Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

НАЗНАЧЕН ВЛАСТЬЮ ...ЛИДЕРОМ ПОВСТАНЦЕВ Часть 9

    Заключительная часть материала о так называемой Балкарской контрреволюционной повстанческой организацииОбвиняемый Кайсын Эльбаев: «Мне Гемуев в беседах неоднократно говорил, что наши балкарские работники неправильно делают, что делят народ на князей, кулаков и дворян, народ должен быть весь одинаковым».
    Обвиняемый Мусса Тапасханов: «Последние 2–З года мне Гемуев неоднократно говорил, что ему не нравятся действия власти и что он, Гемуев, не хочет выступать и агитировать среди народа, так как власть эта ему не нравится».
    Показания свидетеля Каракезова: «Свою к-р работу Гемуев проводил не только прикрываясь групповой борьбой, но и лозунгом самоопределения Балкарии, чем преследовал цель отвести нажим на б. князей и кулачество. ...Гемуев Ако мне говорил, что аресты, которые проходят в Балкарии, делаются по распоряжению Калмыкова, если бы нам удалось добиться отделения Балкарии от Кабарды в самостоятельную область, тогда бы не было никаких арестов и весь балкарский народ жил бы дружно...».




    Показания свидетеля Депуева: «В 1924 г. были расстреляны к-р Миссиров и Мамаев, на балкарской конференции (беспартийной) крестьян Гемуев Ако выступил, где говорил: «Без ведома окрисполкома наших людей расстреливают и ссылают». Благодаря этому выступлению конференция требовала прокурора Максидова, который давал пояснения. С этого времени началась работа Гемуева о выделении Балкарии от Кабарды, дабы не допустить арестов и расстрелов дворян».


    Показания свидетеля Каракезова: «Гемуев был большим националистом, все время защищал б. людей, дворян и кулаков, пытался выделить Балкарию от Кабарды, дабы дать жить свободно балкарскому народу, независимо от его социального происхождения. Благодаря этой гемуевской по-литике в Балкарии еще много видных князей, дворян и помещиков живут спокойно и даже имеют земли».
    А как же главное обвинение – в руководстве восстанием? Следствие вынуждено констатировать, что Гемуев категорически отрицает его. Но «говорит, однако, что беседы его с кулаками на политические темы способствовали этому восстанию и что он мог бы предотвратить это восстание, если бы своевременно заострил внимание обкома на положении в Балкарии, но этому мешала групповая борьба:
    <…>Да, я признаю, что благодаря моей беседе с кулаками и к-р элементом на политические темы произошло восстание в Балкарии в феврале [19]30 года, но прямого задания на поднятие восстания я не давал.
    <…>О подготовке восстания я не знал, но знал, что создаются недовольства на Соввласть в связи с коллективизацией. Безусловно, если бы я заострил внимание обкома, то мог бы предотвра-тить события. Не сделал лишь потому, что меня групповая борьба загнала и мне мало верили.
    <…>О том, что поздно или рано будет восстание, я знал из разговоров своих бывших красных партизанов. Я не раз слышал, что если Соввласть не изменит свою политику по раскулачиванию и коллективизации к весне [19]30 года, то будет восстание».
    «Тем не менее, – констатирует следствие, – показаниями целого ряда обвиняемых Гемуев изобличается как прямой руководитель подготовки вооруженного восстания в Балкарии в феврале [19]30 года. Показания эти касаются только одного: тем, что в его квартире были в гостях Женикаев Чулукай и Тапасханов Мусса. Приход в гости классифицируется как …заговор».
    Обвиняемый Чулукай Женикаев: «В начале января [19]30 г. я приехал к Гемуеву Ако с Тапас-хановым Myссой и остановился у него на квартире, где Гемуев сказал: «Есть война в Ингушетии, Чечне, где борются за власть меньшевиков. Вам необходимо поднять восстание в Чегемском ущелье и подготовить таковое, но нужно поднять восстание в тот момент, когда в других областях поднимется восстание».




    Обвиняемый Мусса Тапасханов: «Зимой [19]30 г. Женикаев Чулукай был на квартире Гемуева Ако, где нам Гемуев сказал, что в Ингушетии и Чечне и на Кубани есть восстание, там ведут борьбу против колхозов. Мне и Женикаеву Гемуев дал задание подготовить восстание в Чегемском ущелье и восстать в тот момент, когда восстанут соседние области, причем в первую очередь, как восстание поднимется, занять г. Нальчик и захватить все богатство…»
    И что с того, что А. Гемуев отрицает не только разговоры на политические темы, но и саму эту встречу? Следствие констатирует, что «в результате очных ставок между Гемуевым Ако, с одной стороны, Эльбаевым Кайсымом, Женикаевым Чулукай и Тапасхановым Муссой – с другой, по-следние свои показания подтвердили полностью». Точно также устраняется и следующее противоречие – о подготовке «террористических актов над работниками по коллективизации».
    Из показаний Исмаила Дажиева: «На другой день после съезда я зашел на квартиру к Гемуеву Ако и мы вместе шли до облисполкома. Когда я Гемуеву изложил все жалобы о том, что работники коллективизации меня заставляют описывать кулаков, Гемуев прямо сказал – работников надо побить (убить), так как они проводят политику коллективизации сами, из центра же нет никаких директив, в Балкарии коллективизацию нельзя проводить еще 10 лет… Это убедило меня в том, что Гемуев идет с нами и надо действовать».
На очной ставке Дажиев подтвердил свои показания, Гемуев же, подтверждая встречу с Да-жиевым, заявил, что такого поручения ему не давал.
И так далее, и так продолжается.
После такого следствия судьба Ако Гемуева была предрешена.
Строки из заключения: «Гемуев Ако Джумакуевич – 39 лет, уроженец поселка Думала Балкарского округа КБАО, женат, имеет двух жен, балкарец, быв. карауздень, с начальным образованием, имел кулацкое хозяйство вместе с братом Магометом – быв. член ВКП(б) с [19]18 года, быв. член ЦИК СССР V созыва, перед арестом занимал должность – зам. пред. Кабардино-Балкарского облисполкома, обвиняется в том, что:
а) используя служебное положение, сохраняя кадры феодалов, князей, дворян и кулаков и опираясь на них, на протяжении ряда лет вел борьбу с революционной группой Настуева-Мусукаева;
б) в процессе групповой борьбы сознательно способствовал созданию (так в тексте. – Авт.) убийства Наркомвнудела Горской республики Настуева в 1922 году и члена бюро Кабардино-Балкарского облкома ВКП(б) Мусукаева в 1930 г.;
в) в период 1926–[19]29 гг. поддерживал связь с политбандой помещиков Мамашевых, советуя этой банде не сдаваться;
г) в 1929 году содействовал организации политической банды Геляхстановых в числе 9 человек преимущественно из князей и кулаков, обещал снабжать банду оружием и оберегал ее от раз-грома, несмотря на то, что банда совершила несколько вооруженных грабежей колхозов;
д) в начале января 1930 года, в связи с форсированием коллективизации и более жестким нажимом на кулачество, Гемуев не только поддержал тенденции последнего к организации вооруженного восстания против Соввласти на территории Балкарии, но и способствовал оформлению к-р повстанческий организации, проводил с этой целью соответствующие беседы с кулацкими авто-ритетами и бандглаварями Балкарии и дал в результате прямые указания на подготовку восстания в Чегемском и Баксанском ущельях кулакам Гемуеву Магомету, Эльбаеву Кайсыму, Геграеву Ха-сан-хаджи и Дажиеву Исмаилу, а последнему, кроме того, внушил мысль о необходимости орга-низации террористических актов над совпартработниками;
е) является, таким образом, идейным и фактическим руководителем подготовки вооруженного восстания в феврале 1930 г. в Чегемском и Баксанском ущельях Балкарии;
ж) после подавления восстания, под давлением Кабардино-Балкарского обкома ВКП(б) и ор-ганов ОГПУ, проводя работу по добровольной явке бандитов-повстанцев, проявил в этой работе явно двурушническую линию, предлагая бандглаварям не являться, чем сохранял вооруженные кадры к-р, подготавливая почву для второго восстания;
з) работая по склонению бандитов-повстанцев к добровольной явке, связался с главарями банд Ацикановым Мухтар-Паша, Дажиевым Исмаилом и кулаками Кудаевым Тенгизом и Геляхстано-вым Юсуф-хаджи, которых обнадежил и окрылил на подготовку второго, более широкого вооруженного восстания в Балкарии; через Геляхстанова Юсуф-хаджи инспирировал при этом убийство члена бюро Кабардино-Балкарского обкома ВКП(б) т[ов]. Мусукаева.
То есть совершил преступления, предусмотренные ст. ст. 58 п. II с карательной санкцией 58 п. 2, 17–58 п. 8 и 17–59 п. 3 УК РСФСР.
На основании изложенного, следственное дело № 18440 по обвинению вышепоименованных лиц представить на рассмотрение Коллегии ОГПУ для внесудебного рассмотрения».
Дело, длившееся более года, завершилось постановлением Коллегии ОГПУ от 7 сентября 1931 г., приговорившей А. Д. Гемуева, а также М. Д. Гемуева, О. Я. Малкандуева, Х. З. Геграева, К. Т. Суншева, А. Х. Абукова к расстрелу. Спустя месяц приговор был приведен в исполнение.
Через десятилетия, в 1974 г., последовала реабилитация. Все эти годы имя Ако Гемуева было под запретом и нигде не упоминалось: его нет ни в «Истории Кабардино-Балкарской АССР» (1967), ни в «Очерках истории Кабардино-Балкарской организации КПСС» (1971). И только в 1987 г. в книге «За власть Советов» появился небольшой заключительный очерк, тем не менее стыдливо умолчавший о последних днях А. Д. Гемуева.
Сегодня нет запрета на упоминание его имени, но и имени этого по большому счету по-прежнему нет в истории. Нет, потому что реабилитация (в понимании – возвращение в историю) незаслуженно обвиненного человека, по существу назначенного властью вожаком повстанческого движения, к сожалению, так и не состоялась…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments