полковник Копытовской, присланный ко мне с рапортом от 28 февраля от посланного им в Большую Кабарду для сбора разведданных ротмистра Шейдякова, доносил, что от живущего в Кабарде армянина Хачатура и от прочих кабардинцев ему стало известно следующее. Один из жителей Чегемского ущелья (чегемцев) в трех верстах от места выпаса баранов нашел яму, а в ней двери. Войдя в них, он увидел сидящего престарелого мужа и девицу. Перед стариком лежала книга, которую он читал, а перед девицей – золотой таз, а в нем – золотое колечко, и сверх того множество золотых и серебряных вещей. Об этом он рассказал своим шестерым товарищам, и они к тем людям ходили и все золото и серебро, которое там было, забрали. А когда стали брать золотое кольцо, то девица будто сказала им, чтобы они оного не делали, ибо придет им через это гибель. Однако пастухи не послушались, забрали сокровища и отнесли в свою деревню. После чего по всей деревне в три ночи слышен был голос, вещавший, чтобы те, кто оное сокровище взял, принесли его обратно, иначе всем жителям будет беда. Чегемы сокровища в ту ямину отнесли, но оных людей уже не увидели.

   А на четвертую ночь все пастухи и члены их семей умерли, после чего и другие жители деревни умирать начали. Почему мной в Большую Кабарду был послан с Особой комиссией ротмистр Киреев с предписанием разведать, отчего у чегемских жителей необычная смерть приключилась.
    Киреев в своем рапорте сообщил, что владелец Касай Атажукин и чегемский житель Барак Бештов поведали ему, что зараза была у них в осеннее время по причине того, что чегемские пастухи пасли в горах овец, один из них нечаянно оступился и провалился под землю, где усмотрел выкладную каменную хоромину. Когда он зашел в нее, то увидел множество казны, несколько крестов золотых и серебряных и два лежащих нетленных тела: мужское в монашеском одеянии и женское, по-видимому, девичье. Пастух рассказал об этом своим товарищам, которые сходили в то место, немало казны и прочих вещей взяли, а напоследок, когда стали с руки девичьей снимать перстень, то услышали необычайный голос, запрещающий им брать сокровища. Однако они не послушались его, взяли, что им надобно было, принесли в свои дома, после чего вскорости один за другим все до последнего с женами и детьми умерли, а всего через два месяца двадцать душ преставились. Чего убоялись прочие жители, взятые вещи в ту же палату вернули, по своему закону чинили богомолие, зараза в ту же осень утихла, и ныне обстоит благополучно. Но так как это вторичное подтверждение заслуживает еще большего внимания, мною господину полковнику Копытовскому велено дьячка при Осетинской комиссии, Петра Давыдова, бывавшего в тех местах, под каким-нибудь видом послать в чегемские жилища осмотреть то место, где тела были найдены, разведать и, не касаясь ни до чего, возвратиться».



    Москва на это сообщение отреагировала весьма оперативно. Уже в мае был издан Указ Ее Императорского Величества самодержицы Всероссийской из Святейшего Правительствующего синода Коллегии иностранных дел, опубликованный в цитируемом нами сборнике за № 28. Датирован он 25 мая и подписан обер-секретарем Михайло Остолоповым и канцеляристом Алексеем Древским. В преамбуле раскрывается суть рапорта коменданта Потапова и содержащихся в нем представлений полковника Копытовского и ротмистра Шейдякова, а также просьба отправить в Кизляр «искуснейшего и совершенно сведущего в тамошних делах» игумена Григория…
    О том, что последовало дальше и рассказывает мой материал «Говорящие мумии». Мы же здесь остановимся только на одной детали – голосе, человеческом голосе, который слышало множество людей. Итак, когда чегемские пастухи «стали с руки девичьей снимать перстень, то услышали необычайный голос, запрещающий им брать сокровища». И еще: «…по всей деревне в три ночи слышен был голос, вещавший, чтобы те, кто оное сокровище взял, принесли его обратно, иначе всем жителям будет беда».
 В последующих ниже рассуждениях мы ступаем на тропу мистики и явлений, не поддающихся разумному объяснению, но иного в данном случае просто не дано.
«Необычайный» голос… Кому же он принадлежал? Находившимся в склепе «престарелому мужу и девице»? Из первого донесения это как будто и следует: «А когда стали брать золотое кольцо, то девица будто сказала им, чтобы они оного не делали, ибо придет им через это гибель». Правда, логичнее было, дабы это предупреждение прозвучало из уст мужчины, что и подтверждают последующие опросы местных жителей. А значит… Значит, голос доносился не от тел (напомним, не живых людей, а нетленных тел), а принадлежал кому-то другому.
    Кому именно тоже можно предположить – хранителю. Но не человеку, а скорее сущности или субстанции, которая призвана была охранять покой тех, кто умер несколько столетий назад и заслужил (верой ли, послушанием, святостью) бессмертие.
    И не менее важно – откуда голос доносился? Из «ямы с дверью»? Но ведь она находилась «в трех верстах от места выпаса баранов». И даже если сам выпас осуществлялся в непосредственной близости от поселения, то три версты (верста немногим больше километра) достаточно большое расстояние. Какими легкими (шучу) или громкоговорящей связью надо было обладать, чтобы сей «необычайный» глас услышали все чегемы?!
    Да никакими, если допустить, ведь голоса как такового не было. Точнее, голоса понимаемого нами как звучание, производимое колебанием связок, находящихся в горле. А был голос, звучавший в головах. Донесенный телепатически или еще каким-то иным способом.
    Утверждать подобное позволяет еще и то, что до всех, абсолютно всех жителей, среди которых не было не то что грамотных, но и просто знающих, что мир не замыкается Чегемским ущельем, предупреждение дошло, было осознано, воспринято как руководство к действию. Короче, доведено до понимания каждого, а это возможно в нашем случае не через слух, а только через разум.
    Данную мысль подтверждает тот факт, что голос был понятен каждому из местных жителей, ибо некто (нечто) говорил(о) не на языке людей, чьи тела находились в «яме с дверью», а на родном им и близком. И никакой громковещательной аппаратуры при этом не требовалось.
    Остается уточнить, кому принадлежали два нетленных тела («мужское в монашеском одеянии и женское»), а также сокровища («множество казны, несколько крестов золотых и серебряных»). Без сомнения, греческим миссионерам, ведь именно здесь, в чем убежден известный ученый В. А. Кузнецов, в районе Верхнего Чегема находилась знаменитая епископия Кавказия – подразделение Аланской епархии, о которой имеются сведения в акте Константинопольской патриархии 1364 года.

Продолжение следует

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments