Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

КУПЕЧЕСКИЕ СЕМЬИ

Родовые корни предпринимательства в Кабардино-Балкарии

 Как успеваю и сам не знаю. Тем не менее сегодня практически завершил работу над книгой под таким названием. Выйдет она в ноябре этого года в рамках проекта «История российского предпринимательства». Книге (она содержит множество ранее неизвестных, в основном лореволюционных, фотографий) предшествует автрское предисловие. вот оно.

ДУШИ – ЧУВСТВИТЕЛЬНЫЕ,
ТАЛАНТЫ – МНОГОСТОРОННИЕ,
СЕРДЦА – ОТКРЫТЫЕ…

 До октябрьской революции 1917 года (или октябрьского переворота, как сейчас принято говорить) улица Кабардинская была главной в слободе Нальчик; ее центром – культурным и торговым. Именно здесь бурлила жизнь, как общественная, так и повседневная; располагались практически все торговые заведения.
Потомственный почетный гражданин города Белёва Тульской области Василий Анатольевич Карягин, волею судьбы оказавшийся в Нальчике в начале 1900-х и влюбившийся в дочь купца Николая Вязмитина Александру, преподнес ей стихотворное посвящение «Описание Нальчика».
Есть в нем такие строки:
Потом глазам неотразимо
Большие вывески гласят:
Зипалов, Сухов и Ифраимов
И им подобных целый ряд…
«Им подобных ряд» – лавки Баранова, Вязмитина, Калмыкова, гостиницы Шуйского и Кривчика…
Кем же были эти люди, почему новая власть, реквизировав их собственность, подвергнув всевозможным репрессиям, вплоть до уничтожения, попыталась вытравить саму память о

первых предпринимателях Нальчика?




      Да потому, что не являлись они в своем подавляющем большинстве кровопийцами и угнетателями, как окрестила их советская власть. А были выходцами из гущи народа, его лучшей части – представителями тех масс, которые отличала не только высочайшая работоспособность, но и предприимчивость, смекалка, желание не плыть по течению, а направлять это течение в нужное русло.

Вот почему богатство, нажитое ежедневным трудом, ничуть не изменило отношение большинства из этих людей к труду, не подвигло к бездельничанью.
Крупный землевладелец Василий Емельянович Калмыков даже в пожилые годы трудился в хозяйстве от рассвета до заката. Его руки не чурались самой черновой работы – на земле ли, со скотом ли – справлялся так, что любо-дорого было посмотреть. Почему так? Денег ему что ли не хватало? Хотел загрести побольше? Да вовсе нет! Просто не мог по другому. Работал сам и приучил к постоянному труду всех детей. Заняты были в коневодстве (разводили племенных лошадей) и овцеводстве, на мельнице и маслобойке, кирпичном и черепичном заводах, торговали зерном, перегоняли лошадей в Турцию и Иран. И отнюдь не все складывалось благополучно – по семейным преданиям один из сыновей в подростковом возрасте погиб (был застрелен) в горах при перегоне скота. Другой, спасая брата, утонул. Третий, будучи в Иране, подхватил инфекцию и с болезнью не справился. Там и похоронен по православному обряду. Умерла в девичестве и одна из дочерей.
Но ведь не опустил руки Василий Емельянович. Продолжал трудиться, в том числе и на общественном поприще. В. Е. Калмыков, как землевладелец Нальчикского округа, был допу¬щен к выборам в Государственную думу (1906), являлся почётным блюстителем Тамбовского хуторского общества во Владикавказе, членом совета Терского общества сель¬ского хозяйства и сельхозпромышленности (1911-1912). Занимался благотворительностью.
Как и Василий Семенович Зипалов, в память о котором Министерство народного просвещения утвердило «Положение о стипендии Потомственного Почетного гражданина При Пятигорском трехклассном городском училище», формировавшейся за счет процентов с завещанного им капитала.
Как и его родственник Петр Григорьевич Зипалов и другой нальчанин Михаил Ильич Шуйский, жертвовавшие солидные суммы на школьное образование.
Как и почетный член Нальчикского благотворительного общества пятигорский мещанин Терской области, торгующий в слободе Нальчик Иван Баранов, который, как говорится в архивных документах «в продолжение многих лет оказывает большую материальную помощь Нальчикской женской Михайловской бесплатной школе, производя на свой счет ремонт  зданий школы, и оказывает всевозможное содействие к поддержанию названного училища»зданий школы, и оказывает всевозможное содействие к поддержанию названного училища».




А ведь это только малая часть благотворительных деяний купца Ивана Баранова. Помимо этого он, «приняв на себя личное распоряжение по постройке в поселке Ново-Ивановском (Цугулиевке) деревянной церкви с таковою же колокольнею на каменном фундаменте и пожертвовав для этой благой цели собственный материал и деньги, а также на свои средства купив иконостас, колокола и всю церковную утварь, в 1888 г. окончил постройку церкви в помянутом поселке и на нужды эти он израсходовал из собственных средств около семи тысяч рублей.
Он же Баранов в пос. Ново-Ивановском на свои средства приобрел в безвозмездное пользование церковного причта 50 десятин земли и выстроил деревянный дом и таковое же здание для школы и ежегодно взносит сумму 600 руб., необходимую на содержание в том поселке священника и псаломщика».
Эти люди были жертвователями. И вовсе не потому, что так было принято. А совсем по другой причине. Той, что емко и образно сформулировал классик армянской литературы Александр Ширванзаде говоря о российском нефтяном магнате и филантропе Александре Манташеве: «Не количество огромных сумм, а сердце – вот то, что играло единственную и величайшую роль в благотворительности Манташева. Он жертвовал не из пустого тщеславия или заднего умысла, он жертвовал потому, что так диктовала его чувствительная душа».
Души этих людей были чувствительными, таланты – многосторонними, сердца – открытыми.
Захарий, родной брат Ивана Баранова, отец знаменитого фольклориста Е. З. Баранова, «довольно хорошо рисовал карандашом, резал по дереву, слесарничал». За спасение на пожаре женщины с ребенком, после которого у него остались на всю жизнь шрамы от ожогов, Захарий Баранов был удостоен серебряной медали. Но, как пишет сын, «медали он никогда не носил, был скромный человек и к подобным «отличиям» и «почестям» относился с благодушной насмешливостью».
Самобытными личностями были и другие предприниматели, о которых рассказывается в этой книге. Так Петр Григорьевич Зипалов запомнился как человек просвещенный, много читающий, любящий музыку. Рояль в его доме был не частью обстановки, а свидетельствовал о духовно-нравственном развитии хозяев. Как вспоминали слобожане, музыка звучала из открытых зипаловских окон постоянно. И есть какая-то внутренняя связь, что именно здесь разместилась уже в советское время республиканская филармония.
Особняк Зипаловых стал для слободы Нальчик не только очередной торговой точкой – на первом этаже размещался магазин «Мануфактура», а по большому счету – культурно-просветительским центром: второй этаж был отдан под киноконцертный зал «Синема». Здесь крутили не только первые немые фильмы, но и ставили благотворительные спектакли.
Поэтому объяснимо, почему новая власть попыталась вытравить из памяти нальчан даже саму память о неординарных предпринимателях, коими являлись Барановы, Зипаловы, Шуйские и другие. Не удалось – память людская хранит имена тех, кто творил не только себя и свой мир, но и добро для других.
Ныне в городе почти не осталось домов первых предпринимателей, а те, что есть, обезличены, не несут никаких сведений о своих владельцах. Это еще не поздно сделать, это нужно обязательно сделать. И даже не ради тех, о ком мы ведем речь. А ради нас самих, ради того, чтобы наша история была полной и объективной, а ее страницы не пестрели белыми пятнами.
Многие десятилетия имена тех, о ком будет рассказано, их родных и близких находились под негласным запретом. Поэтому таким непростым делом оказалось восстановление дат, деяний и судеб героев повествования.
Но работа с архивными документами, многочисленные встречи, телефонные беседы с оставшимися в живых родственниками позволили, пусть и не полностью, частично, штрихами восстановить биографии предпринимателей, историю купеческих семей Нальчика.
В этом особую благодарность автор выражает старейшему архивисту Кабардино-Балкарии Евгении Тютюниной, без консультаций которой данная работа вряд ли бы состоялась. А также нальчанам Ольге Пучковой, Марии Шуйской; жителям иных городов – Нине Дородниценой, Анне Тарасовой, Ольге Васильевой, Артему Демьяненко.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments