Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

МЕНГИР – МЕСТО ПРОВЕДЕНИЯ ОБРЯДА ПРОВОДОВ УМЕРШИХ?

  Как известно, слово это образовано от бретонского men – камень и hir — длинный. Обозначает оно древний обелиск в виде грубо обработанного природного камня. Форма менгиров варьируется от прямоугольной до овальной. В частности, в Кабардино-Балкарии преобладают овальные менгиры высотой до трех метров, суживающиеся к верху и стоящие одиночно. На большинстве нет никаких рисунков, но у малого числа верхушки обработаны и представляют из себя грубо вытесанные лица, ассоциирующиеся с обликом древних воинов.
Ученые относят менгиры и к эпохе неолита, но в большей степени медного (период развития человечества с 4 по 3 тысячелетие до н.э.) и бронзового (с 3500 по 1200 года до н.э.) веков.
    Самый главный вопрос, который возникает когда видишь эти первые в человеческой истории рукотворные объекты, – каково их предназначение. Предположений много, но вот какое из них достоверно? Ведь среди них:
– ритуальное (культовое) сооружение;
– межевой столб, определяющий границы владений;
– фаллический символ;
– мемориальный знак;
– солярно-астрономически знак;
– элемент неизвестной нам идеологической системы;
– место жертвоприношений.


     Есть и другие версии, кои скорее можно отнести к фантастическим, чем объективным, помня, что нам до сих пор ничего неизвестно о людях, их возводивших, начиная от общественной организации и кончая их религиозными верованиями.
Отталкиваясь от того, что менгиры распространены по всему миру, что они могут относится (и относятся) к разным древним культурам, поговорим о тех, которые нам доступны, а посему известны лучше.
 

До недавнего времени на территории Ккабардино-Балкарии их были десятки. Сегодня – единицы. Остальные уничтожены: разрушены, разбиты, расстреляны (одиночный менгир – отличная мишень!), сброшены в пропасти. Некотрые вывезены за пределы республики (в частности, в Дагестан). Еще несколько украшают загордные владения современных нуворишей.
    Из тех же единиц, что сохранились – ни одного в первоначальном виде. У практически всех отбиты верхушки, на их поверхности варварски нанесены многочисленные надписи. Большинство менгиров повалены, сброшены с того места, где были установлены. Материал, из которого изготовлены каменные истуканы, достаочно хрупкий, а сами они за себя постоять не могут. Памятники, простоявшие тысячелетия, не устояли перед представителями современной цивилизации.
Вот такая печальная констатация. Но поговорим о другом: предназначении обелисков. И для этого рассмотрим те, что еще стоят в Северном Приэльбрусье – месте самой большой концентрации менгиров. К сожалению, в недавние времена никто не догадался составить карту их местоположения, а сегодня это сделать практически невозможно. Поэтому ту версию, что в установке менгиров существовала какая-то закономерность, а возможно и система, мы рассматривать не будем.
Остановимся на названных выше и для этого возьмем за основу два менгира, стоящих по-прежнему на своих местах в урочище Бабугей. Один из них в самом начале достаточно ровной местности, расходящейся влево, вправо и назад от него на десятки и сотни метров. Другой находится на невысоком гребне, где-то в километре. Первый – мощный, высотой более трех метров (считая и вкопанную часть) от него; более метра в диаметре. Второй практически в два раза меньше – как по высоте, так и по ширине.
Первый и однозначный вывод – менгиры не обозначают захоронения, то есть, не являются надмогильными памятниками. Об этом свидетельствует само расположение истуканов – места их установки не отвечают требованиям согласно которым предавали земле усопших. И действительно, известные нам раскопки, которые вели в Северном Приэльбрусье черные копатели, ни под одним из менгиров не выявили захоронений как таковых.


    Второй вывод. Само представление, что рассматриваемые нами менгиры являются межевыми столбами, определяющими границы территории, выглядит алогичным и надуманным. Спрашивается: от куда и до куда? Ни в первом, ни во втором случае владения как таковые не определяются, ибо неизвестно от чего отталкиваться в этом самом межевании. И если стоящий в низине менгир еще можно с натяжкой рассматривать как знак, определяющий чью-то собственность или принадлежность (хотя место его никак не свидетельствует об этом; логичнее было бы установить его тогда в самом начале той же поляны), то выставленный на гребне эту самую территорию никак не может определять. По простой причине: ее (территории) здесь как таковой нет. Горный гребень он и есть гребень. Значит перед нами не мемориальный знак.
    Фаллический символ? В данном случае он осутствует; визуально никак не подчеркнут ни у нижнего, ни у верхнего менгиров.
Солярно-астрономически знак? Но каменные истуканы находятся на расстоянии друг от друга; связать их как единый астрономический комплекс никак не получится даже при самом борльшом желании..
Место жертвоприношений? Но если с менгиром, расположенным в низине, это еще в какой-то мере допустимо, то с тем, что на гребне никак – тащить жертву на гору, когда ее можно отправить в мир иной без всяких усилий внизу, значит сомневаться в психическом здоровье живщих здесь людей. А что-то мне подсказывает, что разумных в их среде было куда больше, чем отмороженных. Понятно, что последнее ни в коей мере не довод в данном случае, но простите мне такую вольность: ну никак не отвечает узкий отвесный косогор мест с коего отправляли в мир иной.
Есть еще мнение, что менгиры есть элемент неизвестной нам идеологической системы. Ну здесь я и не знаю, что возразить. Какая идеология может быть в двух каменных истуканах не связанных между с собой никакими внешними признаками – вопрос, право, интересный.
Остается только одно предназначение – ритуальное (культовое) сооружение. И оно в полной мере имеет право на жизнь.

Окончание последует

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments