Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

НА ПУТИ К УРАНОВЫМ РУДНИКАМ. Часть 1-я из 4-х

   Отчет об этой экспедиции не был написан по свежим следам - не хватало информации; но сегодня она есть и пришло время вспомнить о том. что вместилось в один из июньских дней этого года. Обещаю - будет интересно.

  ...Поездка в Хазнидон состоялась достаточно быстро, так как выяснилось, что инспектор Нальчикского охотхозяйства Муаед Бозиев, постоянно проживающий в селении Жемтала и по долгу службы ответственный за ущелье, знает дорогу к шахтам, более того, сам побывал в них. Правда, далеко не заходил – ощущения не из приятных: все рушится, осыпается, в любой момент можно оказаться под завалом.
    Поведал Муаед нам следующее – в шестидесятых годах прошлого века в верховьях Хазнидона развернулось активное строительство. Благоустраивали дорогу по самому ущелью, начали строить промплощадку, от которой сделали отвод в одно из боковых ущелий с правой стороны. Именно здесь было заложено сразу шесть шахт.
Серпантин этой горной трассы в некоторых местах был настолько крут и опасен, что известно о нескольких случаях, когда машины, двигавшиеся с черепашьей скоростью, тем не менее не вписывались в очередной поворот и срывались вниз.



     Горняки работали вахтовым методом – их привозили из города Лермонтова, что в ставропольском крае, где имеюся аналогичные рудники. Туда же, в Лермонтов, отправлялись и машины с рудой. Ехали они не поодиночке, а колоннами, которые формировались на промплощадке. Случались дни, когда здесь скапливалось до пятидесяти (!) машин.
Известен и их маршрут. Весь путь по ущелью и лесу, начинающемуся за селением Ташлы-Тала, отмечен желто-голубыми знаками – где квадратами, где треугольниками, которые нанесены на скалы, деревья и даже на стенку могильника (кешене). То есть, ориентируясь на данные метки водители выезжали на знакомую им автомобильную трассу.

   Данный знак говорящий и означает: голубой (синий) сверху – устья горных выработок на земной поверхности. Цвет в нижнем сегменте: какое полезное ископаемое добывается; в нашем случае – уран, обозначаемый желтым. Вспомните про знак радиационной опасности – и все станет ясно сразу.
    Как утверждает Муаед, шахты, которые расположены достаточно далеко, а посему добираться до них пешком надо несколько часов, все прошедшие десятилетия никто не посещал. Поэтому под землей все сохранилось в таком же виде, когда их покинули люди: рельсы, вагонетки, погрузочные механизмы.
Еще наш проводник сказал, что место это пользуется у местных жителей дурной славой. И это вполне объяснимо, если вспомнить, с чем у каждого из нас ассоциируются урановые рудники. Но так ли это? На интернетовском сайте «СГАО ВИСМУТ» размещен материал «Тайна Рудных гор» с подзаголовком «Урановые мифы не имеют срока давности». Вот текст его предваряющий: «Радиация в сознании обывателя – синоним смерти. С 40-х годов, когда ученые вплотную подошли к созданию ядерного реактора, все, что связано с ураном, было засекречено. Закрытость информации порождала мифы. Один из них про то, что приговоренным к смертной казни предлагают на выбор пулю в затылок или работу в урановых рудниках. На самом деле заключенных-смертников там нет – ни за пять, ни за десять лет умереть от облучения в шахте нельзя.


    В России существует единственное разрабатываемое месторождение урана – Краснокаменский рудник в Забайкалье. В СССР уран добывали также в Узбекистане и в Таджикистане, где месторождение уже иссякло. Сегодня в России добычей и переработкой урана занимаются несколько тысяч человек. Но были и другие месторождения – особо засекреченные, где добывался уран для советского атомного оружия».
    Хазнидонское месторождение вероятно из таких, засекреченных; в Интернете никакой информации о нем нет... Впрочем, из этого факта можно сделать и другой вывод: возможно, нет по той причине, что оно функционировало недолго. Несмотря на колоссальные затраченные усилия и средства (чего стоит только одна дорога в местах, где ее в принципе не может быть) месторождение оказалось убыточным, а самое главное – безперспективным. Таким же, как рудник по добыче полиметаллов в Тызыльском ущелье. И понятное дело – было заброшено. Не законсервировано, а именно заброшено. А во что превращаются оставленные без присмотра и обслуживания объекты в горах общеизвестно – уже через пару-другую лет до них практически невозможно добраться. Вот и хазнидонские шахты еще одно доказательство этому.

Продолжение следует

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments