Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

И РИЗ ЗОЛОТНОЕ ШИТЬЕ…

  В работе знаменитого этнографа Всеволода Федоровича Миллера (1848–1913) «Терская область. Археологические экскурсии» (1888) читаем: Из вещественных следов древнего христианства близ аула Озорукова следует отметить развалины небольшой часовни Божьей Матери (Байрэм), на расстоянии 1 ½ версты от Баксана, на левой стороне речки Гестенты».
  У путешественника В. Я. Тепцова, автора работы «По истокам Кубани и Терека» (1892), находим более широкое описание этой же часовни и в целом христианского поселения: «Расположены выселки (хутор Атажукова и поселок Озроков – авт.) на развалинах старинных христианских поселений, первый – на левом берегу Баксана у подошвы хребта Алмалы-кая, второй – на правом берегу у подошвы хребта Лха. …На правом высоком берегу Кесанты, вблизи Озрокова, оставлено былым населением древнее кладбище. Налевом берегу развалины церкви и тоже могилы вокруг нее.. На остатках восточной стены сохранился выбитый на камне крест – фактическое указание на то, что долина Баксана в древности была обитаема христианами. В подтверждение этому предположению является и то обстоятельство, что все склепы могил расположены по направлению с запада на восток, к восходу солнца, по древнему христианскому обычаю. Лучшим же доказательством тому, что данное кладбище христианское, служат предметы, найденные в могилах. Священнослужители и в древности погребались вблизи церкви. Один из озроковцев показал нам, по-видимому, бронзовые гвоздики, шляпки которых имели изображение или креста, или круга. Предметы эти, прекрасно сохранившиеся, найдены им в склепе около развалин церкви. Гвоздики очень мелки и, по всей вероятности, служили украшением священнической ризы».




  А спустя три десятилетия после описываемых событий, в 1928 году, в годы советской власти, рядом с древней церквью было обнаружено удивительное захоронение. Было оно двухуровневое: вверху находились тела трех мужчин, а внизу – десяти женщин, среди которых несколько девочек. Мы не ошибаемся, употребляя слово тела, а не костяки, так как мумии прекрасно сохранились: когда открыли могилу, многим из присутствующих показалось, что в ней живые люди, но под воздействием свежего воздуха мумии стали разлагаться прямо на глазах. Сохранилась на умерших и одежда: риза, расшитая золотом, серебром, украшенная жемчугом, на одном (будем считать, что это был епископ); шелковое одеяние на втором (возможно, священник), кружево на третьем (вероятно, дьякон). У первого был нательный янтарный крест, а у остальных серебряные кресты. Женщины, располагавшиеся, как уже было сказано, в нижнем погребении были одеты в белые рубашки – те из них, что возрастом постарше (монахини?), – в шерстяные, а девочки (послушницы?) – в льяные; у всех кресты – медные, костяные…. На воздухе ткань стала быстро темнеть и распадаться на отдельные кусочки.
   Были в могиле и драгоценности, в частности, золотые и медные монеты. Одна из них с четырехугольным вырезом (возможно китайская) была привязана к руке девочки. А кроме того, рядом с телами лежали две священные книги (вероятно, Библия и Евангелие) – хорошо сохранившиеся листы в кожаных переплетах.
Почему люди столь разного возраста оказались в одной могиле, тем более, что среди них были священнослужители разных рангов? Вероятно, к смерти привели какие-то чрезвычайные обстоятельства, скорее всего чума, которая в те времена не оставляла шансов тем, кто ее подхватывал.
  …Дальше произошло то, что и должно было произойти: председатель сельсовета, активный поборник новой власти и ярый атеист, узнавший о находке, забрал кресты и монеты, а священные книги велел сжечь, само же захоронение закидать камнями.
  Старики, присутствующие при этом, стали говорить, что подобным деянием будет совершен великий грех, так как ранее балкарцы были христианами и Бог накажет за такое святотатство; что за тринадцать умерших, чей покой был потревожен, Бог отвернется оот всего балкарского народа.
Правда, их никто не послушал. Разорвали книги на листы и попытались разжечь костер. Но листы горели плохо. И поэтому принесли две лампы из которых слили дефицитнейший в то время керосин.
  Дело было к вечеру, уже стемнело и пару листов ветром отнесло в сторону, за камень. Их никто не заметил, кроме одной женщины, которую звали Казихан Ахматова. Одни говорят, что она была балкаркой, вышедшей замуж за карачаевца, другие, что карачаевкой, связавшей свою судьбу с былымским парнем, но это в нашем случае не столь важно. Одним словом, Казихан вернулась ночью к месту захоронения и забрала те листы и не сгоревший кусочек переплета, изготовленного из кожи теленка.
Дальше наша история приобретает несколько фольклорный характер и уводит повествование совсем в иную сторону, а посему передадим ее несколькими предложениями. Когда балкарский народ был в 1944 году выселен, Казихан забрала реликвии с собой, вложив их в стельки обуви и все тринадцать лет депортации молилась на них, прося Бога о возвращении на родину. И вернулась она в родной Былым, где и умерла. А перед этим положила священные листы в небольшие кувшинчики, закрыла их деревянными пробками, залила воском и спрятала в окрестностях Былыма – один в расщелине в горах, другой – закопала в землю, чтобы горы давали снег, воду, а земля урожай. Поведала перед смертью об этом родственникам, заключив свой рассказ следующим: пока будут храниться эти листы, будет и мир, и урожай. А если их уничтожат, то придет конец Балкарии.
Но вернемся к захоронению и попытаемся ответить на вопрос, есть ли в этом хабаре, переданном нами со слов не непосредственных участников, а их слушателей, прежде всего детей, какая-то доля правды. И для этого вновь обратимся к труду В. Я. Тепцова, автора работы «По истокам Кубани и Терека» . Вот что он пишет о кладбище, расположенном рядом с развалинами церкви: «Издали, на террасовидной площадке замечаются только три больших кургана почти на самом берегу Кесанты. Вблизи же, на самом кладбище, глаз отличает множество едва заметных зеленых возвы-шений в форме курганов. Курганы эти и суть могилы исчезнувших христиан.



  …Сверху склепы закрыты большей частью цельными плитами песчаника. Промежности между камнями и все щели залиты известью. Входная и верхняя плиты тоже залиты прочным извест-ковым цементом. На закрытый склеп насыпался небольшой курган земли для именитого. Форма могил, таким образом, напоминает гроб Господа нашего Иисуса Христа – пещеру, вход в которую закрыт каменной плитой. Такой формы могил придерживались христиане первых веков. По берегу Кесанты потом нам встречались настоящие пещерные могилы, высеченные в скалах Лха. Отваленные хищниками плиты открывали склеп со множеством костей и черепов покойников, но не в саванах, а в одеждах с украшениями. На костях мы нашли остатки шелковых тканей довольно тонкой работы. Во многих могилах находили мы стеклянные бусы, преимущественно синего цве-та. Один из озроковцев продал нам несколько украшений, томпаковых и бронзовых, вынутых им из этих могил: тут были пряжки и бляхи от поясов, какие-то кружки, птичья томпаковая голова, томпаковые пуговицы, украшение, напоминающее птицу с опущенным вниз хвостом, часть, по-видимому, выточенного каменного стержня, нечто вроде бронзовой серьги и другие вещички не-известного назначения. За украшения с ризы священника татарин просил дорого, думая, что они золотые. Золото покойникам, вероятно, было еще неизвестно: его не оказалось, по словам татар, и в склепах под большими курганами. Сожалеем, что не имели средств приобрести все украшения, добытые в могилах этих христиан».
  Как видим, покойников, в одежде из шелковых тканей тончайшей работы, украшения с риз священников здесь находили и ранее, причем неоднократно.
Что нам еще известно о былымском захоронении, столь безжалостно уничтоженном варваром, исповедующим атеизм? В курсе находок, говорят, были Кайсын Кулиев и Максим Геттуев, и впоследствии при их содействии был переведен латинский текст с одного их сохранившихся листов. Будто бы он гласил, что имярек – грешник, во избежание вечных мук на том свете, взял на себя обет переписать Евангелие и просил, чтобы каждый читающий за него молился.
  Слышали о произшедшем в Былыме в 1928 году многие, но все, повторимся, со слов. Кроме разного рода хабаров, обросших при передаче из уст в уста невероятного рода подробностями, никаких документальных свидетельств, подтверждающих данную находку, мы и не нашли. Ни в республиканской газете «Карахалк», что немудрено – подобного рода заметки были в те годы просто невозможны, ни в архивных материалах – или информации о находке не было вообще или мы не там искали.
  Кем же были захороненные в окрестностях Былыма? Вот что писал уже цитируемый нами выше В. Я. Тепцов: «Христиане, обитавшие в долине Баксана, во всяком случае не были кочевни-ками; об оседлости их достаточно свидетельствуют и развалины церквей, и сами кладбища. Они были народом культурным, что видно из остатков в могилах, занимались хлебопашеством и про-водили оросительные каналы с большим искусством. Остатки таких каналов особенно хорошо сохранились, по словам нашего собеседника-землемера, на предгорьях хребта Алмалы-кая, около хутора Атажукова. На предгорьях же Лха землемер показал нам множество площадок правильной десятинной формы – места бывших пашен, по его и нашему мнению, пашни эти орошались кана-лами, проведенными на довольно значительную высоту. Теперь же все здесь под пастбищами. Нынешние обитатели долины Баксана пока еще только пастухи, имеющие весьма смутное пред-ставление о хлебе и считающие его излишней роскошью».
  Мы же в свою очередь предположим, что в Баксанском ущелье, в районе поселения Былым (а также в Чегемском ущелье, в районе селения Эль-Тюбю; в окрестностях Нальчика, у так называемого «Лесистого кургана»; в районе селения Каменномостское, на горе Калеж) в середине XIV века располагалась христианская миссия, входящая в состав новообразованных епископий (Ахохии или Кавкасии), выделившихся из Аланской митрополии Константинопольского патриархата.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments