viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

ВСЕМИРНО ИЗВЕСТНЫЙ МАТЕМАТИК ЗЕНОН БОРЕВИЧ ПОСТИГАЛ АЗЫ «ЦАРИЦЫ НАУК» В НАЛЬЧИКЕ

  Зенон Иванович Боревич (1922–1995) – всемирно известный математик. Написанная им совместно с И. Р. Шафаревичем монография «Теория чисел» считается своего рода энциклопедией высшей арифметики – раздела математики, изучающего целые числа и сходные объекты; она переведена на целый ряд языков: немецкий, французский, английский, японский, румынский.
  В биографии З. И. Боревича интересен тот факт, что он одно время проживал в Нальчике, куда его семья переехала из села Суслы Новоград-Волынского района Житомирской области (Украина). Здесь, в Нальчике, в 1939 году Зенон окончил школу, отсюда поехал поступать – и поступил – на математико-механический факультет Ленинградского университета.
Пережив первую блокадную зиму, был вместе с университетом эвакуирован в Саратов. Эти факты отражены в его официальной биографии, которую у нас есть возможность дополнить. Дело в том, что в Ленинграде, как и до этого в Нальчике, рядом с Боревичем находилась еще одна нальчанка: вначале его одноклассница, а потом и сокурсница Ольга Абрамовна Пучкова. Она и сегодня в добром здравии, проживает в микрорайне «Искож», в свои 95 лет на память не жалуется.

   Вот что вспоминает Ольга Абрамовна о своем знаменитом однокласснике. Училась она в школе № 1, что располагалась на углу улиц Ногмова и Шогенцукова и сгорела сравнительно недавно (ныне на этом месте ряд павильонов и небольшой рынок). Сохранилось несколько фотографий, на которых Оля вместе с одноклассниками. Надпись на первой из них (№ 1) гласит: «16 человек (на самом деле на фотогафии 17 детей) из III группы «С», перешедшие в IV группу». И дата: 29 мая 1932 года. Группа в данном случае синонимична понятию класс.

  Надпись на другой фотографии (№ 2) такова: «Ученики IV группы «С» школы № 1 им. Карашаева. 1933». Кстати, учительницей в этом классе была Вера Ильинична Шуйская (1875-1965) – одна из дочерей Ильи Емельяновича Шуйского (см. «Газета Юга от 20 октября с.г.).
  Если приглядеться, все дети (за исключением одной девочки) обриты – своеобразная защита от вшей. Но по этой причине, кстати, трудно понять, кто именно на снимке и есть ли на нем вообще Боревич. Хотя именно в это время семья Боревичей переехала в Нальчик, а Зенона зачислили в группу «С», в которой он и проучился до окончания школы. Ольга Абрамовна вспоминает, что отличником он не был, но и равных в математике не имел. Их учитель Григорий Михайлович Лукьянов гордился своим учеником, предрекал ему большое будущее в науке. И не ошибся.
  Правда, сам Зенон хотел стать астрономом. Часами глядел на звезды в старенький телескоп, что имелся в школе. Безошибочно читал карту звездного неба, мечтал полететь к звездам..
  А еще он любил горы, исходил все окрестности Нальчика, забирался и дальше, в ближайшие ущелья, но где именно бывал – теперь не узнать. Кстати, любовь к горам, путешествиям он пронес через всю жизнь. И не случайно в некрологе, который подписали его коллеги и друзья, известные в математических кругах люди (Н.А. Вавилов, С.В. Востоков, С.М. Ермаков, Г.А. Леонов, А.С. Меркурьев, А.И. Скопин, Р.А. Шмидт, А.В. Яковлев) среди прочего отмечается и эта его увлеченность: «Зенон Иванович всегда сохранял удивительное жизнелюбие и оптимизм. Его общительность и неизменно доброе отношение снискали ему всеобщую любовь коллег и знакомых. У него было много друзей во всех концах света. Зенон Иванович мог заворожить собеседника не только научными и околонаучными разговорами. С интересом слушали его рассказы о зарубежных поездках, о горных путешествиях (он побывал во всех горных районах нашей страны и выполнил нормативы мастера спорта по горному туризму). Зенон Иванович всегда был душой общества; в качестве председателя дружеских встреч замену ему найти невозможно...».



    В 1939 году Зенон Боревич и Ольга Пучкова едут в Лениград, успешно сдают экзамены и становятся студентами первого курса математико-механический факультета Ленинградского университета. Оба они пережили первую блокадную зиму и в феврале 1942 года были эвакуированы. Вот как об этом написано в книге «МАТМЕХ ЛГУ–СпбГУ: от истоков до дней недавних»: «Эвакуация была сложной и для части членов университетского коллектива достаточно мучительной операцией. Во-первых, 22 февраля эвакуируемые первой очереди прибыли с семьями и грузами на вокзал, но только 24-го оказалась возможной посадка в вагоны, и только 26-го университетский эшелон тронулся в путь. Первым промежуточным пунктом была станция на берегу Ладожского озера, где производилась посадка в машины. Затем путешествие по льду озера, в жестокий мороз и пургу, новая пересадка, поезд на станции Лаврово и, наконец, прибытие 11 марта в Саратов».

  Зенон Боревич попал в саратовский эшелон А вот Ольга Пучкова в другой – взявший курс на Кавказ, в район Кисловодска. Судьба находившихся в нем ленинградцев оказалась не столь удачной: «Немцы вскоре пришли туда, многие работники университета и их семьи погибли, некоторые каким-то чудом уцелели, и как выяснилось уже после войны, оказались в Западной Европе, даже в Африке».
  А что же Ольга? На станции Жердевка она вышла на перрон, но когда поезд неожиданно тронулся, взобраться на подножку вагона не смогла – от постоянного голода мышцы практически не работали. Отстала от поезда, попала в больницу и до Нальчика добралась только в мае. Впрочем, это уже другая история.
  А вот как складывалась дальгнейшая судьба Зенона Боревича. В Саратове продолжить учебу ему не пришлось – был мобилизован на строительство железной дороги. В сентябре 1944 года вместе с другими сотрудниками и студентами университета он возвращается в Ленинград, восстанавливается на третьем курсе. В 1947 году оканчивает университет с отличием. Далее аспирантура при Математическом институте АН СССР, защита в марте 1951 года кандидатской диссертации «К теории локальных полей», преподавательская деятельность на кафедре высшей алгебры Ленинградского университета. В феврале 1967 года защищена докторская диссертация. А потом – 30 лет работы заведующим кафедрой высшей алгебры и теории чисел, в том числе 10 лет деканом математико-механического факультета ЛГУ.
  Зенон Боревич внес крупный вклад в развитие алгебры и теории чисел. Его работы (а их – научных и учебных – более 120), его книги – «Определители и матрицы» и уже отмеченная выше «Теория чисел» – стали настольными для алгебраистов всего мира.

?

Log in

No account? Create an account